Первый попавшийся лжец и обманщик может развалить целое государство, тогда как упорядочения вещей даже в одном доме невозможно без благодати Божией.
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман Войска Запорожского

Украинский «чемпион чемпионов»

Иван Поддубный: сила, честь и трагедия
30 августа, 2018 - 14:28
ИВАН МАКСИМОВИЧ ПОДДУБНЫЙ БЫЛ И ВСЕГДА ОСТАНЕТСЯ ВОПЛОЩЕНИЕМ НЕ ТОЛЬКО ФИЗИЧЕСКОЙ, А В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ МОРАЛЬНОЙ СИЛЫ НАШЕГО НАРОДА

Сильный — всегда добрый. По крайней мере, так принято считать. И, кроме того,  сильный — всегда гордый. Он никогда не допустит, чтобы его хотя бы в чем-то унизили — так же, как никогда не унизит другого, слабее себя. Герой нашего рассказа, которого в начале ХХ века полностью заслуженно называли самым «сильным спортсменом планеты», «чемпионом чемпионов», этот неписаный Кодекс Чести усвоил еще с ранних детских лет. И самоотверженно — даже в тяжелые времена — соблюдал его всю жизнь.

А перед глазами у парня был наилучший учитель и наставник в искусстве жизни  — родной отец. Максим Иванович Поддубный имел небольшое хозяйство в Красенивки поблизости Золотоноши (тогда — Полтавская губерния, в настоящее время — Черкасская область). Там и родился в будущем прославленный на весь мир борец-богатырь. Но известен был Максим Иванович в Красенивке прежде всего невероятной физической силой: сам, без лишнего напряжения, поднимал пятипудовые мешки с зерном и бросал их на телегу. Иван Максимович (а уже в 16 лет юноша имел такую силу, что мог легко пригибать к земле корову за рога!), став уже шестиразовым чемпионом мира по французской борьбе (1905—1910 гг.), покорив цирковые арены Парижа, Берлина, Милана, Лондона, Стокгольма, говорил журналистам: «Я знал в жизни лишь одного человека, сильнее себя. Это был мой отец».

Жизнь Ивана Поддубного настолько удивительная, что временами непросто отделить легенды (а то и мифы) от настоящей правды. Начало пути: тяжелый, изнурительный труд, по 16 часов в сутки (нужно было самому зарабатывать на жизнь) грузчиком в Одесском, потом Севастопольском  порту. Знакомство (уже в Феодосии) с двумя учениками мореходных  классов Антоном Преображенским и Василием Васильевым — активными спортсменами, страстными любителями борьбы и тяжелой атлетики. Это они убедили 24-летнего Ивана заняться «французской» (в настоящее время — «классической») борьбой. И дали прочитать  автобиографию знаменитого атлета Карла Абса, где европейский чемпион утверждал: постоянными тренировками можно увеличить свою природную силу втрое (и он сам это доказал!).

Как тренировался сам Поддубный, став уже известным, потом всемирно знаменитым борцом (а этапы его роста были такие: цирк Труцци в Севастополе и Одессе, цирк Никитиных в Киеве, один из ведущих борцов Петербургского атлетического общества, представитель от Российской империи на чемпионате мира в Париже в 1903 году): тренировочный день всегда начинал с утренней зарядки, потом принимал холодный душ, впоследствии — массаж, завтрак, час теоретического изучения приемов «французской борьбы». Потом — небольшой отдых и тренировка с тремя борцами-любителями (последовательно: длительностью 20, 30 и 40 минут). После этого — 10—15 минут бег с 20-килограммовыми гантелями в руках. По вечерам он прогуливался, держа в руках двухпудовую металлическую палку. Бывало, хорошую половину стандартного дня тренировок заменяло «особенное упражнение»: «докторский ящик» (паровая ванна с температурой до 50 градусов, длительности такой процедуры — 25 минут), а после этого — ледяной душ, приняв который, Поддубный отдыхал, закутавшись в теплое одеяло. Разумеется дело, абсолютный отказ от спиртного и курение. И такой режим длился десятилетиями. А  выходил Иван Максимович на арену до 68 лет! Для  него борьба была искусством чести. Те удивительные эпизоды из спортивной карьеры знаменитого украинца, о которых мы сжато расскажем — не легенды, а реальность. Они зафиксированы в прессе, воспоминаниях очевидцев, протоколах судей.

...Поддубный — молодой  атлет. Ему 28 лет. В Новороссийске его соперником был известный шведский борец Андерссон. За одну минуту скандинав был поднят в воздух и положен на лопатки. Молниеносно быстро: публика решила, что швед поддался украинскому борцу. Затребовали повторить поединок. Швед согласился лишь с условием, что Поддубный априори, еще до начала, должен согласиться на поражение. Украинец возмутился. Публика требовала в таком случае вернуть деньги за билеты — мол, «нечестный» спорт. Директор цирка с женой, плача, умоляли Поддубного согласиться — иначе станут банкротами! Тогда украинец снова вышел на арену и сделал вот что: он взял Андерссона за пояс, поднял над собой, будто котенка, и, держа на вытянутых руках, лег на лопатки, а противника положил себе на грудь! Публика просто обезумела.

1903 год. Париж. Поддубный, который победил в 11 поединках подряд, должен преодолеть последнего соперника: чемпиона Франции Рауля ле Буше. Тот был на 9 лет младше украинца и немного выше. Поединок стремительно начался. И вдруг случилась неожиданность: француз выскакивал из любых «объятий» Поддубного, приемы Ивана были напрасными... В чем дело? Наш борец быстро понял: Ле Буше намазывал тело жиром (маслиновым маслом)! Был заявлен решительный протест, но «объективное» французское жюри ограничилось тем, что дало указание периодически протирать тело Буше досуха. Но масло очень быстро проступало опять. Судьи зачли Буше победу «по баллам». Впрочем, в 1905, 1906, 1907 годах Поддубный буквально разгромил француза на чемпионатах мира, восстановив справедливость.

1905 год. Чемпионат мира. Казацкому сыну противостоит знаменитый датский борец Йенс Педерсен. И здесь Иван прибегает к тактическим хитростям: он в середине почти равного поединка сделал вид, что устал, начал тяжело дышать. Педерсен, видя «слабость» соперника, «поймал» Поддубного в обхват — зато украинец молниеносно наклонился всем корпусом назад, падая на ковер, потянул за собой соперника, потом  подмял Педерсена под себя и бросил его на лопатки.

Итак, Поддубный для нас — только великий борец? Значительно больше — Человек Чести!

Он еще смолоду с презрением отбрасывал «денежные» предложения — согласиться на поражение. Нужно было «лишь» лечь на лопатки. Отвечал «Смогут бросить меня на лопатки — лягу, но пусть попробуют!». Вообще всю жизнь выступал за честность в спорте, вообще в жизни.

Не только всегда осознавал себя украинцем — многократно (и в начале века, и в  20-ые, 30-ые годы, когда это было реально опасно)  говорил журналистам и знакомым: «Выходя на арену, я молился за Украину. Поэтому побеждал». Если во времена «царя-батюшки» это еще могли простить, то при большевиках за это могли уничтожить. Даже такого знаменитого человека, как Иван Поддубный. Но об этом — немного погодя.

В 1910 году 6-разовый чемпион мира решил завершить карьеру, вернулся на Полтавщину, женился (поздно, потому что девушка, которая была любовью его юности, — предала), построил себе  дом. Но арена звала — это было дело его жизни! Через три года вернулся в спорт. Киев, Петербург, Москва, Одесса, Киев, опять Одесса. Годы войн, разрухи, невзгод (будучи убежденным украинцем, Поддубный тем не менее говорил, что он — человек аполитичный, ему одинаково чужды большевики, Петлюра, Махно, «белые», его дело — борьба). В 1920 году оказался в подвалах ЧК — чудом выпустили... В том же году убежала жена, прихватив почти все его деньги. Поэтому опять нужно работать. Через два года вступает в брак с Марией Машониной — матерью молодого борца, которого он учил этому искусству. Безденежье, провинциальный цирк. 1925 год — внезапное приглашение в Америку: там знали, кто такой Иван Поддубный. Нужно осваивать совсем новый вид борьбы — свободную. Но он и в 55 лет — сильный; с триумфом гастролирует в Нью-Йорке, Филадельфии, Чикаго, Лос-Анджелесе; признан самым «красивым мужчиной-атлетом США», ему предлагают 500 тысяч долларов за принятие гражданства США — оставайтесь! Он отказывается, возвращается на Полтавщину, потом с женой (она не оставит его и в последние, самые тяжелые годы) переезжает на Кубань, в город Ейск.

1937 год. Поддубный получает паспорт. Собственноручно исправляет фамилию «Поддубный» на «Пиддубный», а в графе «национальность» «россиянин» — на «украинец». Расплата — застенки НКВД (9 месяцев), где прославленного 66-летнего борца подвергали пыткам электропаяльником, требуя назвать какие-то «заграничные счета». Потом выпустили. Через несколько лет Поддубный, показывая знакомому врачу страшные ожоги на спине, горько сказал: «Это так Энгельс учил меня ленизму» (он не произносил «ленинизм».).

Годы немецкой оккупации. Ейск. Немцы не только не трогают Ивана Максимовича (ему за 70) — он демонстративно ходит по городу с Орденом Трудового Красного Флага на груди (так его наградило «гуманное» советское правительство уже в 1939 году), и его за это даже не упрекают. А еще Поддубный, бывает, временами «физически» разбирается с пьяными немецкими  офицерами. Тоже — никакого наказания. Потому что немцы прекрасно знают, кто он такой. 1943—1949 годы. НКВД расследует: не сотрудничал ли старый борец с немцами? Дело закрыли — но Поддубного обрекли на бедность, болезни (в 76 лет он сломал ногу), фактически на голод — не хватало даже хлеба. Одинокий: рядом только жена. В 78 лет старый богатырь уходит из жизни.

Это трагедия, бесспорно. Но и подвиг. Потому что до последнего вздоха Иван Максимович Поддубный жил по заветам отца: «Помни, Иван, что роду ты от отца-матери казацкого, запорожского, и что казаку честь дороже матери, дороже отца родного. Запомни, продашь честь — не сын ты мне!». Если считать эту установку  наивным чудачеством — грош нам цена.

Игорь СЮНДЮКОВ, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments