Достоинство государства в конечном итоге зависит от достоинства личностей, которые его создают.
Джон Стюарт Милль, английский философ, политический экономист XIX века

Трагедия, обросшая мифами

Массовая депортация украинцев из Польши в 40 — 50-х годах упорно замалчивается
21 июля, 2001 - 00:00

ХХ столетие уже окрестили столетием переселений. По большей части эти переселения были принудительными и потому их также называют депортациями. Уже никого не удивишь определением «депортированный народ». В Украине живут депортированные немцы и крымские татары. Вместе с тем стоит представителю титульной нации хотя бы намекнуть на то, что его предки были депортированы, как это вызывает удивление и даже подозрения. Все это — следствие упорного замалчивания депортаций почти полумиллиона украинцев из восточных воеводств Польши. Как, почему и куда этих людей «перемещали» — знают лишь историки и... сами депортированные.

После урегулирования территориальных вопросов между СССР и Польшей западная Украина с ее более чем семимиллионным населением и 110 тыс. кв. км территории стала составной частью УССР. На территории Польши остался значительный массив этнических украинских земель с 700 тысячами украинцев. Очевидно, именно с целью достижения этнической однородности населения двух государств их правительства и начали акции выселения украинцев из Польши, а поляков — из Украины.

Массовые переселения украинцев из Польши проводились в четыре этапа. Первый длился в течение 1944 — 1946 гг. на основании соглашения между Польшей и УССР об обмене населением. 482 тысячи украинцев и членов смешанных семей из Краковского, Ряшевского и Люблинского воеводств Польши организованно переселили в УССР. Кроме этого, свыше 20 тысяч украинцев польские войска буквально «перегнали» через пограничную реку Сян без оформления каких-либо документов. Хотя в соглашении отмечалось, что «эвакуация должна иметь добровольный характер», на самом деле есть многочисленные свидетельства того, что процесс переселения был лишен даже признаков задекларированной добровольности.

Следующей была акция «Висла», вследствие которой на западные и северные земли Польши, откуда депортировали немцев, переселили и фактически распылили с целью ассимиляции 150 тысяч украинцев. Содеянное против них насилие объяснялось как акт коллективной ответственности украинцев за действия ОУН-УПА.

Третий этап — делимитация государственной границы между СССР и РП. Из населенных пунктов, отошедших к Польше, вглубь УССР переселили 9125 украинцев. Последняя «переселенческая акция» обяснялась намерением СССР и ПНР обменяться участками государственных территорий. В 1951 году со своей родиной вынужденно распрощались еще свыше 32 тысяч украинцев.

Таким образом, внутри Польши переселениям подверглись около 150 тысяч украинцев, а всего из Польши в УССР в течение 1944 — 1951 гг. было переселено свыше 543 тыс. человек. Как минимум каждый пятидесятый украинец имеет право сказать, что живет не на земле своих предков. За десять лет государственности украинский парламент трех созывов не дал политико-правовой оценки этим «переселениям», в которых историки нашли все признаки «этнических чисток».

В Украине депортированными считают себя украинцы, оказавшиеся в Галичине и создавшие общества «Холмщина», «Любачівщина», «Надсяння» и «Лемківщина», входящие в Объединение обществ депортированных украинцев. Депортированные и их потомки живут преимущественно в Волынской, Николаевской, Одесской, Херсонской областях. Научную литературу в Украине читают далеко не все. Поэтому людей этих называют как переселенцами, так и поляками, как «бандеровцами», так и теми, кто «не хотел жить в Польше». Перечень подобных утверждений можно было бы продолжить. Мифы порождают стереотипы.



Миф №1. Украинцы ехали из Польши добровольно, так как хотели жить вместе с украинцами в Украине.

Для украинцев из-под Горлиц, Перемышля или Холма родная земля ассоциировалась не со Збручем или Днепром, а прежде всего с родной «стрiхою». Даже польские историки признают территории, «очищенные» от украинского населения, территориями, где жили субэтнические группы — лемки, бойки, надсянцы и др. Землю, на которой украинцы жили в течение многих столетий и где составляли подавляющее большинство, они воспринимали не иначе, как свою родину. Такая ситуация была характерной не только для украинцев. Скажем, во времена Австро-Венгрии поляки также считали свои этнические земли польскими, хотя они находились в границах империи. Во-вторых, если учитывать патриотические настроения украинцев в Польше и мизерную популярность «левых» течений на западных этнических украинских землях, вряд ли они видели в Советской Украине, которой руководили коммунисты из Москвы, Украину своей мечты.

Миф №2. Принудительно переселяли лишь тех украинцев, которые были в ОУН-УПА или оказывали помощь «бандеровцам».

Всех заподозренных в участии или содействии УПА действительно выселяли. Но далеко за границы Украины. Кроме того, сам масштаб депортации полностью опровергает приведенное утверждение. Ведь искореняли не просто определенные категории людей, а все без исключения украинские и т.н. смешанные семьи из сотен сел и городков.

Важный аспект — неоднородность настроений населения западных земель. Скажем, если смешанные (украинско-польские или же украинско-немецкие) семьи на Холмщине были обычным фактом, то на Надсянье — скорее исключением. Если по западной Лемкивщине десятилетиями бродил призрак москвофильства, то на Бойкивщине подобные идеи воспринимались как проявление эксцентричности. В некоторых регионах, например, в западной Лемкивщине, на время выселения ни одного «уповця» не было. Однако это не помешало польским военнослужащим загонять украинцев в вагоны. Итак, во время переселенческих акций политические взгляды людей никто не принимал во внимание. Польшу «очищали» от украинцев, а УССР — от поляков. После того, как УПА начало защищать украинцев Закерзонья от выселения, авторитет украинского подполья среди украинцев возрос еще больше. В сущности, УПА было единственной силой, на которую могли рассчитывать затравленные польскими и советскими военнослужащими.

Миф №3. Из Польши ехали преступники, во избежание ответственности перед польским правосудием.

Эти утверждения опять-таки опровергает масштаб переселений. Так же как несправедливо называть всех до одного жителей расположенных комппактно сел и городков боевиками УПА, так же трудно поверить, что во всех этих селах и городках украинцы были исключительно мошенниками, ворами, убийцами и т.п.

Миф №4. Украинские семьи в Польше жили бедно, потому они ехали в Украину, чтобы жить зажиточнее.

То, что украинцы в Польше жили в массе своей беднее, чем поляки — непреложный факт. В конце концов, такая судьба ждала каждый народ, который не пользовался равными правами с титульной нацией. Чинились препятствия в получении образования, прежде всего высшего, соответственно украинцы были редкостью в университетах, судах, торговых учреждениях, а в особенности — органах государственной власти. То есть говорить, что украинцы были удовлетворены своим материальным и социальным положением в Польше, не приходится. С другой стороны, не надо думать, что украинцы в Польше имели такие уж большие иллюзии относительно роста благосостояния своих соплеменников при Советской власти. Мало кто знает, что украинцы имели шанс выехать в УССР еще в 1939 и 1940 гг. Отдельные желающие поехали. Тем не менее потом они никому не советовали следовать их примеру, и во время войны украинцы старались возвратиться на землю предков.

Миф №5. Переселение 1951 года нельзя считать насильственным, поскольку не было явных признаков применения силы и людям позволили взять с собой имущество, а со временем некоторые из переселенных вернулись на территорию Польши.

Поскольку к тому времени подразделения УПА на указанной территории были практически ликвидированы, а значительная часть населения репрессирована как «антисоветский» и «классово-вражеский» элемент, депортированные не оказывали значительного сопротивления. Акции на этот раз не сопровождались массовыми эксцессами насилия. Действительно, люди заранее были предупреждены о переселениях, имели время, чтобы подготовить сундуки и ящики для транспортировки своих пожитков. На две или три семьи давали один сколоченный из досок вагон. В нем вместе ехали люди и скот.

Архивные документы и свидетельства самих участников переселения однозначно указывают, что люди были лишены возможности как остаться на переданной республике Польша территории, так и свободно выбирать себе место будущего проживания в границах СССР. Практически все принудительно переселенные лица изъявили желание поселиться в Западной Украине, где были обычные для них естественные условия и культурная среда. Но место их дальнейшего проживания было определено планами переселения. Люди оказались в южной Украине. Подавляющее большинство — без крыши над головой, хотя многим даже обещали «ключи от домов». На территорию Польши после 1956 г. имели возможность возвратиться лишь те, кто имел хоть какие-то польские корни. Смешанные браки в той части Бескидов были редкостью, посему вернулись несколько десятков человек из 35 тысяч переселенных.

Миф №6. Переселенцам компенсировали стоимость утраченного имущества, стало быть они не понесли материальных потерь вследствие переселения.

Потери всегда неминуемы — даже если это переселение добровольное. А украинцы из западных земель, как свидетельствуют документы, не всегда имели возможность забрать все свое имущество, были неединичные случаи краж на железнодорожных станциях, где изгнанные люди неделями ждали вагоны. И лишь незначительная часть депортированных получила на новом месте отдельное жилье. Большинству семей пришлось мыкаться «по квартирам», или удовлетворяться жильем в бараках и амбарах. На решение жилищного вопроса уходили годы, хотя компенсации за утраченное имущество переселенцам действительно выплачивали. Другое дело — каким образом. Были случаи, когда владельцу нового просторного жилья давали на несколько рублей больше, чем тому, кто жил в старом доме. Возмущенные несправедливым размером компенсации люди массово обращались в оценочные комиссии с просьбами пересмотреть стоимость имущества. В ответ переселенцам предъявляли обвинение в субъективности.

Николай Горбаль, народный депутат Украины прошлого созыва, рассказывал, как лемкам, гражданам Польши, агитаторы с восточной Украины торжественно обещали, что за каждое поле засеянной пшеницы на новом месте им дадут такое же поле пшеницы. Пшеницей потом наделяли, но — не землей. Ибо в колхозах советской Украины ждали не хозяев с отделенной от колхозной землей — ждали рабочую силу. Любые намеки лемков, бойков, надсянцев и холмщаков, что им принадлежит здесь по нескольку гектаров, воспринимались председателями сельсоветов и колхозов как бред сумасшедших. Трагедия заключалась в том, что местные и переселенцы были братьями. Братьями по крови, но воспитаны они были в политических условиях разных государств. Поэтому им понадобилось время, чтобы приспособиться друг к другу. Переселение стоило не только материальных потерь, но и моральных страданий в течение многих лет.

Миф №7. Вопрос о переселении уже не актуален. Самые старые из переселенных скоро умрут, а молодые к нему равнодушны.

Не только депортированные, но и некоторые из их потомков, родившихся уже на территории УССР, морально страдают в связи с утратой малой родины и невозможностью полноценного развития своей субэтнической культуры в условиях мелкодисперсного расселения и отсутствия какой-либо государственной поддержки.

Но есть архивные документы и свидетельства еще живых людей. В конце концов, есть научные исследования. Украинские и польские историки пришли к заключению, что переселение или эвакуация не являются точным и корректным признанием того, что пережили украинцы в Польше в 40 — 50-х годах ХХ столетия. Научные работники склонны считать, что это была депортация. А депортация — это преступление против 700 тысяч украинцев, около 550 тысяч из которых отправили в УССР. Равнодушие к трагедии и стремление не напоминать о ней — один из парадоксов нашей сегодняшней истории.

КОММЕНТАРИЙ «Дня»



Станислав КУЛЬЧИЦКИЙ, доктор исторических наук, заместитель директора Института истории Украины НАН Украины:

— Вопрос об украинско-польской границе возник в 1918 году, когда на руинах бывших империй были образованы Польша и Западноукраинская Народная республика. Польше удалось в 1919 году поглотить ЗУНР, земли которой раньше входили в Австро-Венгрию, и вдобавок оккупировать часть украинских земель в составе бывшей Российской империи — по реки Збруч и Горынь. Антанта не признала оккупации Восточной Галичины с центром во Львове, и 8 декабря 1919 года провела восточную границу Польши по линии этнографического разграничения. Это была более-менее компромиссная линия, оставлявшая за Польшей достаточно широкую полосу исконной украинской территории — Посянье, Подляшье, Холмщину, Лемкивщину. Но за пределами Польши оставались земли, населенные сотнями тысяч поляков.

После польско-советской войны 1920 года сохранилась граница по рекам Збруч и Горынь. В 1923 г. Антанта лишила Восточную Галичину статуса международной территории и признала ее частью Польши. После этого украинские земли с различной исторической судьбой образовали новое географическое понятие — Западную Украину в составе Польши. В 1939 году Германия и СССР поглотили Польское государство. Советскому Союзу досталась большая часть межвоенной Польши, т.е. Западная Украина и Западная Белоруссия. Однако после вторжение гитлеровцев в 1941 г. СССР возобновил дипломатические отношения с польским эмиграционным правительством и заявил, что считает недействительными немецко-советские договоры о разделении Польши. На конференциях глав трех союзных государств в Тегеране (1943 г.) и в Ялте (1945 г.) было решено провести восточную границу возрождаемой Польши по линии, определенной Советом Антанты 8 декабря 1919 года. В 1920 году она имела собственное название — линия Керзона. В качестве компенсации Польша получала от побежденной Германии земли, которые она потеряла еще в средневековые времена.

9 сентября 1944 года между правительством УССР и Польским комитетом национального освобождения было заключено соглашение об обмене населением. До 1946 г. включительно из Украины в Польшу выехало около 810 тысяч поляков, а из Польши в Украину — 483 тысячи украинцев. Украинцы Закерзонья, испокон веков жившие на своей земле, по большей части не желали переселяться, тем более, что их не устраивала жизнь в колхозе. Однако польские власти создавали такие нетерпимые условия, что они в конечном итоге переселялись в Украину. Те, кто все-таки остался, были принудительно переселены польским правительством в северные и западные земли Польши в период с апреля по август 1947 года (Операция «Висла»). Всего было депортировано на территории, где раньше жили немцы, около 150 тысяч украинцев. Переселенцев размещали небольшими группами (по несколько семей) среди польского населения с целью их скорейшей полонизации.

Наталья КЛЯШТОРНА, журналистка, Центр исследования бойков
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ