А самое большое наказание - это быть под властью худшего человека, чем ты, когда ты сам не согласился руководить.
Платон, древнегреческий философ, епиграматист, поэт, один из родоначальников европейской философии

Смерть непокорного пастыря

Загадка гибели епископа Теодора Ромжи (1947 год)
27 октября, 2017 - 09:22

Одной из «конспирологических сенсаций» лихих 1990-х годов стали мемуары»Лубянка и Кремль» одного из руководителей внешней разведки и диверсионных подразделений советских органов госбезопасности Павла Судоплатова. По свидетельству Павла Анатольевича, «на счету» чекистов — в частности,  ликвидация 1 ноября 1947 г.  лидера греков-католиков Закарпатья, епископа Теодора Ромжи, как противника перехода в Православие и источника утечки важной политической информации из УССР в Ватикан. Сначала, утверждает мемуарист, архиерей был травмирован  в подстроенном 27 октября ДТП,  а затем добит смертельной инъекцией яда кураре агентом-медсестрой. Для этого, утверждал Судоплатов, в Ужгород прибыл из Москвы начальник токсикологической лаборатории МГБ СССР Майрановский. Ликвидация, якобы, состоялась с санкции Никиты Хрущева, первого секретаря ЦК КП(б)У. Разумеется, к воспоминаниям генерала Судоплатова (репрессированного в период правления Н.Хрущева и до 1968 г. находившегося во Владимирской тюрьме) стоит относиться критически...

МЯТЕЖНЫЙ АРХИЕРЕЙ

Автору статьи посчастливилось обнаружить в архиве СБ Украины уникальные документы о гибели епископа, включая рукописную и заверенную копии истории болезни Т. Ромжи и экземпляр акта паталогоанатомического исследования умершего архиерея.

После Львовского церковного собора (март 1946 г.), объявившего о самороспуске Греко-католической церкви ГКЦ и ее воссоединении с Православием, властии контрразведку серьезно заботил процесс ликвидации унии в Закарпатской Украине, вхождение которой в СССР и УССР оформил договор с Чехословакией от 29 июня 1945 года. В регионе насчитывалось до 300 приходов Греко-католической церкви (до 62% верующих области были униатами).Религиозные проблемы «решались» административным путем и при ведущей роли специфических инструментов НКГБ-МГБ. «Через агентуру среди авторитетов» ГКЦ была создана делегация «лояльных» униатских клириков во главе со священником Бецой, обратившуюся с прошением к архиепископу Львовскому и Тернопольскому Макарию  о воссоединении греко-католиков региона с РПЦ. К началу активной фазы ликвидации (март 1948 г.), Мукачевская епархия ГКЦ в Закарпатье была представлена 372  приходами, имелось 275 священников, 7 монастырей (4 мужских) с 82 монашествующими. Однако в силу особенностей местной конфессиональной и общественно-политической ситуации и твердой позиции энергичного главы епархии епископа Теодора Ромжи, категорически не поддававшегося на уговоры перейти в лоно РПЦ, до 1947 г. в регионе не проводились  активные мероприятия по «воссоединению» униатов. Конфискация греко-католических храмов и передача их православным шла постепенно, к середине 1946 г. в регионе насчитывалось 152 православных и 399 униатских общин. Проводились аресты отдельных священнослужителей ГКЦ, приобреталась агентура влияния, собирались «компрометирующие материалы», в т.ч. — путем изучения трофейных документов венгерских спецслужб. К началу 1948 г. было арестовано 18 священников-униатов, заведено два агентурных дела на 7 человек, 107 дел-формуляров на местных приходских священников, приобретено 39 агентов и 71 осведомитель (из них 29 — священники ГКЦ).

ФОТО С САЙТА WIKIPEDIA.ORG

Ключевым моментом создания предпосылок к наступлению на греко-католичество становилось устранение Теодора Ромжи(1911—1947). Епископ в свое время окончил Папский Григорианский институт, коллегиум Руссикум в Ватикане, священник с 1936 г., служил духовником Ужгородской духовной семинарии. В сентябре 1944 г. Папой Пием ХII был посвящен во епископа Апийского, с февраля 1946 г. официально стал управляющим Мукачевской епархией ГКЦ. В июне 2001 г. причислен Папой Римским Иоанном Павлом II к лику блаженных.

Как представляется, вопрос о судьбе «мятежного» архиерея был разрешен партийно-советским и чекистским руководством в сентябре 1947 г., в связи с обсуждением  докладной записки заместителя начальника отдела «О» МГБ УССР капитана Богданова руководству МГБ УССР о «ликвидации униатской церкви путем воссоединения ее с Русской православной церковью» и состоянии агентурно-оперативной работы по линии ГКЦ Закарпатья. Побывав 21—31 августа в командировке в регионе, «чекист-религиовед» констатировал активизацию «антисоветской деятельности» униатского духовенства и лично епископа Ромжи, их жесткое сопротивление национализации земель и монастырей. «Ликвидация греко-католической церкви при наличии в Закарпатье епископа Ромжи вообще невозможна», в то же время арест его невыгоден с точки зрения появления «ореола мученичества».В 1945 г. НКГБ перехватил курьера Т. Ромжи в Ватикан. Поскольку сведения от Ромжи поступали в Рим, глава КП(б)У настойчиво добивался физической расправы с епископом.

А БЫЛ ЛИ «УКОЛ КУРАРЕ»?

В истории болезни № 6709/47 указывается, что Т. Ромжа, 1911 г. рождения, поступил в первое хирургическое отделение Мукачевской больницы «немедленно после аварии» (заведующий отделением А.В. Фединец, который и сделал большую часть записей в истории болезни). Пострадавший был «доставлен с ушибленными ранами нижней губы и подбородка, а также переломом нижней челюсти» (в изученном нам архивном деле нет, к сожалению, упоминаний о состоянии возницы и четырех священников, ехавших с епископом одной бричкой). Медики произвели обработку ран, наложили шины на неправильной формы перелом нижней челюсти.

В записях от 28—31 октября констатировалось, что у больного «состояние вполне удовлетворительное», «ночью спал», раны подсыхают, сердечная деятельность и легкие в норме, шина держится нормально. Правда, Ромжа постоянно жаловался на боль в ногах — как выяснилось, голени также были ушиблены и отекали. Пациенту прописали чай, бульон и кисель. 30 октября ночью состояние пострадавшего внезапно ухудшилось: «В 12 часов больному стало плохо, стал беспокойным, появилась бледность, выступил холодный пот. Был вызван дежурный врач. Через 3—5 минут больной скончался». Произошло это в 00.50 1 ноября 1947 г. Вызванный медсестрой (ее фамилия не указывалась) дежурный врач М.И. Мишкольци застал больного в бессознательном состоянии, с поверхностным, прерывистым дыханием. Вскоре наступила смерть...

Опытные врачи-практики и преподаватели-паталогоанатомы, с которыми консультировался автор, не видят в данной клинической картине действия экзотического яда кураре. Заметим, что Судоплатов, писавший мемуары в весьма преклонном возрасте, нередко искажал обстоятельства и детали событий «секретной истории» СССР и его спецслужб, или же излагал их явно с чужого голоса. Вполне может быть (если генерал вообще не придумал историю с «добиванием» епископа в больнице), яд кураре явно появился для «красного словца».

Однако, по компетентному мнению врачей и ученых, больному мог быть введен препарат, спровоцировавший разрыв гематом, образовавшихся при ударе (диагностировать их при тогдашнем состоянии медицинской техники было невозможно) и фатальное кровоизлияние в мозг. В эпикризе истории болезни врач Власюк пришел к заключению, что поскольку смерть наступила практически мгновенно, а накануне больной чувствовал себя нормально, то причиной летального исхода послужила «эмболия одной из артерий жизненно важных отделов головного мозга». Впрочем, такой исход мог бы произойти и без всякого умысла, вмешательства. Дело в том, что при таком диагнозе наиболее критическим периодом являются 3—5 дней после повреждения, и типичной ситуацией, увы, является резкое ухудшение состояния больного. Так что картина течения болезни епископа целиком соответствовала такой закономерности.

2 ноября в 19.00 в Мукачевскойгорбольнице состоялась судебно-медицинская экспертиза тела покойного, которую провела судмедэксперт Д.Н. Любомирова. В «Заключении» эксперта Д. Любомировой отмечалось, что у покойного выявлены повреждения 5—6-дневной давности, полученные в результате аварии и «относящиеся к разряду средней тяжести». «Вещество мозга отечное, на поверхности и разрезе мозжечка несколько кровоизлияний» размером 0,1—0,4 см.  Причина смерти: «отек мозга с субарахноидальным кровоизлиянием в области ножек мозга и кровоизлияние в мозжечок в результате полученных повреждений при аварии». После обследования фрагменты  внутренних органов, содержимое желудка и кишечника передали следственным органам на судебно-химический анализ. К сожалению, в деле отсутствуют материалы о дальнейшем расследовании (если оно, конечно, велось) и результатах экспертиз.

Ситуация вокруг гибели изучалась и через агентуру МГБ в среде священослужителейГКЦ. В этом отношении интересно сообщение 12 марта 1948 г. конфидента «Ивана Смутного» (священника-униата) о священнике Иване Соколе — реальном свидетеле аварии на дороге. Он находился в 100 метрах от места проишествия и «в качестве убийц и грабителей опознал работников МГБ» (последние два слова в документе вписаны от руки в машинописный прочерк).

АКТ НА ЧЕРНЕЧЕЙ ГОРЕ

14 января 1948 г. министр госбезопасности УССР С. Савченко утвердил «План агентурно-оперативных мероприятий по ликвидации униатской греко-католической церкви в Закарпатской области УССР». Ярославу Галану поручалось написать статью об истории Закарпатской унии и «непримиримой борьбе закарпатского народа против Ватикана и мадьяризации».К слову, отношения Галана с советской властью и спецслужбами, при всем энергичном служении на идеологическом фронте, таили немало острых моментов. В 1937 г. супруга писателя Анна Ивановна была приговорена к расстрелу. В 1930-е годы и на него собирался компромат как на «украинского националиста», а НКВД УССР считал его «провокатором польской разведки» в рядах Компартии Западной Украины. В октябре 1939 г. писатель был привлечен к сотрудничеству с контрразведкой под псевдонимом «Александров», однако вскоре под влиянием потрясения от репрессирования жены от сотрудничества отказался. Попытки возобновить их в эвакуации ни к чему не привели. По донесениям агентуры, критически высказывался по поводу отдельных мероприятий советской национальной политики в Украине

28 августа 1949 г., во время многолюдного богослужения в монастыре святого Николая на Чернечей горе под Мукачево, в день Успения Пресвятой Богородицы, архиепископ Макарий (Оскиюк) и отец Ириней Кондратович (перешедший в Православие в 1947 г.) зачитал акт о ликвидации Ужгородской унии 1646 г. и переходе греко-католиков Закарпатья в Православие (акт подписало менее половины священников УГКЦ региона). Подводя итоги процесса ликвидации УГКЦ, отдел «О» МГБ констатировал, что лишь в 1948—1949 гг. в Закарпатской области арестовали 46 священников-униатов, 162 состояли на учете, по ним работало 305 конфидентов...

Дмитрий ВЕДЕНЕЕВ, доктор исторических наук
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments