История - наука о людях во времени, наука, в которой непрерывно надо связывать изучение мертвых с изучением живых.
Марк Блок, французский историк

Голодомор в зеркале системного кризиса морали и памяти

21 ноября, 2019 - 15:37
ПЛАКАТ СОФИИ НЕЛЕПИНСКОЙ-БОЙЧУК

В субботу 23 ноября украинцы зажгут свечи в память о жертвах Голодомора 1932—1933 годах.  Но не все. Есть немало людей, кто не любит погружаться в негативные эмоции, оберегая свой душевный покой, или сохраняя советское отношение к трагедии. Мол, голод случался со всеми народами СССР, а значит не за чем украинский считать особенным.

На территории нашей страны люди массово гибли от голода трижды на протяжении жизни одного человека по фамилии Джугашвили.

Полтора миллиона человек умерло в южных регионах Украины с 1920 по 1922 годы. То есть в период установления советской власти. Жертв могло быть и больше, если бы не Фритьоф Нансен и его усилия, Американская администрация помощи (ARA) и действующие с ней в союзе международные организации, вроде «Джойнт».

Второй организованный голод 1932—1933 годов унес жизни почти 7 миллионов человек. В отличие от первого был капсулирован внутри УССР и скрыт от мировой общественности.

Во время третьего голода 1946—1947 годов, тоже частично скрытого, жертвами стало около  миллиона людей.  Тогда благодаря Администрации помощи и восстановления Объединенных Наций (United Nations Relief and Rehabilitation Administration UNRRA) удалось получить 250 млн долларов на закупку продуктов.

Во всех исторических документах того времени каждый голод объясняется неурожаями, засухами и последствиями войн. Однако, трагедия была не в стихийных аномалиях, которые происходили и происходят на нашей территории, а в их роковом совпадении с советской властью. Во время Первой мировой и гражданской войн, поглотивших нашу страну в нынешних границах с 1914 по 1924 годы, голод случался только в местах «побед советской власти» и никогда при других властях. Он постоянный спутник авторитарных режимов и коммунистических авантюр. В 20 веке самые масштабные вымирания людей от голода произошли в СССР, Китае, Северной Корее, Камбодже, Индии. Только в последнем случае (1943 год) причиной оказалась блокада поставок риса из Бирмы и экспроприация продовольствия для военных нужд. 

Политическая социология еще с XIX  века определяет голод следствием государственного системного кризиса, когда администрации не способны обеспечить физическое выживание своих граждан на контролируемых ими территориях. Для того, чтобы сохранить свое лицо перед мировой общественностью, не признать несостоятельность плановой экономики, советская власть обернула трагедию ложью и тайнами. Но даже учитывая роль войн и природных явлений в голоде, нельзя не увидеть злонамеренности действий властей, вывозивших из Украины продовольствие на глазах умирающих. Отрицание Голодомора - адвокатская уловка отложить на суде истории публичные слушанья о преступлении.

Голод был на Кавказе и Кубани в Поволжье... Почему мы должны признавать Геноцид в Украине?- спрашивают россияне, как известно, наиболее рьяно отрицающие Голодомор. Но спрашивать надо не у нас, а у самих себя. Если девять изнасилованных женщин не подают в суд на преступника, это не значит, что подавшая его не права и поступает плохо. Кто мешает другим народам признать вину советской власти за организованный голод, за депортации народов, за массовые репрессии, за расстрелы пленных, за многие злодеяния, известные широкой общественности?

Важный вопрос о жертвах. Именно в их подсчете расходятся историки. Чаще всего цифры служат аргументацией за преуменьшение или преувеличение масштабов преступления. Хотя предмета спора нет.  По простой причине. Мы продолжаем вести свой мартиролог.

Жертвы голода - это не только умершие от недостатка пищи. И не только психически травмированные недоеданием люди. Сравнительно недавно профессор М.Х. Люмей из Колумбийского университета и доктор Б.Хейманс из медицинского центра Лейденского университета опубликовали в журнале Science Advances многолетние исследования последствий голода  в Нидердандах (организован немецкими  фашистами в 1944 году) Украине (организован советской властью в 1932—1933годах) и Китае  ( следствие «большого скачка» маоистов в 1959—1961годах ).  Суть их работы - эпигенетические изменения в организме людей, перенесших голод. Проще говоря, обнаружение спящих генов, которые перестают выполнять свои функции. Таким образом спустя более 60 лет потомки перенесших голод, продолжают сохранять в себе биологический отпечаток трагедии.  У них выше уровень смертности на склоне лет, больше подверженность ожирению, ниже барьеры иммунной защиты и т.п. Не говоря уже об изменившейся психологии: озабоченность едой становится главным мотиватором поступков.  

Ведь  и в нынешних полемиках о рынке земли в Украине есть в том числе и определенная доля экзистенциального страха украинцев перед голодом, потери единственного источника пропитания. Понадобятся еще десятилетия, чтобы люди переставали голосовать за пакет гречки и мешок картошки.

Сегодня нам важно учитывать этот фактор, понимать, почему отрицание Голодомора имплементировано в политический контекст современности и почему сохраняется заинтересованность властей в недоедающем населении. 

Для россиян и восточных европейцев, приверженных коммунистическим идеям, признание Голодомора геноцидом украинского народа встает в прямую историческую связь с Холокостом, лишает их возможности интерпретировать историю в пользу закрепленных коммунистических мифов.  Ведь тогда придется рушить не только берлинские, но и кремлевские стены, где замурованы авторы истязаний людей. Ведь советский режим с первого дня своего появления использовал голод в качестве универсального инструмента для достижения политических целей. И не только в СССР.  В 1948 году Сталин заблокировал поставку продовольствия, медикаментов и питьевой воды в разрушенный Берлин, в который раз прибегнув к тактике покорения голодом, заставляя немцев отказаться от введения своей валюты - марки. Почти год американцы, англичане и французы кормили берлинцев «с воздушного моста», стоившего союзникам огромных денег и более сотни погибших летчиков. Вместе судили нацистских преступников в Нюрберге, но через год  в Берлине повторили операцию  со снабжением Амстердама, который Гитлер заблокировал, как и Ленинград.  Голландцам сбрасывали еду с самолетов, конечно же не думая, что опыт пригодится после победы над фашизмом.

Однако, упоминания о голоде 1932—1933 годов неприятно для исторической памяти и западных стран: Германии, Франции, Италии, Польше, расширявших тогда сотрудничество с СССР, прежде всего в военной области. За танки и самолеты, орудия и пулеметы Сталина обязывали платить твердой валютой. Он находил ее, выбросив на мировые рынки миллионы тонн зерна по демпинговым ценам.  В это время торжественно открылась Днепровская ГЭС, точная копия такого же сооружения Muscle Shoals в Алабаме. Главный инженер-консультант стройки Хью Купер оказался первым иностранцем, награжденным орденом Красной Звезды. Кроме него знаменитые американцы Аверелл Харриман, Арманд Хаммер и Генри Форд везли в СССР тракторы и автомобили, турбины и конвейеры. И хотя от дешевой сталинской пшеницы проигрывали американские фермеры, технический бизнес приобретал сотни миллионов. Вот почему США было не выгодно поднимать шум вокруг Голодомора, и в том числе поэтому родился феномен Уолтера Дюранти, американского журналиста британского происхождения, сознательно исказившего события в Украине тех лет. 

Геноцид вошел в человеческую историю как минимум с того дня, когда римляне, разрушив Карфаген, уничтожили его население. Признание геноцида - тяжелый юридический и моральный акт осуждения поступков, которые либо скрыты от человечества, либо окрашены цветами доблести. Но без такого признания не бывает развития человечества.

Ситий голодного не розуміє. Глубокая фраза. Нам, зажигающим свечи в домах, где в холодильниках не иссякает продовольственный запас, невозможно почувствовать темноту осенних ночей  в хатах с людьми, утратившими главный источник жизни. Они тихо лежат опавшими листьями,  превращаясь в прах. Это трудно представить, и больно принять. Но любая катастрофа не приходит сама по себе, даже не по воле нескольких злодеев. К ней ведет цепь событий, каждое звено которой несет в себе код беды. Кто-то верно подчинился приказу, кто-то предпочел промолчать ради большой политики, кто-то был обласкан вождем, перестав замечать его злодейские черты, кто-то просто верил во все хорошее, не принимая плохого.  Как же случилось такое горе? И как заметить тот роковой шаг, что вывел на дорогу к нему?

Думаю, что, всматриваясь в очертания Голодомора, во все его тайны и страшные подробности, мы научимся отвечать, видя явление в более широком масштабе.  И может, перестанем погружаться только в собственное горе, замечая, как много людей в этом мире испытывают то же, что случились с нами много лет назад. Пусть в Африке, в Азии голодающие увидят наши «Мрии» с продовольственной помощью и скажут: «Это украинцы, они знают, что такое голод, они его пережили». Сытый голодного, возможно, не понимает, но, делясь с ним хлебом, становится ближе.

Александр ПРИЛИПКО
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ