Свобода не может быть частичной.
Нельсон Мандела, южноафриканский государственный и политический деятель

Гетманат на Подолье: персональное измерение

Подольский губернский староста Сергей Киселев был одним из самых преданных сторонников сильной власти Павла Скоропадского
27 декабря, 2018 - 19:18

Период с мая по декабрь 1918 года долго оставался белым пятном не только в общей, но и локальной истории Украины. О силовом захвате власти Павлом Скоропадским и его сторонниками рассказывалось впопыхах. Хотя на самом деле интересных, а главное - поучительных событий хватало. Как и фигур, которые помогали гетману сформировать прочную систему управления в регионах. Деятельность тогдашних местных администраций охватывала почти все области жизни, но особенно важной была для внутриполитической стабилизации. На Подолье представителем сильной власти Скоропадского был губернский предводитель Сергей Киселев - русский по происхождению, но украинец в душе.

Он родился в городке Черный Остров Проскуровского уезда Подольской губернии (ныне - пгт в составе Хмельницкого района Хмельницкой области) в многодетной семье - родители воспитывали 12 детей. Отец Киселева происходил из купеческой семьи, был киевским наследственным Почетным гражданином, служил землемером при Проскуровско-Летичевском съезде мировых посредников, владел имением «Смолянка» близ села Черный Остров. По образованию Сергей Киселев был юристом, имел опыт управленческой деятельности, полученный в судебных органах Российской империи. На Подолье руководил Проскуровской земской управой, работал в должности Проскуровского уездного комиссара. По социальному положению Сергей Киселев был служащим. Но на имя его жены отец приобрел имение в Проскуровском уезде. У супругов были сын Александр, дочери Ирина и Наталья.

В конце 1914 года Проскуровское земство начало издавать политическую, общественную и литературную газету «Наша земская газета», затем «Земское мнение», «Свободная мысль», которую редактировал Сергей Киселев. Уже с первых номеров газета подавала важную информацию о тогдашней жизни Проскуровщины. Параллельно занимался благотворительной деятельностью. Он был почетным опекуном Проскуровского реального училища, ежегодно выделял от 300 до 500 тогдашних рублей на содержание учреждения, а это были немалые деньги. Их тратили на оплату обучения учащихся из бедных семей, на приобретение книг и инвентаря, а также на проведение культурных мероприятий. Активно помогал Киселев и обществу Красного Креста. Благодаря этой системе он близко познакомился с графом Дмитрием Гейденом, у которого было имение под Винницей. С приходом Гетманщины именно он порекомендовал Киселева на должность Подольского губернского старосты.

«Граф Гейден хорошо знал Киселева как хорошего управленца и порядочного человека. Он был уверен, что Сергей Иванович, имея авторитет среди интеллигенции, справится с возложенными обязанностями - и не ошибся, - говорит кандидат исторических наук, главный специалист отдела информации Государственного архива Винницкой области Константин Завальнюк. - Следует сказать, что Киселев определенное время выполнял обязанности Проскуровского уездного комиссара в 1917 году, но это была тяжелая и неблагодарная работа, потому что страна была в анархии, нужно было создавать новую жизнь. Очевидно, он понимал свою ответственность за тот исторический период, приходилось переживать. Возможно, он чувствовал доверие к гетману Павлу Скоропадскому, программа которого ему импонировала. Видел в нем и спасителя Украины, ведь государство тогда переживало достаточно сложный период и, забегая вперед, можно сказать, что со своими обязанностями управленца Сергей Киселев справился. Хотя и за счет непопулярных мер среди широкого круга населения. Но по-другому в то время никак нельзя было».

Прагматик с широким мировоззрением

На Подолье власть гетмана поддержали 3664 землевладельца (преимущественно - помещики), зажиточные крестьяне (8-10%). То есть в целом ситуация в регионе была напряженной, особенно, если учитывать, что на март 1918 года 50-60% помещичьих хозяйств Подолья были разгромлены, а их земля - захвачена крестьянами. Действовали такие радикальные формы крестьянского движения, как убийства и ограбления помещиков и управляющих их имений, поджог имений. 3 мая 1918 года могилев-подольский уездный комендант сообщал: «Изменение политики в центре волнует широкие слои населения. Пользуясь этим временем, безответственные лица мутят народ, подстрекают его к вооруженным выступлениям...». В отдельных селах Брацлавского, Гайсинского, Литинского, Ямпольского уездов в начале мая 1918 года произошли крестьянские восстания. Служащие УНР начали антиправительственную агитацию, а некоторые - целенаправленную подрывную деятельность против власти гетмана. То есть время, когда Сергей Киселев приступил к своим обязанностям (19 мая 1918 года) было, мягко говоря, неспокойным. Времени на раскачку не было. И за три дня губернский староста уже сформировал стратегию своих первоочередных действий.

В письме министерству внутренних дел Сергей Киселев констатировал основные проблемы новой администрации и предложил пути восстановления порядка в крае: как можно быстрее назначить уездных старост; заменить уездных комендантов авторитетными незаполитизированными офицерами; распустить охранные сотни, а затем набрать новые из надежных земледельцев и офицеров; предоставить губернскому старосте право назначать начальников милиции; отпустить кредиты на создание отделов розыска политических противников Украинского государства; провести выборы сельских и волостных должностных лиц, которые подчинялись бы уездным старостам; усилить личный состав австро-венгерских войск в крае; увеличить штаты чиновников и повысить их оклады до прожиточного уровня; предоставить средства для создания и поддержания деятельности указанной административно-принудительной системы.

 «Подольский губернский староста декларировал, что Украинское государство должно строиться на «здоровых демократических» началах. Как высококвалифицированный юрист, свои действия он соотносил с соблюдением законности и задачей преодолеть критическую общественно-политическую и экономическую ситуацию в губернии, - продолжает рассказывать Константин Завальнюк. - Он считал необходимым прекратить «безграмотную социализацию», применить решительные меры в устранении демагогов «социализации» и успокоить население путем замены прежних земельных комитетов органами земельной реформы. Любые действия губернский староста Подолья оценивал с точки зрения не только их общественной значимости, но и необходимости соблюдения законности. Например, он не ликвидировал земские органы управления, но вводил туда своих представителей для обеспечения контроля».

Киселев осуществлял умеренную политическую линию, постепенно стабилизируя общественно-политическую ситуацию. Это признавали и сторонники, и противники. Интересно охарактеризовал его председатель Подольской земской управы Виктор Приходько, который, кстати, был членом Украинской Центральной Рады с 1917 года: «Конечно, «идеологически» он полностью отвечал новому режиму, недаром был назначен губернским старостой. Но - надо признать, был умнее и осторожнее, чем другие «идеологи» гетманского переворота. По происхождению Киселев не был приезжий великоросс, а скорее малоросс и действовал более осмотрительно. Кроме того, он был «земец», а не чиновник-бюрократ и с ним можно было легче найти общий язык... Кисилев, как житель Проскуровского уезда, знал украинский «простонародный» язык и старался говорить со мной по-украински».

Профессионал в правомочности

Среди успехов экономической политики гетманата на Подолье стоит отметить восстановление производства на 52 сахарных и винокуренных и 116 спиртоочистительный заводах, налаживание железнодорожного сообщения. Немало было сделано по ремонту подвижного состава железных дорог. Благодаря этому значительно увеличилось товарное движение. Важнейшим направлением экономической политики гетманата было восстановление частной, прежде всего помещичьей, собственности в аграрной сфере, что сочеталось с обезоруживанием сел. Эти меры осуществляли представители гетманской администрации, а чаще всего - помещики вместе с австро- венгерскими отрядами во время рейдов по селам, которые назвали уголовными экспедициями. Они сопровождались экзекуциями (телесными наказаниями), контрибуциями, арестами и расстрелами непокорных. Под давлением австро-венгерского оружия крестьян также заставляли платить помещикам возмещения, часто завышенные. Выплаты крестьян за ограбленные имения, в частности, в Ольгопольском уезде, доходили до 1,5 млн руб.

«Киселев стремился урегулировать ситуацию в правовом поле и 27 июля 1918 года запрещает применять уголовные экспедиций, вместе с тем предлагает правовые методы решения конфликтов через «земельно-ликвидационные комиссии», так называемые «дискуссионные круглые столы», но помещики игнорировали законные методы восстановления своей собственности. Положение на местах оставалось крайне напряженным. Самыми сложными оставались отношения власти и крестьянства, которое с оружием в руках выражало протест аграрной политике гетмана, - констатирует историк. - В августе 1918 года в отдельных селах шести из 12 уездов Подолья (Брацлавском, Винницком, Литинском, Ольгопольском, Могилев-Подольском, Ямпольском) вспыхнули восстания крестьян, которые были подавлены с помощью австро-венгерских подразделений. Значительное количество повстанцев было арестовано. Именно жесткая централизация власти, что привело к конфликтам старост с органами самоуправления и невозможным решение местных социальных проблем, стала недостатком системы управления гетманата. Силовые структуры были недостаточно многочисленными и слабыми, случались проявления коррупции. С целью поддержания правопорядка 18 октября 1918 года Сергей Киселев предложил уездным старостам создавать добровольные отряды из «сознательных земледельцев и интеллигенции». Он хотел играть честно, но его правила игры были не восприняты».

Киселев и культурно-образовательное развитие

Несмотря на определенные проблемы в отношениях украинской интеллигенции и власти, гетманат осуществлял активную национально-культурную политику. Достижениями культурной политики на Подолье было открытие в 1918-1919 учебном году 89 учебных заведений: 31 начальной школы (1-4 года обучения), 28 высших начальных школ (3-4 года обучения), 30 средних школ (8-11 классы). По другим сведениям, в конце 1918 года на Подолье действовало 128 низших начальных школ и 141 высшая начальная школа, из которых соответственно 50 и 79 было открыто в 1918 году. 22 октября 1918 года было открыто первое в крае высшее учебное заведение - Каменец-Подольский государственный университет, который считается главным достижением культурной политики гетманата на Подолье.

Подольский губернский староста оказывал посильную помощь в подготовке к открытию университета. Информацию об этом подтверждают воспоминания преподавателя этого учебного заведения Л. Белецкого. Критикуя отношение, «которое проявляли высокие местные российские чиновники, российская бюрократия к украинскому университету», он писал: «Зато совершенно иное отношение наблюдалось со стороны старосты Подольского Киселева, который очень много помог в деле организации Университета... и пошел так далеко навстречу нашему празднику, что провозгласил 22 октября даже национальным праздником города Каменца, а школьные власти объявили этот праздник как самый большой школьный праздник целого Подолья». Однако культурно-образовательная политика не устраняла причины оппозиционности украинской интеллигенции к власти. Продолжались аресты и преследования пророссийски настроенными служащими представителей образованного слоя, которые принадлежали к разным социалистическим партиям.

Упущенный шанс

В начале ноября 1918 года австро-венгерская армия начала возвращаться на родину, осуществляя при этом погромы помещичьих имений, тюрем, передавая крестьянам оружие в обмен на продукты. Это привело к возникновению стихийных правонарушений в отдельных населенных пунктах Балтского, Винницкого, Летичевского, Литинского, Могилев-Подольского, Ямпольского уездов губернии. Ликвидация отрядами государственной охраны массовых беспорядков в юго-восточном Подолье стало последним достижением Сергея Киселева в должности губернского старосты. Уход австро-венгерских войск из Хотинского уезда позволил ему приступить там к организации власти Украинского государства. 13 ноября 1918 года он даже просил министерство внутренних дел выделить на это денежный кредит. Однако последующие события, смена власти, сделали невозможным эти действия. Киселев не мог дальше оставаться во главе администрации губернии. Он не стал бороться за власть и беспрепятственно 20 ноября 1918 года передал в Каменце-Подольском служебные дела представителю Директории Степуре.

«Память не донесла до наших дней - что же делалось в Каменце после противогетманского переворота. Говорили только, что губернский староста Кисилев без каких-либо задержек передал власть - бумаги и документы, а на утро, собрав на автомобиль свои вещи, вместе с полковником - великороссом Потатуевым, выехал на Проскуров, в свое имение. Согласно условию, никто им препятствий не делал. Все произошло по-джентльменски, «честь - честью»!..», - напишет об этом дне в своих воспоминаниях Виктор Приходько.

«Земский деятель, служащий, староста Киселев в меру собственного понимания, своих сил и возможностей старался послужить делу развития и процветания родного края. Он не цеплялся за власть, чтобы обезопасить людей от вооруженных конфликтов, как это было в соседнем Житомире, где долгое время шла борьба за власть между гетманцами и республиканцами, - резюмирует Константин Завальнюк. - Проскуровский период в его жизни и деятельности сыграл важную роль в становлении судебного ведомства, его профессиональная деятельность во главе земства Проскуровщины в 1912-1917 годах способствовала поддержке развития инфраструктуры, экономики и культуры края, а должность Подольского губернского старосты стала пиком карьерного роста и на самом деле потерянным шансом реализоваться по полной. Киселев имел все качества, чтобы стать мощным державотворцем. Он был не великороссом-шовинистом, а патриотом Украины. Это дальновидный человек с широким кругозором. Есть интересный документ о том, что он запрещал крестьянам вырубать лес, это может «привести к изменению климата», а также уничтожать передовые хозяйства и племенной скот. А еще призывал к сохранению природы, которую надо передать следующим поколениям».

...Потеряв все свои имения, в начале 1920-х годов Киселев переехал в Винницу, где работал в различных советских торговых учреждениях, в частности был и заведующим юридической частью в отделе внутренней торговли Винницкого облисполкома. Несмотря на качественную работу, высокий профессионализм, лояльность к режиму и аполитичность, большевистские спецслужбы не выпускали из поля зрения бывшего земского деятеля царских времен. За период 1919-1922 годов его арестовывали 5 раз. Только ходатайство родственников, которые имели близких знакомых в кремлевской верхушке, спасало ему жизнь. Но не долго. Как «бывший», Киселев был приговорен к смерти в годы сталинских репрессий. Осенью 1937 года он был приговорен к расстрелу. Приговор исполнили в Виннице 2 декабря ровно в полночь.

Олеся ШУТКЕВИЧ, «День», Винница, в материале использованы сведения из книги «Подольский губернский староста Сергей Киселев (1877-1937) в документах эпохи»

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments