Мир, прогресс, права человека - эти три цели неразрывно связаны. Невозможно достичь какой-то из них, пренебрегая другими.
Андрей Сахаров, физик, правозащитник, диссидент, общественный и политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира

Эволюция во времена революции

Деятельность Николая Василенко на должности министра образования Украинского государства
10 мая, 2018 - 16:45

«Войны выигрывают не генералы, а школьные учителя и приходские священники», — говорил Отто фон Бисмарк. Это высказывание в который раз подчеркивает важность образования для защиты самобытности всего государства. Понимало это и правительство Гетманата, поскольку оставленное империей наследие содержало мало поводов для оптимизма. Действительно, тогдашней властью делалось все, чтобы «заглушить» развитие украинского образования. Например, использовались такие специфические способы, как система доносов на «увлекающихся» учителей (чтобы потом отправить их в северные российские губернии) и даже дополнительная плата за «обрусение» Украины. Как следствие, во времена Временного правительства, когда оно должно было дать согласие на проведение украинизации, ему оказывали сопротивление уже на местном уровне. С приходом Центральной Рады произошли определенные улучшения, например, открывались украинские гимназии, началась закупка книг на украинском, но прошло очень мало времени, чтобы это сопротивление ослабилось. Даже университет св. Владимира так и не удалось украинизировать.

Такими были предпосылки работы для историка Николая Василенко — министра образования Украинского государства. В истории эта личность является достаточно контроверсионной. С одной стороны, он был «ненадежным» с точки зрения государства; за ним постоянно следили жандармы, дав даже особенное прозвище «Турусовский» (что было в документах вплоть до революции). С другой — обвинения его в недостаточном патриотизме; нерешительности относительно проведения украинизации. Поэтому, кем в действительности был Николай Василенко и почему человек, которому принадлежит инициатива создания Украинской академии наук, предан забвению, попробуем понять, проанализировав его деятельность на должности министра образования.

МЕЧТЫ УКРАИНЦЕВ ВОПЛОЩАЮТСЯ ТОЛЬКО В НЕЗАВИСИМОМ ГОСУДАРСТВЕ

Жизнь Николая Василенко — замечательная иллюстрация того, что украинцы могут по-настоящему реализовать себя, сохраняя собственную идентичность, только в независимом государстве. Историк, автор многих публикаций долгое время не мог не то что преподавать в университете, но и даже получить должность заведующего городской библиотекой. А все потому, что принимал участие в «неправильных кружках», одобрительно оценивал труды «сепаратиста» Грушевского и тому подобное. Однако недопущение Николая Василенко к преподаванию вовсе не уменьшало его авторитета как историка в научных кругах.

Поэтому неудивительно, что после революции, при Временном правительстве, он стал попечителем Киевского учебного округа, потом — заместителем министра образования С.Ольденбурга. Несмотря на то, что идеи Николая Василенко были частично поддержаны, реализовать их удалось только в Украинском Государстве. Здесь он получил возможность осуществлять собственную политику относительно сферы украинского образования. И «камнем преткновения» для разных групп общества в ней была политика украинизации.

АКАДЕМИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЕНКО — ВЫДАЮЩИЙСЯ ПРАВОВЕД, ИСТОРИК. В ПРАВИТЕЛЬСТВЕ ГЕТМАНАТА ОН ОТВЕЧАЛ ЗА «СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНЫЙ» КРУГ ВОПРОСОВ, ГОВОРЯ СОВРЕМЕННЫМ ЯЗЫКОМ

С самого начала Николай Василенко был зажат, как говорят, между молотом и наковальней. С одной стороны, мощное сопротивление на местах, с другой — требование части украинской элиты о быстрой, беспрекословной украинизации. Поэтому ученый выбрал срединный путь, выступал за постепенное введение украинского языка в школу, приводя и практические причины (нехватку учебников, малое количество преподавателей), и нежелание «возмущать широкое гражданство насильственной украинизацией». Как вспоминает Д. Дорошенко, такой подход вызывал недовольство украинцев, которые хотели сразу усилить свои позиции в сфере школьного образования. Были обвинения, что украинизация тогда вообще никогда не состоится, потому что всегда кто-то будет против, и такая политика может, наоборот, посодействовать врагам Украины.

В этих словах — доля правды. Однако такие выводы могут показаться не совсем убедительными, если воспринимать украинизацию не только как введение украинского языка во всех школах и университетах, а шире. Потому что путь, который избрал Николай Василенко для утверждения украинского языка и культуры, лежит за пределами этой узкой трактовки украинизации.

НОВЫЙ ПОДХОД К СТАРЫМ ЗАДАЧАМ

Уже через неделю пребывания на должности министр передал Гетману записку относительно законопроекта об Украинской академии наук. Ведь именно ему, как вспоминает В. Вернадский, принадлежала инициатива ее основания. Была создана Комиссия, в ходе работы которой принято решение об основании в Академии трех отделов — историко-филологического, физико-математического и социальных наук. В первый состав вошли такие ученые, как А. Крымский, Д. Багалий, С. Смаль-Стоцкий, П. Тутковский и другие, а возглавил это учреждение В. Вернадский. Интересно, что штатные академики приравнивались по оплате к заместителю министра. Да и, в целом, финансовая поддержка Академии была небывалой на то время. Кроме обычного содержания, ежегодно планировали выделять 1,5 млн крб на научные исследования.

Прибавим, что Академия — это не только одно учреждение. В ее составе было 45 структур — Астрономическая обсерватория, Химическая лаборатория, Национальный зоологический музей, Ботанический сад, Биологическая станция на Азовском море и другие. Среди них и Национальная библиотека — еще одна мечта Николая Василенко (на нее было сразу выделено 500 тыс. крб, и уже менее чем за год в фондах насчитывалось около 300 тысяч томов). Она была бесплатной и давала возможность каждому желающему получить необходимые знания. Особенный акцент был сделан на собрании литературы, которая посвящена борьбе украинского народа за самоопределение. Здесь должна была бы образоваться самая главная «Украиника в мире».

Но кроме чрезвычайно весомого научного вклада, эта институция играла еще одну, не менее важную роль, — утвердить украинское национальное движение, повысить его авторитет, поскольку, как отмечает Николай Василенко, «еще и до сих пор есть много людей, которые скептически и с улыбкой относятся к украинскому движению и возрождению, не считают возможным развитие украинского языка и науки». Украинская академия наук должна была стать доказательством весомости украинского научного потенциала.

Николай Василенко повышал статус украинского языка не только путем создания Украинской академии наук. Поскольку впоследствии министерство стало опекаться и художественными делами, то повышению престижа украинского языка и культуры способствовало выделение средств на общество «Национальный театр», «Молодой театр» Л. Курбаса, Музыкально-драматическую школу им. Н. Лысенко. При поддержке правительства был создан Государственный драматический театр, а на базе Национального образцового театра начал действовать Государственный народный театр под руководством П. Саксаганского. Кроме этого, были сформированы Первый украинский национальный хор в Киеве, Государственная капелла бандуристов Г. Хоткевича (об этом позаботился сам Гетман), Государственный симфонический оркестр им. Н. Лысенко. 600   тыс. крб было передано на мероприятия относительно охраны памятников культуры.

Если говорить конкретнее о сфере образования, то в ней был осуществлен ряд мероприятий. В русскоязычных гимназиях были введены украиноведческие предметы, а для украиноязычных заведений было выделено 2 млн крб на подготовку учебников, которых так недоставало населению.

Но, по-видимому, не самой ли главной задачей Николая Василенко была работа с преподавателями, многие из которых до сих пор мыслили категориями, навязанными империей. Поэтому, например, почти 29 млн крб было выделено в октябре-ноябре на повышение заработной платы преподавателям. Свыше 2 млн крб пошли на организацию курсов для лекторов, учителей средних и начальных школ. Благодаря еще 3 млн действовали специальные летние школы для учителей для усвоения украинской культуры. Работал он и с западноукраинскими землями. В Бересте, например, были открыты курсы украиноведения для учителей Холмщины, Подляшья, Западной Волыни. Не забыло министерство и об учениках — было создано 350 стипендий для малоимущих украинцев. Отдельно 30 стипендий назначались молодым ученым, которые хотели усовершенствовать свои знания за рубежом.

В целом, нескольким учебным заведениям был предоставлен статус государственных и гарантировалась поддержка, равно как и части открытых гимназий. Но, наверное, самым показательным в аспекте украинизации было открытие украинских университетов в Киеве, Каменце-Подольском. Это имело не только образовательное, но и, как и в случае с Академией наук, мировоззренческое для украинского народа значение.

Эмоции тогдашних украинцев можно понять из воспоминаний Никиты Шаповала, известного деятеля партии социалистов-революционеров, который присутствовал на открытии университета в Киеве: «Я видел, что некоторые украинцы были тронуты личным выступлением Гетмана. Подумайте, в черносотенном Киеве, в котором мы, украинцы, являемся меньшинством, не в сказке, а в действительности, открывается украинский университет. Настоящие господа вкруг: генералы, министры, дипломаты, профессора. Все серьезно открывают университет там, где еще два года тому назад нельзя было говорить об украинской народной школе. Даже больше: выступает уважаемый человек и говорит: «Я, Гетман, всей Украины...» Настоящий, живой Гетман, в белом жупане, подпоясанный поясом Хмельницкого или Мазепы, с вот такой шапкой в руках, как на картинах или в музее. Это же идет Украина, сказка, будто плывут перед глазами персонифицированные страницы «Кобзаря», будто над всем этим в тучах витает Шевченко и благословляет Украину».

СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ПОДХОД УКРАИНСКОГО МИНИСТРА

Такие слова из уст оппонента Гетмана подтверждают весомый вклад Николая Василенко в сферу украинского образования. Он не насаждал обучение на украинском языке, а как опытный педагог выбрал другой метод — показал, что именно значит украинский язык. Он повысил его статус, оставив гражданам право выбирать, на каком языке разговаривать.

Устами Николая Василенко это звучит так: «Я враг насилия в отрасли культуры. Я убежден в том, что украинский народ имеет в себе достаточно много духовных сил, что силы эти расцветут вскоре пышным цветом. Государство должно прийти на помощь этому не запрещениями, не раздражением национальностей, а созданием  как можно большего количества тех учреждений, которые способствуют росту и укреплению украинской национальной культуры».

На этом Николай Василенко и сосредоточился в своей деятельности. Однако, к сожалению, далеко не все оценили стратегический подход украинского министра. Поэтому на протяжении длительного времени его ожидало двойное забвение. В советское время о нем молчали из-за связи с Гетманатом, а украинские революционные деятели тоже не хотели вспоминать центрискость и эволюционный характер его взглядов.

Однако примечательно, как пишет Д. Дорошенко, когда к власти пришло руководство Директории, «которое априорно враждебно относилось ко всему, что было создано во времена Гетмана, и принялось сразу все  разрушать, то в Министерстве образования даже оно не нашло ничего, что подлежало бы, по его мнению, необходимости уничтожения или перемены». Эволюционный метод Николая Василенко оказался достаточно эффективным.

Мария ЧАДЮК
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments