Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Гетьманат и его роль в истории-2

Украинское государство Павла Скоропадского в отечественном государствообразующем процессе
15 февраля, 2018 - 16:13

Окончание. Начало читайте «День», № 23-24

Связывать завершение Русской революции с разгоном Учредительного собрания приходится в связи с тем, что оно считалось всеми политическими силами (большевиками — с дулей в кармане) конечной целью революции. Как тогда рассматривать октябрьский переворот большевиков? Здесь стоит использовать один-единственный критерий: суверенность. Николай ІІ был суверенным монархом. Свержением самодержавия народ взял государственную власть в свои руки и на свободных выборах по демократической процедуре избрал депутатов Учредительного собрания. Вспомним, когда состоялись следующие выборы: на Съезд народных депутатов СССР — в марте 1989 года, в Верховные советы союзных республик и местных советов — в марте 1990 года. Никто не сможет отрицать, что выборы в советские органы власти вплоть до 1989 года были управляемыми, а суверенной властью владели компартийные вожди. Следовательно, октябрьский переворот следует рассматривать как контрреволюционный акт. Большевики были революционерами в феврале 1917 года, но стали контрреволюционерами, когда свергали Временное правительство и разгоняли Учредительное собрание.

Определяя хронологические рамки революции в Украине, мы не сможем воспользоваться таким критерием, как разгон Всенародного Учредительного собрания, созыв которого в Первом Универсале провозглашался целью революционных действий народа. Обращаясь к народу 11 марта 1918 года, Центральная Рада заверила, что Украинское учредительное собрание будет сзываться, как и предусматривалось ранее, 12 мая. «Во все это немцы не мешаются, — утверждалось в обращении, — и никакого изменения в этом не должны делать. Они приходят, как наши приятели и помощники, на короткое время, чтобы помочь нам в трудную минуту нашей жизни».

Не суждено... Учредительное собрание созвано не было, и нужно искать другой критерий для определения рамок Украинской революции. Критерием может быть Четвертый Универсал, который провозгласил независимость УНР. Еще до провозглашения независимости советская Россия начала вторжение в Украину, остановленное только приглашением австро-немецких войск «на короткое время», как надеялись лидеры Центральной Рады. Однако украинцам пришлось долгое время бороться за независимость созданных ими народных республик. Эту борьбу в нашей диаспоре назвали освободительными соревнованиями, и нет причины отказываться от этого названия. Концом освободительных соревнований для УНР следует считать 1920 год, когда вся ее территория была оккупирована более чем миллионной армией советской России. Концом освободительных соревнований для ЗУНР следует считать 1923 год, когда Совет послов Антанты отказался считать оккупированную Польшей Галичину международной территорией.

За сотни лет совместного существования в Украине и России сложились почти тождественные социально-экономические условия. Эта схожесть повлияла на структуризацию политических сил. Однако украинский вопрос оказался барьером, который не позволил слияния на территории Украины политических партий с одинаковыми социальными программами: партии конституционных демократов (кадетов) и украинской партии социалистов-федералистов (эсэфов), партии социалистов-революционеров и партии украинских эсеров, партии социал-демократов (меньшевиков) и партии украинских социал-демократов. Общероссийские партии в Украине существенно преобладали по численности национальные партии, что ослабляло освободительное движение. Партизировалось, как правило, русскоязычное городское население.

ГЕТМАН СКОРОПАДСКИЙ, КАК И ПИЛСУДСКИЙ, МАННЕРГЕЙМ, ВРАНГЕЛЬ, ВЫСТУПИЛ ПРОТИВ БОЛЬШЕВИКОВ И ИХ СОВЕТСКИХ ПОПУТЧИКОВ, СОВЕРШАВШИХ ПОГРОМ СОБСТВЕННИЧЕСКИХ КЛАССОВ

У большевиков в Украине вообще не существовало украинского соответствия в виде самостоятельной политической структуры. Отдельных большевиков с ярко выраженными национальными чувствами С.Мазлах и В.Шахрай называли «белыми воронами». В отличие от всех остальных, партия большевиков строилась на принципах «демократического централизма» с подчиненностью низших ячеек более высоким, а В.Ленин направлял ее членов на соблюдение верности исключительно себе в любой национальной среде. Стремясь избежать лобового столкновения с освободительным движением угнетаемых народов, ленинский Совнарком камуфлировал свою власть в национальных регионах в автохтонно-этнические одеяния. Камуфляж становился возможным из-за того, что советская власть имела двойную структуру — как тандем отсутствующих в конституциях компартийных органов, которые осуществляли диктатуру своих вождей, и советских органов с сугубо управленческими функциями. Трижды идя войной на УНР, Кремль предлагал ее гражданам «независимую» советскую республику и коммунистические преобразования, которые разворачивал в России с весны 1918 года.

Итак, Русская революция после разгона Учредительного собрания выродилась в сопровождаемую гражданской войной (в том числе на территории Украины) коммунистическую революцию. Зато Украинская революция перешла в освободительные соревнования. Независимая Украина вынуждена была отстаивать свое существование от посягательств обоих участников российской гражданской войны — красной и белой России. Только кратковременное существование Украинского государства оказалось защищенным от внешней агрессии условиями заключенного Россией мира с Центральными государствами.

Гетманат: консервативная революция или контрреволюция?

За полгода до начала Мировой войны бывший министр внутренних дел П.Дурново (кстати, родственник П.Скоропадского) адресовал самодержцу записку, в которой предупреждал, что будущая война с сильной Германией окажется опасной. Опасность он видел в потрясениях социального характера, для которых в России была особо благоприятная почва. Народные массы, как подчеркивал Дурново, «исповедуют принципы неосознанного социализма». В случае военных неудач, продолжал он, «социальная революция в наиболее избыточных ее проявлениях у нас неминуема... Побежденная армия окажется слишком деморализованной, чтобы послужить подпорой законности и порядка. Законодательные учреждения и оппозиционно-интеллигентские партии не смогут сдержать народные волны, ими же взбудораженные, и вся Россия будет втянута в беспросветную анархию, последствия которой даже нельзя себе представить».

После поражений 1915 года в обеих законодательных палатах (Государственной Думе и Государственном совете) сформировалось оппозиционное самодержцу большинство во главе с кадетами — так называемый Прогрессивный блок. Подбодренный осуществлением первого прогноза, П.Дурново в ноябре 1916 года написал царю еще одну записку. В ней он заявлял, что отказ от самодержавного образа правления вызовет быстрый распад правых партий — либеральных консерваторов, октябристов и прогрессистов, затем развалится партия кадетов. «А потом?» — драматично спрашивал царедворец и сам же отвечал: «Потом выступила бы революционная толпа, коммуна, гибель династии, погромы собственнических классов». Насколько прозорливым был Дурново в предсказании социального катаклизма, настолько слепым оказался, считая, что только самодержавный способ правления спасет положение...

Русская революция была направлена против средневекового режима, который не желал что-то менять в кризисной ситуации. Царя свергли в результате негативного отношения к режиму со стороны народных низов, которые помнили кровавые события 1905 года, а в условиях Мировой войны оказались организованными в воинские подразделения и вооруженными. Но в свержении самодержавия в тандеме с партиями социалистической демократии выступили руководящие круги Прогрессивного блока. Этот тандем сохранился и после большевистского переворота, когда начались, согласно прогнозу П.Дурново, «погромы собственнических классов» под лозунгами коммуны. Можно ли назвать контрреволюционерами тех, кто прибегал к военной силе, чтобы помешать реализации обнародованной в ленинских «Апрельских тезисах» программы коммунистических преобразований? Л.Корнилов, А.Деникин, П.Врангель, П.Скоропадский, Г.Маннергейм и Ю.Пилсудский выступили против большевиков и их советских попутчиков, которые совершали погромы собственнических классов и впоследствии слились в одну политическую силу, полностью контролируемую большевистским вождем.

Перечисленные в предыдущем абзаце исторические деятели были единомышленниками только в аспекте их противостояния перерастанию Русской демократической революции в революцию коммунистическую. Когда заходит речь о национальном срезе революционных событий, то они превращались в непримиримых противников: с одной стороны — белогвардейские генералы, с другой — руководители национальных государств, появившихся на руинах империи. Здесь единомышленниками можно считать как лидеров УНР, так и глав Украинского государства, хоть между ними пролегла бездна. Чтобы понять ее природу, нужно опять-таки обратиться к социальным аспектам событий во время перерастания демократической революции в России в коммунистическую.

Перерастание нельзя связывать с непосредственным воплощением большевиками коммунистической доктрины, которое началось с весны 1918 года. Идеологически оно началось с предыдущей весны, когда в «Апрельских тезисах» В.Ленин провозгласил намерение большевиков создать государство-коммуну и начать коммунистические преобразования. Чтобы заручиться поддержкой солдатских (селянских в своей основе) советов, он временно взял на вооружение лозунг «черного передела», то есть уравнительного разделения имеющихся в стране пахотных земель между крестьянами. С этим лозунгом большевики завоевали политическую власть и реализовали его «Декретом о земле».

Выше уже отмечалось, что лидеры Центральной Рады с целью сохранить популярность в массах приняли земельный закон, который мало чем отличался от Декрета о земле. Вследствие этого в украинском селе воцарился хаос и раздор. Готовясь к свержению Центральной Рады, П.Скоропадский в разговоре с генералом А.Драгомировым отметил: «То, что сейчас делается у нас в Украине, мало чем отличается от большевизма». То есть большевики имели основания считать П.Скоропадского контрреволюционером, но только большевики. Выступление П.Скоропадского можно назвать консервативной революцией только в том понимании, если мы поставим его в один ряд с выступлениями украинских радикалов. Как радикалы, так и консерваторы, а точнее — умеренные слои общества противостояли ленинским контрреволюционерам, которые узурпировали достижения Русской революции.

Станислав КУЛЬЧИЦКИЙ, доктор исторических наук
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments