Каждый народ познается по его богам и символам.
Лев Силенко, украинский мыслитель, философ, историк, писатель, номинант на Нобелевскую премию

«Когда я передала книгу ей в руки, то почувствовала дрожь»

Главный редактор издательства «Либідь» Светлана ГОЛОВКО рассказала «Дню» о работе над переизданием «Берестечка»
18 марта, 1996 - 19:20

— Светлана Васильевна, вы были инициатором нового издания «Берестечка». Как вам и творческому коллективу работалось над ним?

— Лина Костенко и издательство «Либідь» — это отдельная вымечтанная нами страница. Каждый издатель хотел бы иметь в своем издательском арсенале произведения Лины Костенко. Ни для кого не секрет, что Лина Васильевна долгое время не издавалась. Когда мы изучили ее «издательскую судьбу», то выяснили, что она не была такой уж счастливой: Лина Васильевна издала 12 названий книг. Лишь «Маруся Чурай» имела счастливую судьбу, а остальные книги издавались один раз, и ни одним из изданий Лина Васильевна не была довольна. В этом наши мечты совпали: и мы, и она мечтали об издании, которое было бы достойным автора. Даже не издание, а книжный проект. Это единственное, что дало бы ей возможность вернуться к читателю. И поэтому в стенах издательства (я могу говорить об этом с гордостью) волей, усилиями, мечтами и интеллектом многих людей родился проект. «Берестечко» — потому что историческая тема для нас является органической. Хотя одиночный проект переиздания произведения и для нас, и для Лины Костенко не был сверхцелью. Сверхцель — создание абсолютно нового формата. Сергей Якутович — художник, который графически оформил книгу, — это тоже большой плюс, поскольку Лина Васильевна очень дружественно относится к его творчеству.

Другие данные позволили мне выяснить, что Лина Костенко с удовольствием слушает радиоподачи «Берестечка» в исполнении Петра Бойко. Поэтому голос Бойко и его личность органично вошли в наш проект. Дальше проект наполнялся штрихами, появились исторические разведки Ивана Дзюбы о творчестве Лины Костенко, специально созданный очерк Владимира Панченко «Богдан Хмельницький. Катарсис». Таким образом и сложился проект, который Лина Васильевна восприняла. И даже сказала, что настолько ценит труд и творчество людей, задействованных в переиздании романа, что не будет вмешиваться в творческий процесс, будет с нами, но не над нами. Многие говорят, что Лина Костеко — сложный автор. По-видимому, здесь дело не совсем в этом, а в том, что просто нет издателей, которые могли бы предложить ей тот уровень, который бы соответствовал ее уровню, ее интеллекту, ее эмоции, ее подъёму, ее национальному и гражданскому духу. Лина Васильевна была с нами духовно и душевно, но в то время работала над своим новым романом «Записки українського самашедшого». Считаем, что это является новой точкой отсчета в ее литературной жизни.

Процесс сотрудничества был очень самоотверженным. И со стороны дочки Лины Костенко — Оксаны Пахлевской — блестящего публициста, человека высокого гражданского духа, с глубоким восприятием национальной идеи. Она шутила, что приняла на себя роль литературного агента, но она была больше чем литературным агентом. Без помощи Оксаны это издание, возможно, не появилось бы.

Роман неожиданный в своем конструкте. Но это не формальные поиски. В этом заложено наше виденье этого текста, ведь «Берестечко» — это роман-монолог Богдана Хмельницкого, который оказывается лицом к лицу со своим поражением. Каждая страница — это страница жизни, и, таким образом, мы будто бы листаем свиток жизни (текст имеет вертикальную структуру).

Этот роман мы открывали для себя как роман гения и не хотим чураться или стесняться этого слова. Сегодня Лина Васильевна считает, что наступило ее время. Это время поэтов, писателей, ведь нужна интеллектуальная оценка всего того, что происходит в нашей стране. Сегодня мы опять на перепутье — так же, как в свое время Богдан. В «Берестечку» заложены определенные исторические уроки и выводы из них.

— Действительно, «Берестечко» сегодня звучит очень символично.

— Время выхода первого издания романа в 1999 году тоже было достаточно драматичным. Впереди были выборы. С того времени Украина пережила не одни выборы, но «Берестечко» опять приобретает актуальность. В сущности, это версия исторического события, но высокохудожественная и с мощным публицистическим звучанием, и это дает основания прочитать роман как современный. Этот культурный продукт является настолько своевременным, что станет толчком для размышлений многих людей.

Очень важен и языковой аспект. В «Берестечку» настолько органично язык XVII века вплетен в современный литературный язык, что нам остается только читать и запоминать.

— Как Лина Васильевна оценила уже готовую книгу?

— Мне судьба даровала случай передавать Лине Васильевне верстку. Мы пришли к ней в канун Нового года. Когда я передала ей книгу в руки, то почувствовала дрожь. Но, в конце концов, хотя подробно она ее при нас не рассматривала, но была довольна. Сказала, что не будет ее видеть вплоть до своего дня рождения. И она действительно до сих пор ее не видела, хотя книга уже вышла, многие ее уже приобрели, о ней пошла молва. Кстати, первый тираж переизданного «Берестечка» — семь тысяч экземпляров.

— Возможно, успех «Берестечка» подтолкнул вас к новым проектам?

— Да. Это будут упорядоченные Ольгой Богомолец поэзии Лины Васильевны, которые стали ее песнями. Нашлось очень красивое, лирическое, на уровне откровения, название — «Гіацинтове сонце». Это солнце, которое может увидеть над собой очень романтичный, глубокий и теплый человек. Это будет 35 поэзий, для оформления которых мы долго искали художника. К сожалению, времени на специальное иллюстрирование не хватило, но нашелся Иван Марчук. А Оксана Пахлевская создала очерк об Ольге Богомолец как о барде, о бардовской песне как таковой, ее философии. Представление этой книги состоится 28 марта во время творческого вечера Ольги Богомолец.

Мы надеемся также на другие проекты с Линой Костенко. По крайней мере, замыслы таких проектов есть, и Лина Васильевна тоже хочет их осуществления. Она уже поднялась над тем, что было написано в предыдущие годы, и теперь хочет подавать новый продукт — переосмысленный. За эти годы Лина Васильевна действительно творила очень много, но все это — в писательском столе. Сложно даже сказать, какие усилия нужны с нашей стороны — со стороны издателей и общества, чтобы все это было опубликовано, ведь это классика нашего времени. А если эти тексты Лины Костенко не получат своей второй жизни в книгах, это будет поражением украинского общества.

Беседовала Оксана МИКОЛЮК, «День»
Газета: 

Добавить комментарий

Image CAPTCHA
Введите символы с картинки


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ