Нас послали только предсказывать воскресение мертвых и будить сонных. Это наше дело.
Пантелеймон Кулиш, украинский писатель и общественный деятель

Без государства нет нации-2

Украинский амбассадор Вячеслав Липинский
20 декабря, 2018 - 14:34
НА ДОЛЖНОСТИ ПОСЛА УКРАИНСКОЙ ДЕРЖАВЫ В ВЕНЕ ВЯЧЕСЛАВ ЛИПИНСКИЙ СДЕЛАЛ ВСЕ, ЧТО БЫЛО В ЕГО СИЛАХ. И ДАЖЕ БОЛЬШЕ

Окончание. Начало читайте «День» № 228-229

Австро-Венгрия всячески оттягивала ратификацию, пытаясь добиться от Украины ряда уступок в свою пользу. Как известно, во время мирных переговоров в Бресте-Литовском между Австро-Венгрией и УНР было заключено тайное соглашение, по которому первая обязывалась провести разделение Галичины на украинскую и польскую части. Украинская часть должна была быть объединена с Буковиной в единый украинский коронный край. Воспользовавшись тем, что информация о тайном договоре была разглашена в украинских дипломатических кругах, Австро-Венгрия под давлением польских антиукраинских сил аннулировала соглашение, которое должна была подписать до 20 июля 1918 г.

Оказавшись в центре острого политического конфликта вокруг одностороннего аннулирования Австро-Венгрией тайного договора о разделении Галичины, В. Липинский проявил себя прекрасным дипломатом и настоящим политиком, ему пришлось противостоять опытному и жесткому партнеру, каким был граф Йоган Форгач, известный своим авторством ультиматума Австро-Внегрии к Сербии, с которого началась мировая война. В письмах к министру иностранных дел Украинской Державы Дорошенко В. Липинский указывал на необходимость применения ряда мер, которые могли бы сделать невозможным аннулирование договора австрийской стороной и ускорили бы ратификацию Австро-Венгрией Берестейского договора. На мой взгляд, следовало использовать фактор дефицита продуктов питания и поставить в прямую зависимость выполнение Украиной экономических обязательств от проблемы тайного договора относительно Галичины. «Не забывайте еще, — отмечал Липинский в письме к Дорошенко 14 июля 1918 г., — что аннулирование галицкого договора подорвет ужасно национальную репутацию п. Гетмана и нынешнего правительства, а кроме того, придаст новых сил целому галицкому и нашему москвофильству (будут говорить, что Россия «защищала» Галичину)».

В. Липинский последовательно и принципиально выступал относительно ключевых вопросов внешней политики Украинской Державы. Одним из таких сложных вопросов была проблема Холмщины. Хотя по Берестейскому договору ее территория вместе с частью Подляшья отошли к Украине, Австро-Венгрия, войсками которой были оккупированы эти земли, открыто позволяла полякам их полонизировать и уничтожать украинскую национальную жизнь. Если накануне аннулирования Австро-Венгрией тайного соглашения о создании украинского коронного края он считал, что в случае необходимости уступок Вене лучше «уступить кое в чем в деле Холмщины, чем отступить от разделения Галичины», то уже во время конфликта В. Липинский подчерковал необходимость «решительных протестов», вплоть до отозвания из Вены украинского посольства. Последнее, по его мнению, должно было бы нанести Австро-Венгрии более значительный вред, чем Украине, поскольку она имела серьезную заинтересованность в экономических отношениях с Украиной. Вопрос решался на наивысшем государственном уровне гетманом, Ф. Лизогубом и Д. Дорошенко во время их поездок в Берлин. В. Липинский провел по делу Холмщины серию встреч с министром иностранных дел Австро-Венгрии графом С. Бурианом, а также с графом И. Форгачем, который прибыл в Вену. Их следствием было позитивное решение проблемы на дипломатическом уровне. Однако дальнейшее развитие событий — распад Австро-Венгерской империи, революция в Германии, а в дальнейшем и антигетманское восстание в Украине — позволили Польше оккупировать Холмщину и Подляшье.

Приняв предложение Дорошенко возглавить украинское посольство в Вене, В. Липинский был вынужден отойти от партийной деятельности. Следует отметить, что в то время оба относились к разным политическим лагерям. Д. Дорошенко был членом Украинской партии социалистов-федералистов, В. Липинский — Украинской демократически-хлеборобской партии. И В. Липинский, и Д. Дорошенко в 1918 г. принимали деятельное участие в этих политических организациях, однако работа в гетманских правительственных институциях фактически поставила их в оппозицию к своим партиям, которые считали Украинскую Державу творением реакционных и пророссийских кругов. Д. Дорошенко был вынужден выйти из УПСФ, которая запретила своим членам входить в кабинет Ф. Лизогуба. УДХП, к которой принадлежал В. Липинский и был одним из ее организаторов, на первом этапе поддержала гетмана П. Скоропадского, однако через какое-то время вошла в блок антиправительственных партий — Украинского национально— государственного союза. И Дорошенко, и Липинский приложили немало усилий, чтобы привлечь свои партии к участию в державотворечском процессе. Однако преодолеть узкий партийный корпоративизм своих коллег по партии им не удалось.

Дипломатическая деятельность В. Липинского в 1918 г. получила одобрение среди умеренных кругов как в Украинской Державе, так и в Галичине, где следили за его попытками добиться реализации тайного дополнения к Берестейскому мирному договору. В это время новый импульс получил интерес к научному творчеству ученого. Как писала львовская газета «Діло», очень популярной стала книга В. Липинского «Z dziejow Ukrainy». «Не знати, чи автор був певний, що його книжка відограє колись таку велику ролю в житті української держави, — писал неизвестный автор в «Письме из Украины».  — Наклеп польскої преси на українство — а спеціально на українську державу — заєдне вислізування, відсуджування українського народу від всякої культури, тверждення, що в українському суспільстві жиє лиш дух руїни і анархії — обурили багато тутешніх одиниць, які були римо-католиками і стояли осторінь українського життя». Журнал отмечал, что эти люди начали возвращаться к украинству, хорошо научились украинскому языку прямо от народа, среди которого жилы. «Поміччю в повороті до народу стала книжка п. Липинського, — отмечал автор «Письма из Украины», опубликованного в «Ділі». — Трудно її дістати, а за відступлення платять грубі гроші. І зустрінете нині ще недавного «нібито» поляка, як він із завзяттям студіює цю книжку, а наслідок — він віднаходить себе, він стає українцем. І приходиться мені, коли на те гляджу, — сказати щире «спасибі» автору, бо ролю, яку сповнює сучасно його книжка, згодом щойно належно українське громадянство оцінить».

Вячеслав Липинский был обеспокоен тем явлением, что украинская демократическая интеллигенция «бойкотирует свое собственное государство». Осенью 1918 г., когда все более выразительной становилась антигосударственная угроза действий Украинского национального союза во главе с В. Винниченко, В. Липинский из Вены стремился донести мысль об опасности для независимости Украины, которая возникала с приближением конца войны. В письме от 3 октября 1918 г. к Е. Чикаленко В. Липинский предлагал немедленно созвать «сейм (по крайней мере его суррогат в форме представительства партий и организаций) и создать деловой коалиционный кабинет с большинством украинским, но и с представителями россиян, поляков (разумеется местных)». По его мнению, «сие спасет Гетмана, как персонификацию Украинской Державы, сие превратит Национальный Союз из репрезентации партийной (с которой никто не будет считаться) в репрезентацию национальную и, привлекая к государственной работе россиян и поляков, сие отнимет от Антанты часть сил, на которых могла бы строиться противоукраинская политика». Как истинный европеец и государственный деятель, В. Липинский стремился подтолкнуть украинскую демократию к компромиссу с гетманской властью, которой в то же время предлагал легитимизоваться через союз с национальной интеллигенцией.

В ноябре 1918 г. В. Липинский обратился лично к гетману, подчеркивая срочность реагирования на события (этим, собственно, и объяснялось нарушение им служебной дисциплины), также обращает внимание председателя государства, что в Австро-Венгрии, где он представляет Украину, определились два течения в процессе перестройки габсбургской монархии. «Одно — это создание на месте бывшей Австро-Венгерской монархии целого ряда национальных государств, второе -развитие старой Австрии на других федеральных началах». По мнению В. Липинского, украинское отношение к этим вопросам должно было зависеть от того, как «продиктуют нам интересы тех государств, которые нас признают и с которыми мы будем в союзе». Он отметил, что ждет ответа от венгерского, чешского и южно-словянского послов в Вене на свой вопрос, готовы ли их страны признать украинский суверенитет. Его также волновал вопрос Галичины. «Если она теперь будет приобщена к Польше, — отмечал далее В. Липинский, — то этот исконный украинский край будет утрачен для нас навсегда». Он настаивал на том, чтобы Украина получила шанс присоединить к себе Галичину, «использовав старые обещания, сделанные Антантой в этом направлении России и использовав помощь Чехов, которые сильно экономически заинтересованы в том, чтобы иметь общую границу с Украиной».

Как видим, В. Липинский как искусный дипломат просчитал вариант, когда за провозглашением возможной будущей федерации Украинской Державы с небольшевистской Россией украинский дипломатический корпус смог бы добиваться присоединения Галичины к Большой Украине, оказывая давление на Антанту. Липинский одновременно подтверждал свою верность украинскому гетману. «...Я пошел служить Вам, Ясновельможный Пан Гетмане, глубоко веря, что Вы тот Гетман, который исправит ошибки своих предшественников и выведет Украину на путь собственной государственной жизни, — отмечал он в своем письме к П. Скоропадскому. — Веру эту я не утратил до сих пор и потому отдаю себя в распоряжение Ваше, поскольку Вам, Ясновельможный Пан Гетман, моя помощь и моя служба нужны».

После восстания Директории, которое Липинский считал трагической ошибкой в украинской истории, он продолжал оставаться дипломатическим представителем УНР в Австрии. Принцип поддержки законной украинской  власти, которая хотя и не отвечала его политическим взглядам, был присущ В. Липинскому и в 1919 г., когда он продолжал оставаться послом УНР в Австрии. Однако непоследовательные политические шаги Директории, политические репрессии против державницки настроенных деятелей заставляют его отказаться от должности.

Несмотря на то, что В. Липинский не имел профессионального дипломатического образования, а только теоретически был подготовлен к работе в правительственных институциях, он получил дипломатическое навыки и правовую выучку в процессе построения самостоятельного государства. К сожалению, из-за политической борьбы в среде украинской элиты в 1919 г. ему не удалось реализовать свой профессиональный потенциал, а его идеи в этот период не получили поддержки и не были должным образом оценены современниками.

Татьяна ОСТАШКО
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments