А самое большое наказание - это быть под властью худшего человека, чем ты, когда ты сам не согласился руководить.
Платон, древнегреческий философ, епиграматист, поэт, один из родоначальников европейской философии

Воин украинской революции

К 100-летию со дня рождения Олены Телиги
28 июля, 2006 - 19:02
ОЛЕНА ТЕЛИГА. ФОТО 30-Х ГОДОВ ПРОШЛОГО ВЕКА

В Бабиному Яру, рядом с памятником, символизирующим массовые расстрелы киевлян в годы Второй мировой войны, стоит христианский крест. Этот скромный памятник символизирует жертвенную смерть тысяч украинцев, которые во времена фашистского лихолетья погибли от рук оккупантов. Именно тут, в Бабином Яру, нашла свой последний приют выдающаяся украинская поэтесса Олена Телига. Ей было чуть больше тридцати...

А уже в июле этого года украинцы отмечают столетний юбилей поэтессы, имя которой длительное время было под запретом в Украине. Сегодня все изменилось. Президент Украины Виктор Ющенко подписал указ, согласно которому день рождения Олены Телиги будет отмечаться на государственном уровне. Следовательно, будут цветы, торжественные академии, научные конференции, выступления государственных мужей, известных политиков и общественных деятелей. Одним словом — все как подобает. Без сомнения, можно констатировать: жизнь и творчество О. Телиги занимает достойное место в историческом сознании украинского народа.

Однако в эти юбилейные дни не оставляет тревожное чувство, что об Олене Телиге так и не скажут всей правды. Почему? Ответ простой: в стране, где продолжается битва нации за свою государственность, непременно найдутся те, для кого Телига будет врагом, поскольку ее нежные и одновременно сильные руки ни разу не опустили знамя украинской национальной революции.

Олена Телига родилась 21 июля 1906 года на берегах чужой и холодной реки, берега которой подпирали чужую столицу. Имперский Санкт-Петербург стал городом ее детства и юности. О. Телига родом из украинской семьи. Ее отец — Иван Шовгенив, родом из окраин степного Славянска, был удивительно интеллигентным и образованным человеком. По профессии — инженер, специалист по гидротехнике. Мать — родом с Подолья. Чуткая и добрая женщина. Нужно сразу отметить, что в семье Шовгенивых господствовал русский язык. И хотя родители никогда не чуждались своего украинского происхождения, этот факт имел свое влияние на формирование будущего мировоззрения поэтессы.

Детство было достаточно беззаботным. Родители жили зажиточно, а поэтому у детей — Олены и двух старших братьев — было все необходимое, чтобы получить хорошее воспитание и образование. Часто Шовгенивы путешествовали: выезжали на Кавказ, любовались пейзажами Финляндии. Сызмальства Олена изучала иностранные языки: хорошо усвоила французский и немецкий, не знала только украинского...

Культурная среда, чтение книг, посещение театров побуждало девушку взяться за перо. Правда, первые попытки были неловкими и о них позже поэтесса вспоминала шутя.

Накануне революционных событий 1917 года инженера Ивана Шовгенива приглашают на работу в Киев. Он становится профессором Киевской политехники. В Киев также переезжает Олена и постигает науку в одной из местных гимназий. Киевская жизнь отличалась от петербургской. Прежде всего, в Киеве Шовгенивых застала Украинская революция. Впервые в ХХ веке возникло Украинское государство. Шовгенивы сразу же приобщаются к активному украинству. В частности, Иван Шовгенив становится министром правительства Украинской Народной Республики (УНР). Старший брат Сергей — воином армии УНР. Только Олена еще остается в плену юношеских мечтаний, в ожидании первой любви.

Как известно, времена УНР были недолгими. После поражения украинской государственности отец и старший брат были вынуждены отправиться в эмиграцию. Олена вместе с матерью и младшим братом остаются — в оккупированном большевиками Киеве. Вскоре приходит голод и разруха. К большим материальным лишениям добавляется постоянная травля. К Олене крепко приклеился ярлык «петлюровки». Очень скоро мать поняла, что в условиях советской власти она не сможет дать детям не только хорошего образования, но и сохранить их жизнь.

Весной 1922 года мать с детьми оставляет Украину. Дорога на Запад была трудной, полной опасностей, но именно в дороге у Олены была возможность по-настоящему узнать Украину и ее народ. Дорога пролегла через Винницу, где красноармейцы задерживают и на некоторое время арестовывают беглецов. Потом — Каменец-Подольский, далее переход границы, и Олена оказывается в польском городке Тырнове, где на то время уже было много интернированных воинов Украинской армии. Олена едва не впервые так вблизи увидела людей, которые с оружием в руках воевали за Украину. Эти строгие и мужественные лица навсегда остались в ее памяти.

Семья Шовгенивых вместе с Оленой переезжает в Чехословакию в Подебрады. Там отец получает должность ректора Украинской хозяйственной академии, а сама Олена записывается на матуральные курсы, чтобы впоследствии поступить на историко-филологический факультет института им. М. Драгоманова в Праге.

Подебрадский период жизни Олены чрезвычайно интересен, полон разнообразных знакомств и встреч. Тут постепенно кристаллизируется ее украинское «я». В Подебрадах она знакомится с Леонидом Мосендзом, который не только готовит ее к вступлению в институт, но как бывший воин Украинской армии, талантливый поэт и известный ученый помогает найти среду, которая могла бы не только ее заинтересовать, но и проявить творческие возможности. После этого Олена знакомится с Евгением Маланюком, Юрием Дараганом, Василием Куриленко, Натальей Ливицкой-Холодной, Оксаной Лятуринской, Олегом Штулем. Особое впечатление производит националист Николай Сциборский, чей интеллект, эрудиция, сила убеждений, незаурядная ораторская способность восхищала многих. Олена часто посещает разнообразные студенческие собрания, активно участвует в дискуссиях. Не обходилось и без схваток. Так, на одном из собраний, где присутствовали русские эмигранты-монархисты, прозвучали оскорбительные выпады против украинского языка. Олена отреагировала мгновенно и жестко: «Вы, хамы! Этот собачий язык — мой язык! Язык моего отца и моей матери. И я вас больше не хочу знать». С того времени Олена больше не говорила на русском, а украинский навсегда вошел в ее горячее и справедливое сердце.

На одной из таких вечеринок она знакомится с Михаилом Телигой, высоким красивым парнем, родом с Кубани, который был старшиной армии УНР. Знакомство Олены и Михаила переросло в любовь и вскоре они поженились.

Учась в Праге О. Телига начинает свою литературную деятельность. Ее стихи появляются на страницах «Литературно- научного вестника», других журналов.

В 1929 году умирает мать Олены, и она вместе с мужем переезжает в Варшаву. Заканчивается романтический период студенчества и начинаются нелегкие эмигрантские будни.

В поисках работы и средств к существованию О. Телига не оставляет творческую и общественную работу. В Варшаве знакомится с Дмитрием Донцовым, становится постоянным автором его «Вестника», который в духовной жизни украинской эмиграции играл особую роль.

Олену интересует каждое известие из порабощенной Украины. С болью в душе она восприняла сообщение о гибели Василия Биласа и Дмитрия Данилишина: молодые бойцы ОУН, выполнявшие задание организации, были схвачены поляками и впоследствии казнены. Она посвящает им стихотворение «Засудженим», где ведущий мотив — идея бескомпромиссной борьбы за освобождение Родины. О. Телига начинает интересоваться деятельностью Организации Украинских Националистов (ОУН), которая на то время уже стала ведущей политической силой в эмиграции и Западной Украине.

В 1938 году в Закарпатье возникает Карпатская Украина. И хотя О. Телига не принимала непосредственного участия в этих событиях, но драматическая судьба Срибной Земли, героическая борьба украинцев за право иметь свое государство имели определяющее влияние на формирование ее мировоззрения и политических убеждений. Она поняла, что ее место в рядах ОУН, авангарда украинского национально-освободительного движения.

Впервые О. Телига непосредственно столкнулась с фашизмом в оккупированной немцами Варшаве. Она видела, как на улицах Варшавы немцы бесплатно раздавали еду и, хотя голода не было, поляки не пренебрегали возможностью воспользоваться «щедростью» оккупанта. Это вызвало возмущение. Рабства О. Телига не терпела органически.

В декабре 1939 года О. Телига встречается с О. Ольжичем. И хотя до этого они встречались не раз, эта встреча была особой, поскольку обусловила новый этап в ее судьбе. О. Ольжич в то время уже был известен не только как поэт и ученый, а прежде всего как общественный и политический деятель, один из руководителей националистического движения, заместитель председателя провода ОУН. За его плечами был опыт революционных боев за Карпатскую Украину, организационная работа по проведению Второго Большого Сбора Украинских Националистов. О. Телига в ту пору уже была идейно сформированной фигурой, а поэтому с радостью приняла приглашение О. Ольжича влиться в организованное националистическое движение.

Как член ОУН она включается в работу Культурной референтуры. На плечи молодой женщины сразу свалилась тяжелая и ответственная работа. Она готовила идеологические и учебные материалы, которые отправлялись на украинские земли. Составляла тексты листовок, воззваний, летучек. У нее были публичные, но нелегальные выступления перед членами ОУН, приходившими с Украины. Интересно, что когда революционеры-подпольщики впервые увидели О. Телигу, то отнеслись к ней с недоверием. По их мнению, такая молодая и красивая пани не годилась для опасной подпольной борьбы. Однако уже после первых ее слов все проникались к ней полным доверием, потому что видели в ней пламенную патриотку, готовую отдать жизнь за освобождение украинской нации.

В те годы О. Телига интенсивно штудирует литературу, которая приходила с советской Украины. Она интеллектуально и морально начинает готовить себя к возвращению на Родину.

«Зов Киева» становится лейтмотивом ее поэтического творчества. В украинской литературе немного поэтов, которые бы с таким эмоциональным напряжением и художественным совершенством, как О. Телига, описывали состояние души, которая при любых обстоятельствах «рвется» на родную землю. При этом тема «возвращения» не отождествляется с ностальгией. Это, прежде всего, стремление «слиться снова со своим народом», стать членом нации, которая непременно должна «взяти повно все, що нам належить». В общем творческое наследие поэтессы небольшое и составляет более трех десятков стихотворений и ряд публицистических статей. Только в 1946 году увидел мир ее поэтический сборник «Душа на сторожі», ставший своеобразной данью памяти великой поэтессе.

Тем временем ОУН готовилась к войне. Весной 1941 года глава ОУН полковник Андрей Мельник нелегально посетил украинские земли Холмщины, Полесья и Лемкивщины, оказавшиеся под немецкой оккупацией, которые рассматривались ОУН как плацдарм для похода на Восток. Перед началом немецко-советской войны в Кракове состоялось заседание провода ОУН, где были утверждены маршруты походных групп, которые должны отправиться в Украину с одной целью — в случае благоприятных обстоятельств восстановить украинскую государственность.

В июле 1941 года в составе одной из таких походных групп Олена Телига в районе Ярослава вместе с писателем Уласом Самчуком перешла Сян и отправилась во Львов. А уже 22 октября прибыла в Киев. Так исполнилась ее мечта. Она вернулась в город своей юности.

Не жалея времени и здоровья, О. Телига и сотни других ее побратимов принимаются за организацию политической, общественной и культурной жизни в освобожденном от большевиков Киеве. О. Телигу выбирают главой Украинского союза писателей, она участвует в учреждении литературно-творческого альманаха «Літаври», газеты «Українське слово».

Подвижническая деятельность националистов дает результаты. Впервые за долгие годы большевистского порабощения в Киеве открыто начали говорить о государственности, появилась национальная символика, в церквях на украинском языке начала правиться Служба Божья. Большая роль в подъеме уровня национального сознания принадлежала «Українському слову», выходившему тиражом 50 тысяч экземпляров и распространявшемуся далеко за пределами Киева. «Национально творча роль київського «Українського слова» передусім у тому, що воно ані на хвилину не припиняло пропаганди ідеї української державності, — писал известный украинский ученый Юрий Бойко. — Це було те, що являло пряму небезпеку для імперської політики Третього Рейху. Редактори це добре усвідомлювали. Але вони йшли напролом. Важливо було зробити в цьому напрямку якнайбільше, коли ворог почне свої репресії».

Газета поднимала разнообразные вопросы. Много уделялось освещению тех страниц нашей истории, которые были связаны с этапами борьбы за независимость Украины. Журнал украинских националистов имел яркую антиимперскую окраску. Постоянно говорилось об отличиях украинской культуры и духовности от российской. Были случаи, когда в «Українське слово» или «Літаври» приносили статьи, в которых авторы воспевали фюрера, его «новый порядок». Такие заметки О. Телига не печатала, даже несмотря на то, что это очень часто становилось поводом для доносов в гестапо.

Активной в Киеве была политическая жизнь. В частности, по инициативе фактического главы ОУН в Украине О. Ольжича была создана Украинская Национальная Рада, представительский орган, которую возглавил ректор Киевской политехники профессор Николай Величковский. Рада в своих документах причисляла себя к традициям Украинской Центральной Рады и должна была стать конституантом самостийного Украинского государства. Она наладила связь со всеми областями Украины, при ее содействии была возобновлена работа Украинской академии наук, Киевского университета, Киевского политехнического института, создана сеть начального и среднего образования, кооперативного движения, налажена регулярная доставка в столицу продуктов питания и дров.

Понятно, что активность ОУН в Киеве долго не могла быть вне внимания немецких властей. Столица жила в постоянном ожидании арестов. Первая волна репрессий прокатись по городу в декабре 1941 года. Были арестованы многие националисты-подпольщики, среди которых Иван Рогач, Ярослав Оршан-Чемиринский, Николай Олийник, другие сотрудники «Українського слова». Сам еженедельник перестал выходить. Впоследствии были закрыты и «Літаври».

Смертельная опасность нависла также над Оленой Телигой. Она знала об этом, но наотрез отказывалась покинуть город, а все свои усилия сконцентрировала на работе Союза писателей. «Олена Телига живет словно на Клондайке, — вспоминал Олег Штуль, очевидец этих событий. — Ужасное питание, в доме холодно, нет ни воды, ни света. Но поэтесса ежедневно, точно в 9 часов утра, аккуратно причесанная, элегантно одетая, трясясь от холода, с посиневшими пальцами, но с приветливой и подбадривающей улыбкой — в доме Союза на улице Трехсвятительской. Это был настоящий героизм, и все для того, чтобы соблюсти слово своих принципов и продолжать работу. Тут проявилась фигура Олены Телиги во всем ее величии — в жизни реализовала свои принципы до последнего».

Неоднократно делались попытки убедить О. Телигу в необходимости немедленно покинуть Киев. Она категорически отказывалась это делать. Известно также, что в преддверие ее ареста в Киев из Кракова вернулся О. Ольжич. Он добивался встречи с поэтессой, с целью убедить ее оставить столицу и тем самым спасти свою жизнь. Но встреча так и не состоялась...

Утром 9 февраля 1942 года О. Телига пошла в Союз писателей, где в засаде ее ждали гестаповцы.

Поэтесса и другие националисты были расстреляны в двадцатых числах февраля в Бабином Яру. Рассказывают, что в камере, где находилась О. Телига нашли надпись, сделанную ее рукой: «Тут сиділа і звідти йде на розстріл Олена Теліга». Сверху начерчен националистический стилизованный под меч Трезуб. А один из немецких офицеров после смерти О. Телиги удивлялся, мол, в своей жизни не видел человека, чтобы так героически умирал, как эта красивая женщина.

В чем же феномен Олены Телиги?

Прежде всего, в целостности ее характера, силе ее поэтического таланта и жизненном выборе, который она сделала осознано, ни на миг не сомневаясь в его правильности и правоте. В статье под красноречивым названием «Розсипаються мури» она написала: «Будемо самими собою, з усіма своїми поглядами перед обличчям людей своєї нації, і хай в протилежність до забріханої большевицької пропаганди кожне наше слово буде непідробною правдою, незалежно від того, чи ця правда усім буде подобатися. Ми ж не йдемо накидати згори якусь нову ідею чужому средовищу, лише зливаємося зі своїм народом, щоб спільними силами, великим вогнем любові, розлити знов всі ці почування, які ніколи не згасали: почуття національної спільноти і гострої окремішності».

Многие исследователи жизни и творчества поэтессы не могут понять, как «салонная дама», воспитывавшаяся в атмосфере русской культуры, пришла к осознанию себя украинкой. Более того, национальная самоидентификация переросла в необходимость активной защиты политических и культурных прав украинской нации. Олена Телига — пример общественного поведения человека, лишенного комплексов неполноценности и страха. Это то, что называется настоящим характером. Не случайно она так часто в своих стихах употребляла слово «грань», которым, с одной стороны, обозначала четкую границу между добром и злом, своим и чужими, жизнью и смертью, а с другой — требовала от своих героев ее переступить, отважиться на поступок, достойный рыцаря.

Сегодня невозможно представить Олену Телигу вне духовной и культурной жизни Украины. Остается одно: постичь величие ее духа.

Богдан ЧЕРВАК, проводник Киевской городской организации ОУН
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments