Тот, кто принимает зло без сопротивления, становится его соучастником
Мартин Лютер Кинг, американский проповедник и лидер движения за гражданские права, лауреат Нобелевской премии мира

Тление системы

В чем причина пожара в одесском колледже и застрахованы ли от загораний другие учебные заведения?
11 декабря, 2019 - 19:04
ФОТО АЛЕКСАНДРА ГИМАНОВА

Страшный пожар в корпусе Одесского колледжа экономики, права и гостинично-ресторанного бизнеса забрал жизни по меньшей мере 12 человек. Среди них и студенты. О судьбе некоторых лиц, которые были в помещении накануне пожара четвертого декабря, — до сих пор неизвестно.

Этот фатальный случай лишь дополнил цепь страшных трагедий с массовыми жертвами. Только в Одессе в течение последних лет горели: детский лагерь «Виктория», областная клиническая психиатрическая больница и гостиница «Токио Старр». В каждом из них — масштабные нарушения правил техники безопасности и государственных строительных норм. Из-за этого объекты стали ловушками для своих посетителей и помешали им спастись. Так почему все здания, которые нас окружают, вдруг стали такими опасными?

ПРАВИЛА БЕЗОПАСНОСТИ

Поскольку этот колледж — государственное учебное заведение, он находится в ведении Министерства образования и науки Украины. Правда, его представители утверждают, вопрос безопасности к их компетенции не относится: «Заведения высшего образования являются автономными, — объясняет генеральный директор директората высшего образования и образования взрослых МОН Олег ШАРОВ. — В пределах автономии у них очень широкие полномочия, соответственно очень широкая сфера ответственности. Поэтому за массу вещей, в частности за безопасные и безвредные условия учебы, отвечает руководитель заведения. Что касается финансового обеспечения, то последние два года колледж получал финансирование от Одесской областной администрации, к тому же в этом колледже больше контрактников, чем бюджетников, поэтому он имел собственные средства, которые должны были использоваться для потребностей безопасности».

В то же время в новых «Правилах пожарной безопасности для учебных заведений и учреждений системы образования», которые утвердили в 2016 году, четко отмечено, что обеспечение пожарной безопасности возлагается на их владельцев, если это частное заведение, Министерство образования, в случае государственных заведений, и руководителей учреждения.

Также правила определяют конкретные требования к оснащению заведений образования, которые помогут минимизировать последствия возможного пожара. В частности, в каждом учебном заведении должны быть огнетушители, ящики с песком, бочки с водой, пожарные ведра и другой инструмент, обеспечена система оповещения о пожаре, эвакуационные выходы не должны быть загромождены или закрыты. В отделке помещений должны использоваться огнеупорные материалы. Если в здании больше двух этажей и на одном этаже находится одновременно более 25 человек — на видных местах необходимо разместить информацию о путях эвакуации.

ФОТО АЛЕКСАНДРА ГИМАНОВА

Территория учебных заведений должна содержаться в чистоте. Подъезды и подходы к зданию должны быть свободными, сохраняться расстояние между сооружениями. Также на владельца или руководителя здания возлагается контроль за исправностью пожарных гидрантов.

Чтобы все участники учебного процесса понимали алгоритм действий в случае пожара — необходимо регулярно проводить учебные тревоги.

Практически все эти правила в одесском колледже так или иначе — нарушили.

БЕЗ КОНТРОЛЯ

Общественный активист Артем БУЛГАРУ учился в этом колледже 15 лет назад. Четыре года он провел в сгоревшем в настоящее время здании. Артем утверждает, что проблемы с безопасностью в заведении действительно были давно и решать их не спешили: «Из колледжа очень сложно было эвакуироваться. Там узкие коридоры, старое здание. Пожар начался на третьем этаже, а все учебные помещения как раз находятся выше. Во время ремонтов использовали много легковоспламеняющихся материалов, таких как вагонка, линолеум. Они быстро тлеют и выделяют углекислый газ в опасных для здоровья людей количествах».

Конечно, когда строился этот корпус, современные Государственные строительные нормы — еще не действовали. Но это не оправдание. Нормы касаются не только строительства, но и эксплуатации. Соответственно, старое сооружение надо было приспособить к использованию таким образом, чтобы учеба в нем была безопасной для студентов, объясняет эксперт по государственному управлению и градостроению Национальной академии управления при Президенте Украины Виктор ГЛЕБА: «Конечно, там узкие коридоры, это старое здание, но есть специальные нормы, как должно размещаться и эксплуатироваться такое здание. Не нужно было загромождать лестницу, нужно сделать пожарные лестницы. Уже во время пожара, когда появился дым, никто не услышал пожарной сигнализации. Дым почувствовали, увидели, но централизованного оповещения не было».

По словам Виктора Глебы, пожарная инспекция дважды обнаруживала нарушения в заведении. В 2005 году профильная комиссия описала проблемы безопасности помещения и оштрафовала директора. В 2014-м году директор вынужден был уволиться, потому что очередная проверка обнаружила, что заведение не выполнило ни одного пункта предыдущего предписания пожарной инспекции. А уже через шесть лет здание полностью выгорело, забрав жизни студентов и преподавателей.

Отдельная тема — подъезды к зданию. И проблема не только в автомобилях, припаркованных с нарушением правил дорожного движения.

«Пожарные подразделения не могли доехать до места гашения, — объясняет Виктор Глеба. — В том числе и из-за незаконной пристройки к зданию, где находился архив Одесского городского бюро технической инвентаризации. Если авто люди оттащили, то пристройку оттащить нельзя было. Я уже не говорю о том, что архивное подразделение БТИ — это бумаги, первая категория пожарной безопасности. Кто позволил держать БТИ в учебном заведении?»

Ко всему, пожарные гидранты вокруг, которые должно было контролировать само заведение, оказались неисправными.

«Две машины приехали пустыми. Предварительно воду не набирают, потому что она портится и хватает ее в той устаревшей машине всего на полторы минуты. Пожарники рассчитывают на гидранты. Где гидранты? Кто проверил их наличие? Исправность вентелей и кранов?» — спрашивает Виктор Глеба.

Также студенты и их родители неофициально жаловались на отсутствие отопления в корпусе, из-за чего помещения вынуждены были прогревать электрическими нагревателями. Но в Министерстве образования заверяют, что на время пожара проблемы не было: «Я общался по этому поводу с директором колледжа и директор меня заверила, что недели за две до трагедии отопление было включено, — рассказывает Олег Шаров. — В Одессе его всегда включают позже, чем на севере Украины. В центре Одессы есть свои технологические вопросы. Если отопление было, то необходимости в других нагревательных приборах нет».

ПОЖАР КАК СЛЕДСТВИЕ

По инициативе премьер-министра Алексея Гончарука от работы отстранили главу Одесского областного управления ГСЧС и главу департамента образования и науки Одесской облгосадминистрации. Именно они, по мнению премьера, должны были проследить за безопасностью в колледже. Директору колледжа и ее подчиненной, которая заметила загорание, но не сообщила о нем вовремя, уже объявили подозрение. В то же время этот трагический случай выявил значительно более глубокую проблему: государственный контроль в сфере безопасности жизни граждан в настоящее время практически отсутствует.

До 2014-го года за соблюдением правил противопожарной безопасности следили профильные инспекторы, которые с разной периодичностью проверяли все предприятия и учреждения. Эта структура была далекой от идеала, ее работчиков регулярно подозревали в коррупции, а проверки превратились в способ давления. Вместо того, чтобы реформировать институт инспекторов, Кабмин пошел более легким путем. В 2014-ом году под предлогом уменьшения давления на бизнес пожарным инспекторам запретили делать любые проверки. А уже через 5 лет пожары с массовой гибелью людей, которые раньше случались раз на несколько лет, начали возникать едва ли не ежемесячно.

«Правительство повернулось лицом к бизнесу. Помните такие лозунги экс-премьера Владимира Гройсмана? — интересуется Виктор Глеба. — Так вот, я заявляю и могу это доказать, что причиной загорания был отказ государства от своих прямых функций надзора и контроля за требованиями безопасности. Именно Гройсман, будучи еще министром регионального развития, вместе с тогдашним премьером Арсением Яценюком издали первый документ, который назывался «Запрет проверки объектов». Есть еще один документ, которым мы обязаны Виктору Януковичу. Он касался ликвидации функций пожарной инспекции в 2011-м. По нему пожарный инспектор не может выходить на строительство. Все эти реформаторы вместе полностью уничтожили систему пожарного надзора в Украине».

Вторую проблему Виктор Глеба видит в несовершенной реформе децентрализации. Функцию контроля передали на места, но уже очевидно, что там с этим не справляются: «Контроль на местном уровне. А есть конкретно фамилия или должность того, кто осуществлял этот контроль в Одессе? Нет этого человека. Государство просто сняло с себя ответственность. В настоящее время Государственная архитектурно-строительная инспекция (ГАСИ) имеет все функции надзора и контроля. И где в этой ситуации ГАСИ Одессы? Их не слышно. Так вот вторая причина смертей детей — это децентрализация. Государство отказалось от своих функций контроля безопасности и передало их кому-то. А кому, мэру? Сейчас найдут или учительницу, или инженера, или кого-то из ЖКХ, и на них повесят причины пожара. Не директора БТИ за незаконную пристройку. Не департамент транспортной инфраструктуры, городской или областной за беспорядок на дорогах и с парковками. Не ГСЧС виноваты, которые не способны провести проверку, засвидетельствовать и написать в ГАБИ, что увидели грубое нарушение. Коррупция, безответственность и некомпетентность — вот причины гибели людей».

Все эти проблемы решить непросто, и в настоящее время на них и не обращают внимания. В каждом конкретном пожаре продолжают лишь искать крайних, вместо того чтобы оценить тенденцию. В настоящее время Президент Владимир Зеленский поручил провести проверку всех учебных заведений: начиная с дошкольных и заканчивая университетами. Без сомнения, нарушения найдут, но дальше проверочных актов — дело вряд ли пойдет. Из-за несоблюдения правил противопожарной безопасности до сих пор не закрыли ни одного учреждения и не снесли ни одного здания. Проблема безопасности — системная, она требует комплексного подхода и изменения политики государства в этой сфере. Бороться с ней разовыми рейдами — нет смысла. Пока же каждый из родителей, кто отправляет ребенка в государственное учебное заведение, не может быть уверен, что его безопасность кто-то гарантирует.

Елена БЕРЕЖНЮК
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ