Поднесем свой народ культурно, давайте учит его. Не только учитель может обучать, но может его учить и воспитывать и чиновник, солдат, промышленник или другой.
Августин Волошин, украинский политический, культурный и религиозный деятель Закарпатья

(Не)живой Днепр

Возобновить скованную дамбами и загрязненную реку — задача для нового Министерства энергетики и защиты окружающей среды
9 сентября, 2019 - 18:48
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Днепр цветет, мелеет, мутнеет, теряет ресурсы, новые здания вырастают на его берегах. Ситуация, похоже, выходит из-под контроля. О том, что следует немедленно спасать реку, недавно заявили в Ассоциации рыболовов Украины. Это и не удивительно, ведь рыбаки чуть ли не ежедневно следят за состоянием Днепра и первыми замечают все изменения.

Последнее заявление Ассоциации рыболовов быстро разошлось в СМИ и соцсетях. Глава ассоциации Александр ЧИСТЯКОВ заявил, что река мелеет из-за слабого течения, а площадь акватории Киевского водохранилища уменьшилась почти на 100 квадратных километров!

«Перекрыв большую реку дамбами, ее лишили собственного течения, она не в состоянии смыть все, что попадает в воду вместе с бытовыми и промышленными стоками, — отмечал Александр Чистяков. — А на берегах Днепра стоят мегаполисы, металлургические и химические гиганты. Вода в каскаде Днепровских водохранилищ напоминает коктейль из всей таблицы Менделеева. Берега хаотически застраиваются, уничтожая природные нерестилища, пойменные луга, проливы, острова. Днепр не имеет возможности самостоятельно очищать свои воды. Земельные снаряды разрывают на части реку, изменяя ландшафт дна и конфигурацию береговой линии, изменяя русло Днепра».

В Ассоциации рыболовов добавляют, что малые реки уже не спасают Днепр, потому что большинство из них тоже мелеет и исчезает. По подсчетам экспертов, за годы независимости в Украине исчезло свыше 10 тысяч малых водоемов. А те реки, которые более-менее прозябают, несут в Днепр загрязненные бытовыми и промышленными отходами воды. Это все оседает илом на дне Днепра. В настоящее время мели составляют 30% днепровского бассейна, а критическим показателем считается цифра 15%.

ДНЕПР / ФОТО АЛЕКСАНДРА ЗУБКО

БЕЗРЕЗУЛЬТАТНЫЕ ПРОГРАММЫ

В таких случаях спасательным кругом должны стать государственные программы по восстановлению Днепра. Такие проекты разрабатывались неоднократно. Один из них готовился еще в 1997 году, правительство утвердило «Национальную программу экологического оздоровления бассейна Днепра и улучшения качества питьевой воды». Программа разрабатывалась под руководством чрезвычайной комиссии по проблемам экологического состояния реки Днепр и качества питьевой воды и тогда еще Министерства  охраны  окружающей  природной  среды. По замыслу, поверхностные и подземные воды должны быть защищены от загрязнения,  а система управления охраной и использованием водных ресурсов — усовершенствована.

 Особенная роль при этом в документе отводится внедрению бассейнового принципа управления водопользованием, охраной вод и воссозданием водных ресурсов. Бассейновый принцип управления водными ресурсами предусматривает, что финансовый механизм гарантирует непосредственная связь между платой за водопользование и финансированием приоритетных водоохранных мероприятий в пределах бассейна. Только в этом году в Украине началась активная работа в этом направлении, образованы бассейновые советы, которые проводят регулярные рабочие встречи.

О бассейновом управлении водными ресурсами также шла речь в утвержденной в 2010 году «Общегосударственной целевой программе развития водного хозяйства и экологического оздоровления бассейна реки Днепр на период до 2021 года». Предусматривались два этапа изменений. Первый касался практических моментов, например, была задача для правительства — возобновить благоприятный гидрологический режим малых рек, ликвидировать следствия вредного действия вод, возобновить функционирование мелиоративных систем, осуществить реконструкцию и модернизацию их инженерной инфраструктуры, улучшить экологическое состояние орошаемых земель и тому подобное.

Второй этап предусматривал внедрение бассейнового принципа управления водными ресурсами, реализацию водо- и энергосберегающих технологий для лучшего функционирования водохозяйственно-мелиоративного комплекса, а также усовершенствования стандартов и нормативов относительно использования водных ресурсов и лимитов забора воды и сброса загрязняющих веществ в водные объекты. Кроме этого, должна была заработать автоматизированная информационно-измерительная система наблюдений и прогнозирования вредного действия воды.

«ЧТОБЫ СПАСТИ ДНЕПР, НУЖНО СПУСКАТЬ ВОДОХРАНИЛИЩА»

Если бы хотя бы часть этих задач была сделана вовремя и качественно, возможно, Днепр сегодня не нуждался бы в спасении. Как ни досадно признавать, река все больше становится похожей на технический, а не природный водоем.

«Чтобы решить эту проблему, нужно думать не с точки зрения настоящего, а с точки зрения завтра, — считает эколог, глава Украинской природоохранной группы Алексей ВАСИЛЮК. — Просто сейчас мы ничего не сделаем. Но наступит завтра, когда придется спустить водохранилища. Днепр мелеет насколько, что просто не будет идти вода и переливаться в водохранилище. Спустить можно все, кроме Киевского, где есть радиоактивный ил. Но если спустить, это не значит застроить, нужно дать возможность возродиться там природной среде, ведь по этим местам проходят миграционные пути рыб. Кстати, в начале 2000-х годов было много разговоров о необходимости спускания водохранилищ и возобновления Днепра. К этому нужно опять возвращаться».

 «Ведь что бы ни говорили, главные причины нынешнего состояния Днепра — это водохранилища. Это было известно еще в 1950-х годах. Даже было немало диссидентов, которые оказались в лагерях, потому что писали в газетах о том, какие негативные последствия будет иметь появление водохранилищ для природы и для людей. Валерий Марченко писал произведение о цензорах, что нельзя публиковать ни одного слова о проблемах водохранилищ и рубках в Карпатах. Это был 1957 год, — замечает Алексей Василюк. — Последнее водохранилище появилось в 1976 году. Вода в них стоячая, склонная к цветению, то есть массового развития одноклеточных водорослей. Ситуация ухудшается из-за того, что Днепр  загрязненный. Киев, Днепр, Каменское, Черкассы, Херсон, Каховка — стоят на Днепре. Понятно, что здесь работают порты. Это все влияет на реку. Даже вопрос не в химическом загрязнении, а в том, что теряется природная прозрачность воды, а мутная вода быстрее прогревается, чем прозрачная. Это улучшает условия для развития водорослей. Все другое — это дополнительные обстоятельства, например, глобальные изменения климата. Если бы не было водохранилищ и загрязнения, то такой проблемы бы не было. Например, река Северский Донец или Десна — не зарегулированы. Да, летом Десна мелеет, но она не цветет. Да, воды меньше, дождей мало, жара влияет. Но это не провоцирует другие проблемы. Река живая, а Днепр уже не живой».

Эколог считает, что возобновление Днепра и решение проблемы водохранилищ — это задача для нового Министерства защиты окружающей среды и энергетики. У ведомства есть для этого все полномочия и компетенции. А вот есть ли желание?

Инна ЛИХОВИД, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ