Осознание народом своего бытия является, возможно, самой большой силой, что движет жизнь
Владимир Вернадский, философ, естествовед, один из основателей Украинской Академии наук

Предупреждение покушением

Геополитическая конфигурация на Ближнем Востоке стремительно изменяется
8 декабря, 2020 - 19:27

Есть все основания полагать, что покушение на иранского ученого, координатора ядерной программы Мохсена Фахризаде есть продолжение той же политики, что и покушение на генерала Сулеймани в январе текущего года.

При этом есть системное отличие. Тогда в Вашингтоне сразу заявили, что покушение на генерала их рук дело, на этот раз никаких официальных комментариев не последовало. Понятно, что в Тегеране сразу обвинили во всем Израиль, Саудовскую Аравию и мировое высокомерие. Так в иранской столице указывают на США, но прямо по имени не называют. 

Здесь необходимо отметить, что покушение на Мохсена Фахризаде было исполнено филигранно. Было не только продумано слежение за всеми маршрутами ученого, но также тщательно разработаны детали засады и пути отхода. Настолько, что неизвестны баллистические траектории пуль и снарядов, которыми были поражены автомобили. Ученый был смертельно ранен, а никто из его охраны не погиб. Поисковые мероприятия результатов не дали. Даже не известно откуда приехали нападавшие и куда они скрылись.

Сложность операции заключалась в том, что необходимо было проникновение в близкое окружение ученого, чтобы досконально знать время, места, где он может быть и дороги, по которым будет ехать. Несложно предположить, что все это менялось довольно часто из соображений безопасности, и требовалась очень высокая мобильность покушавшихся, чтобы провести успешную операцию.

Простая логика подсказывает, что подобное под силу только очень сильным в организационном и техническом отношении разведкам, которых по всему миру можно пересчитать на пальцах одной руки.

Естественно, что в иранской столице сразу указали на Израиль и США. Для порядка приписав к ним Саудовскую Аравию. Это ритуальное действие, но об участии Израиля пишет и американская пресса. В частности, такие газеты, как The New York Times, The Washington Post, The Wall Street Journal. Их трудно заподозрить в симпатиях к Ирану, как раз наоборот.

Если говорить о том, что таким покушением пытались остановить процесс разработки иранского ядерного оружия, то на данный момент это просто недостижимо. Нисколько не уменьшая роль личности, следует сказать, что и без Мохсена Фахризаде программа будет осуществляться и тогда there is no need to muddy the waters — нет необходимости мутить воду. Цели были совершенно иными.

Первая. Ближайшая и тактическая. Наглядно показать иранскому руководству и всему миру, что его спецслужбы невысокого уровня и не могут обеспечить безопасность никому. Все находятся под прицелом, и для сохранения собственной жизни и здоровья не следует делать резких движений. Ни в стране, ни в окружающем пространстве. Так было с генералом Сулеймани, но тот намек или предупреждение не были восприняты всерьез. Пришлось снова объяснить более доходчиво.

Вторая. Спровоцировать Иран на открытие военных действий. Например, против Израиля или Саудовской Аравии тем самым получить предлог и возможность для нанесения авиационных и ракетных ударов по иранским ядерным объектам. Иерусалим обязательно воспользовался бы таким предлогом, а теперь у него появилась возможность использовать аэродромы подскока на территории одной из монархий Персидского залива.

Не случайно в американской прессе писали о совещании у Трампа по вопросу нанесения такого удара по Ирану. Косвенно это свидетельствует о том, что в Вашингтоне знали о подготовке покушения и готовились к разным вариантам ответа. В том числе и военному.

Третья. Внести раскол в иранскую элиту, так как в ней назревают сильные конфликты между сторонниками жесткого курса по мере разрастания экономических проблем и теми, кто ожидает изменения политики США при новой администрации.

Четвертая. Продемонстрировать слабость Ирана и уязвимость его международных позиций. Завершение войны в Карабахе нанесло удар по позициям Ирана на Южном Кавказе. В силу объективных обстоятельств поддержка Армении теперь стала более сложной и затратной. С другой стороны сужаются возможности для каких-либо игр вокруг карабахского конфликта. Азербайджан, Турция и в какой-то мере Россия серьезно потеснили Иран в регионе. Это ложится в общий ряд все возрастающих проблем Тегерана. Постоянные удары израильской авиации по иранским объектам в Сирии и невозможность адекватно ответить на них также свидетельствуют об общем ослаблении позиций Ирана на международной арене.

Уже сейчас можно говорить о том, что вторая цель, если она и формулировалась, не достигнута. В Тегеране любят громкие слова, воинственную риторику, но ни в коем случае не готовы бросаться воевать с двумя или тремя гораздо более сильными противниками. Ведь понятно, что в ходе военных действий пострадает не только инфраструктура ядерной программы, но также нефтяная, газовая и нефтехимическая промышленность. Страна и так испытывает острейший дефицит очень многого, в том числе и продовольствия, чтобы ввязываться в открытые военные авантюры.

Вот почему такие информационные агентства как Fars, близкое к Корпусу стражей исламской революции (КСИР), Aftab News, ISNA и др. писали, что нужно не воевать, а искать асимметричные ответы. Обратим внимание на весьма показательную в этом смысле позицию агентства Fars. Как заявил на похоронах ученого командующий особым соединением «Святыни» КСИР Исмаил Каани, убитый был офицером корпуса и его подчиненным.

Не случайно, что покушения и убийства иранских деятелей не в последнюю очередь направлены именно против КСИР, как наиболее агрессивной и сильной структуры. Она фактически стала государством в государстве и обладает всей полнотой власти как в экономике, финансах, так и военных действиях за рубежами страны.

Ослабление Ирана в международных отношениях не ограничивается только Южным Кавказом, также ставит на определенный период крест на усилиях по проникновению в Центральную Азию, в частности, в Таджикистан. Здесь Тегерану придется смириться со все возрастающим движением Турции с опорой на Азербайджан на восточный берег Каспийского моря. Реанимация идеи армии Турана означает, что Анкара намерена вытеснять из региона не только Россию, но и Иран. Причем последнего в первую очередь, как более слабого оппонента.

В результате Тегеран оказывается не только без союзников и даже партнеров, но вообще во враждебном окружении. Те же, кто относится к нему относительно лояльно, как Пакистан, мало чем могут помочь. В силу своей внутренней слабости и необходимости противостоять более сильному противнику в лице Индии.

Не менее сильный удар по иранской политике нанесли арабские страны, нормализующие свои отношения с Израилем. И если в Вашингтоне еще подумают, как и в каком виде оказывать помощь в случае конфликта с Ираном монархий Персидского залива, то Израиль всегда готов.

Не в последнюю очередь, и по этой причине Турция начинает пересматривать свои отношения с Израилем, которые находится практически на нулевом уровне. Как сообщает американский портал Al-Monitor глава Национальной разведывательной организации Турции (MIT) Хакан Фидан приступил к секретным переговорам с израильскими чиновниками. Также Анкара начала сближение с Саудовской Аравией. Об этом свидетельствует недавняя встреча министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу с его саудовским коллегой Фейсалом бин Фарханом в Нигере.

Похоже, что покушением на Мохсена Фахризаде Тегеран предупредили и в последний раз. Опасные игры в ядерные проекты могут очень печально закончиться.

Юрий РАЙХЕЛЬ
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ