Нас послали только предсказывать воскресение мертвых и будить сонных. Это наше дело.
Пантелеймон Кулиш, украинский писатель и общественный деятель

«Забытая» битва

610 лет назад на берегах Ворсклы состоялся бой, существенно повлиявший на ход европейской истории
10 июля, 1996 - 19:48

В нынешнем 2009 году не только Полтавщина и Украина, а и все мировое сообщество отмечают две знаменательные даты: 200-летний юбилей гениального сына нашей земли Н.В. Гоголя и 300-летие Полтавской битвы, которая круто повернула ход европейской истории. Для того чтобы достойно отметить эти годовщины в государстве и области, много сделано и делается. Но не хотелось бы, чтобы эти выдающиеся юбилеи совсем затмили еще одну дату.

Ведь 12 августа 2009 года исполняется 610 лет с того дня, как состоялась одна из крупнейших битв средневековья, которая в большинстве исторических изданий (особенно советской эпохи) вспоминается несколькими строками, или даже словами, как «битва на Ворскле» или «битва над Ворсклой». Так, в двухтомном курсе лекций «Історія України» (К., Либідь, 1991) этому событию отведено меньше трех строк, дословно: «Витовт поставил цель вытеснить татар из Причерноморья, однако в битве с татарским войском 12 августа 1399 г. на Ворскле понес поражение». В учебнике для вузов академика Б. А. Рыбакова «История СССР с древнейших времен до конца XVIII в.» (М., 1983) для описания битвы хватило слов: «... в 1399 г. на реке Ворскле Эдигей нанес поражение литовскому князю Витовту» (стр. 145). Кратко это событие освещено и в работах прогрессивных украинских историков Н. Полонской-Василенко, И. Крипякевича, Д. Дорошенко и др. Немного внимания уделено битве и в учебнике «Історія України», авторы В. Ф. Верстюк, О.В. Гарань, О.И. Гуржий и др. Под ред. В.А. Смолия. — К., Альтернатива, 1997. Даже в труде В.М. Литвина «Історія України» (в 3-х томах), — К. Альтернатива, 2003, в І томе объемом 864 с. события 1399 г. описаны одним абзацем. Справочник по истории Украины «Шляхами віків» (составители М. Котляр, С. Кульчицкий, К, 1993) не вспоминает вообще об этой битве ни одним словом, ни в тексте, ни в синхроничной таблице. А в пособии по истории Украины под редакцией Р.Д. Ляха, (Донецк, 2004) написано так: «Украинско-литовская армия потерпела сокрушительное поражение от 100-тысячной армии хана Тимура» (?!). К чему тут Тимур?

«Круглая» дата, 600-летие этой битвы в 1999 году прошло почти незамеченным и никак не отмечалось. Правда, были публикации в местных газетах, посвященные этому событию.

Мы знаем о битве 300 спартанцев в Фермопилах в 480 г. до н.э., Ледовое побоище 1242 г. русского войска Александра Невского с немецкими рыцарями, Куликовскую битву 1380 г., наконец, Полтавскую битву 1709 г. и много других известных битв. То почему же мы почти ничего не знаем о битве на Ворскле в 1399 г., ведь это была битва объединенных войск великого князя Литовско-Русского государства Витовта с золотоордынцами, и состоялась она на нашей полтавской земле? Почему же мы такие беспамятные, «що ми за народ такий?» — как риторически спрашивает в своих радиовыступлениях один известный писатель и политик. Действительно, почему эта страница нашей истории так мало изучена, почему не было планомерных археологических исследований? Не установлено даже конкретное место, где состоялась в 1399 году битва на Ворскле. Предположения историков относительно этого существенно расходятся.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОН БИТВЫ

Эта битва состоялась через полтора века после татаро-монгольского нашествия и Батыевого разорения Руси, через 19 лет после Куликовской битвы и за 11 лет до Грюнвальдской битве. Кстати, по численности войск, которые участвовали в битве в 1399 г., она не уступала Куликовской (некоторые ученые считают, что была более многочисленной) и приблизительно в три раза превышала Грюнвальдскую битву 1410 г. (данные польского историка Стефана Кучинского). То есть, с обеих сторон в битве на Ворскле 1399 г. участвовали не менее, чем по 100 тысяч воинов. В Полтавской битве войска Петра І насчитывало 40 тыс. собственно московских войск, до 8 тыс. казаков И. Скоропадского, до 30 тыс. калмыков (калмыцкой конницы), а армии Карла XII — около 28 тыс., боеспособных шведов было не более 17 тыс.

Чтобы лучше уяснить роль и место этой битвы в нашей истории, вернемся назад на несколько десятилетий от этой даты. После татаро-монгольского нашествия в 1238—1240 годах и разорения Древнерусское государство прекратило существование, установилось господство завоевателей. На длительное время большинство русских земель пришли в запустение, а их население вынуждено было платить дань ханам Золотой Орды. Миновало более века, пока Южная Русь начала освобождаться от ордынского господства и попала под власть литовских князей.

Процесс присоединения юго-западных русских земель не был однозначным. Здесь были постоянные мирные контакты, основанные на общности экономических и политических интересов, на заключении браков и союзов с отдельными княжескими домами русских земель, на практике приобщения литовских династий к «русской вере» — православию. Были здесь и вооруженные столкновения, вполне естественные для эпохи феодальных войн, княжьих междоусобиц и постепенного преодоления феодальной раздробленности.

Вероятно, что продвижение Литвы на юго-русские земли было согласовано с Золотой Ордой, и, таким образом, их присоединение осуществлено на договорных началах — установление своего рода кондоминиума (общего правления) Орды и Литвы над этими землями-княжествами.

Обращаясь к XIV в. и ведя речь о становлении в это время Русского национального государства, историки советской эпохи в основном имели в виду только Московское государство, «забывая», что княжество Гедымина и особенно его преемников в большей степени стало русским, чем литовским. Великое Литовско-Русское княжество по существу выдвигало программу восстановления бывшей целостности Руси, стало на путь объединения русских земель. С особой настойчивостью и последовательностью проводил эту политику князь Ольгерд (1345—1377 гг.).

С присоединением земель Юго-Западной и Западной Руси Литовское княжество стало большим феодальным государством, где большинство составляло русское население. На некоторое время Великое Литовско-Русское княжество превысило по территории Великое Владимирское княжество. Русские земли с их высшей культурой, правом оказывали большое влияние на политическую и общественную жизнь Литовского государства. Русский язык был государственным, на нем писались официальные документы, действовали старые законы, которые основывались на «Русской Правде». Известный дореволюционный историк О.Я. Ефименко писала: «Настоящий перевес русскому элементу в Литовском государстве дал Ольгерд... В этом государстве первичный составной ее элемент — Литва — почти терялся в стихии русской народности даже в численном и территориальном отношениях, уже не говоря о культурности: более 9/10 территории государства занимал русский народ».

ОПАСНЫЙ ВРАГ

В 90-х гг. XIV в. Золотая Орда, укрепившись при правлении хана Эдигея, и дальше активно противодействует консолидации земель Юго-Западной и Западной Руси и содействует ослаблению самого Литовско-Русского княжества. Великий литовский князь Витовт стремился, избегая союза с Московским княжеством, ослабить влияние Золотой Орды, а со временем стать единым властелином в Восточной Европе. В 1397 и 1398 гг. он осуществил два успешных военных похода в низовье Дона и Днепра. Взяв в плен несколько тысяч ордынцев, захватив большое количество скота и опустошив много поселений, войска Витовта заставили основные ордынские силы отступить в Крым и на Кубань. Успеху походов Витовта содействовала и междоусобная борьба ордынских военачальников. Наиболее серьезными конкурентами в борьбе за власть на это время среди них были хан Тохтамыш и темник Эдигей. В 1395 г. в грандиозной битве на речке Терек войска Тохтамыша были вдребезги разбиты войсками грозного среднеазиатского правителя Тимура (Тамерлана). Тохтамыш убежал в Литву. Витовт позволил ему поселиться в Киеве со всей своей семьей, намереваясь использовать его в своих политических планах. Нацеливаясь на объединение всех русских земель под своей эгидой, Витовт искал союзников против московского князя и против ставленников Тимура в Орде — ханов Темир-Кутлуя (еще Темир-Кутлука или Тимур-Кутлуга) и Эдигея. Как свидетельствуют летописи, Витовт и Тохтамыш «... завещаваша меж собою Тахтамышу сести на Орде и на Сарай, и на Болгарех и на Астрахани, и на Озове, и на Яицкой Орде, а Витофту сести на Москве, и на Великом Новеграде и Пскове...», то есть на большом княжении на всей Русской земле. Поэтому по требованию Эдигея: «Выдай мы царя былаго, Тахтамыша, врагь бо ми есть...» Витовт дал отрицательный ответ и начал готовить свои войска к новому походу на Золотую Орду.

В 1398 г. Тохтамыш с Витовтом заключили соглашение об общих действиях в борьбе против своих внутренних и внешних соперников. Согласно договору, Тохтамыш обещал помочь захватить Московское княжество и всю Северо-Восточную Русь. Витовт получил также от бывшего правителя Орды ярлык на подвластные Литве украинские и белорусские земли, который имел значительный вес в татарско-литовских отношениях. Но эти действия Тохтамыша не следует рассматривать как отказ ордынских правителей от традиционной тактики поощрения соперничества между русскими княжествами, от приемов, направленных на поддержку равновесия между ними, которые всегда использовались для сохранения власти над захваченными землями. Это соглашение скорее было временным компромиссом между правителем Литовско-Русского княжества и претендентом на роль правителя Орды. И Тохтамыш, и фактический правитель Золотой Орды Эдигей не меняли своей политики относительно русских, белорусских и украинских земель.

Решающий поход Витовта на Золотую Орду начался летом 1399 г., но этому предшествовала длительная подготовка. Летописи единодушно сообщают, что было собрано огромное войско, включавшее литовские полки, отряды татар Тохтамыша, около 500 крестоносцев, 400 воинов из Польши, отряд волошского господаря. Но основную силу составляло ополчение с украинских, белорусских и русских земель во главе с Борисом киевским, князями волынскими, Андреем Ольгердовичем полоцким и его братом Дмитрием брянским, Глебом смоленским и другими. Летописи называют в рядах войска Витовта пятьдесят русских князей, среди них оказались и прославившиеся в Куликовской битве: воевода Дмитрия Донского Дмитрий Боброк-Волынский и брат Андрей и Дмитрий Ольгердовичи.

Однако историки отмечают разницу в целях Витовта и Дмитрия Донского. Московский князь вышел навстречу Мамаю, чтобы предотвратить нашествие на Русь, Витовт ополчился на Орду и двинул войско, чтобы сбросить ставленников Тимура и отдать ордынский престол Тохтамышу. С одной стороны, это событие показывает изменение в соотношении сил между Ордой и русскими землями, знаменует упадок ордынской власти над Русью, упадок авторитета Орды в Восточной Европе. С другой стороны, наступательные действия ради Тохтамыша (или в основном ради него) не могли сравняться с вдохновляющими целями московского войска. Поражение на Куликовом поле привело бы к непоправимым бедам, едва ли не к полной гибели Северо-Восточной Руси. Собранное из разнородных элементов, не объединенное общностью цели, не приученное к взаимодействию войско Витовта должно было встретиться с ордынским, которое ко времени этой встречи не утратило своих боевых качеств.

Большая военно-политическая подготовка шла и в лагере противников Витовта. Свыше года собиралась огромная золотоордынская армия, медленно стягивая силы к границам Литовско-Русского княжества. В нее входили также воины всех вассалов — восточнорусских князей. В это время Эдигей направил в Вильно посольство с повторным предложением выдать Тохтамыша. Витовт категорически отказывает ордынским послам: «Язъ царя Тахтамыша не выдамь, а со царемь Темиръ-Култуемъ хощуся видети самъ».

Весной 1399 г. большая ордынская армия сосредоточилась в степях южного Левобережья. По некоторым, далеко не полным, данным ордынские войска насчитывали около 100 тыс. человек.

Весной того же года Витовт появился в Киеве, куда прибывали полки из различных княжеств. В начале июля армия Витовта выступила из Киева по левому берегу Днепра на юг. После походов на Орду в 1397 и 1398 г. Витовт поселил в своих владениях несколько тысяч татар, особый отряд которых возглавлял Тохтамыш. Русские летописи и литовские хроники не зафиксировали данных о количестве войск, собранных Витовтом, но если взять во внимание, что Д. Донской со сравнительно меньшей территории собрал 100 тыс., то Витовт со всего Литовско-Русского княжества мог собрать значительно большее войско. Во всяком случае оно, вероятно, численно не уступало ордынскому.

В конце июля армия Витовта достигла нижнего течения р. Ворсклы и остановилась на ее правом берегу. «Витовт стоашу на другой стране реки Ворсклы, во обозе, в кованых телегах на чепех железных, со многими пищалми и пушками и самостреломи», — указывал летописец. Вскоре на левом берегу появились золотоордынцы.

«ПОКОРИСЬ И ТЫ МНЕ»...

Перед битвой начались переговоры. Имеется свидетельство того, что хан Темир-Кутлуй был напуган огромным войском Витовта и послал спросить: «Чего ты на меня пошел? Я твоей земли не брал, ни городов, ни сел твоих». Витовт передал с ордынскими послами ответ со словами угроз: «Бог покорил мне все земли, покорися и ты мне и буди мне сын, а яз тебе отец, и давай мы всяко лето дани и оброки» (Никоновская летопись).

Если верить в достоверность этого диалога, то нужно признать, что так с ханом Орды никто не говорил, такая откровенная уверенность в своих силах смутила Темир-Кутлуя. Он затягивал переговоры, ожидая прихода ордынского темника Эдигея. Витовт выдвинул еще более унизительные требования: чеканить на ордынских монетах клеймо литовского князя. Темир-Кутлуй не отваживался на битву и притворялся, будто бы со всем соглашается. В это время с несколькими тысячами ордынцев подошел Эдигей. Он убедил Темир-Кутлуя начать битву и лично возглавил золотоордынское войско. В переговорах с Витовтом он не только отбросил требования литовского князя, а сам выдвинул унизительные требования: «По праву ты взял нашего хана в сыновья, потому что ты старый, а он — молодой; но я еще старше тебя, то следует тебе быть моим сыном, дань давать каждое лето, клеймо мое чеканить на литовских монетах» (Никоновская летопись).

Это, безусловно, был вызов на бой. Наступило 12 августа 1399 г., на берегах Ворсклы разыгралась одна из наибольших битв средневековья, в которой Витовту и его союзникам был нанесен страшный удар.

Полки Витовта первыми двинулись на ордынцев. Удар приняли тумены Эдигея. Витовт применил артиллерию, пищали и арбалеты. Первый натиск его полков мог быть расценен как удача. Конные тумены Эдигея направились назад. Но успех был кажущимся. Орда, верная своей тактике, втягивала в бой как можно больше сил противника. И то, что по рассказам очевидцев могло показаться летописцам временным успехом Витовта, скорее всего было заманивающим отступом Едигея, потому что вскоре оказалось, что тумены Темир-Кутлуя успели обойти войско Витовта с флангов и тыла.

Начался разгром литовского войска. Тохтамыш первым покинул поле боя и, убегая со своими отрядами, причинил немало бед Литовско-Русскому княжеству, местному населению.

И хотя простые воины Витовта «мужнє билися з поганством», огромная армия была разгромлена. «И токо татарове взяше обоз и телеги кованые утвержденыя с чепмы железными, и пушки и пищали и самострелы, и богатство многое и великое, златые и серебряные сосуды поимаша», — указывала летописец.

С кровавой битвы удалось бежать только Витовту с Тохтамышем и небольшой частью войска, а вся многотысячная армия литовского князя и его союзников осталась возле берегов Ворсклы на огромных братских кладбищах, в групповых и одиночных могилах.

В битве на Ворскле погибли и герои Куликовской битвы Андрей и Дмитрий Ольгердовичи, погиб и славный воевода Дмитрия Донского князь Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский. Одни летописцы называют убитых 20 литовских и русских князей, другие — 50, а Никоновская летопись — 74 (вероятно, это вместе с польскими, волошскими и другими).

ПОСЛЕДСТВИЯ ПОБОИЩА

Преследуя остатки войск Витовта, ордынцы громили и грабили Украину, их отряды достигли аж Западной Волыни. Украинское население становилось на защиту своей земли. Поэтому врагам не удалось взять Каменец-Подольский, Кременец, Луцк и многие другие города. Основные ордынские силы во главе с тяжелораненым Темир-Кутлуем появились около Киева. Они захватили и сожгли Подол. Но жители города и окружающих сел сосредоточились в замке и Киевско-Печерском монастыре и успешно отбивали нападения татар. После неудачного штурма замка враги взяли с киевлян «тысячу червоных» выкупа, а с Киевско-Печерского монастыря «тридесять червоных». «И поиде царь Темир-Кутлуй к Киеву, и взя с него окуп 3000 рублев литовским серебром, а силу свою все роспусти воевать земли литовские, и ходиша рати татарские, воюючи даже до Великого Лучьского», — отмечал летописец. Ордынцы до поздней осени грабили города и села Приднепровья, Подолья, Брацлавщины и Волыни. Дойдя до Луцка, они свернули в причерноморские и прикаспийские степи. После этой битвы были опять уничтожены все возрожденные и построенные во второй половине XIV века города — крепости и другие поселения на Левобережье по пути следования золотоордынцев вплоть до берегов Днепра напротив Киева.

Русский историк С.М. Соловьев в своем труде «История государства Российского» высказывал удовлетворение по поводу разгрома армии Витовта золотоордынцами. Но для тогдашних жителей левобережного Приднепровья это было страшное бедствие, это было второе большое разорение края после нашествия Батыя.

Масштабы трагической битвы на Ворскле, где были сосредоточены лучшие силы Литвы и Руси, невольно вызывают в памяти битву 1223 г. на Калке, в которой погибли тысячи русских воинов. Эта аналогия уместна потому, что в обоих случаях татары непосредственно не угрожали Южной Руси. На Калке русские князья отстаивали интересы половецкого хана Котяна, а на Ворскле войска под предводительством Витовта стали на защиту опального золотоордынского хана Тохтамыша.

Поражение на Ворскле было не просто военной катастрофой Витовта. Здесь, по словам польского историка Л. Колянковского, «в потоках крови утонули мечты Ягайла и Витовта об объединении в пределах литовской государственности всей Руси, всей Восточной Европы».

ГДЕ ПРОИЗОШЛО ПОБОИЩЕ?

Вопрос о конкретном месте, где состоялась в 1399 г. битва на Ворскле, остается дискуссионным до сих пор. Так, дореволюционные историки Полтавщины, в частности Л.В. Падалка, считали, что эта битва произошла в понизовье Ворсклы вблизи современных сел Кишеньки, Орлик Кобеляцкого района и Китайгород Царичанского района Днепропетровской области. Другие называли место вблизи Кобеляк за речкой Ворсклой, по дороге на Царичанку, около урочища «Красна Гора», где якобы и была разгромлена армия Витовта. Но, по мнению современного полтавского историка В. Н. Жук, то был путь отступа отрядов Тохтамыша, по которому он убегал после удара, нанесенного его одноплеменниками вблизи места, где он разбил лагерь со своим аулом. По предположению В.Н. Жук, в названии села Тахтаулово, ныне Полтавского района, как раз и фиксировалась память о тех событиях. Т.е., «Тахтаулово» — это якобы сокращенная форма от названий «аул Тохтамыша», «Тохтамышев аул». Однако, эта версия вызывает серьезное сомнение: вряд ли в XIV—XV веках существовала практика образования сложносокращенных слов. Это стало распространено только в XX в. в советские времена: вспомните «колхозы», «райкомы», «комсомол», «Днепрогэс» и т. п. Наши же далекие предки таким словообразованием не занимались. Так же допускается, что о битве 1399 г. в наши дни напоминает также название расположенных рядом урочища и села Побиванка.

В исследовании шведского историка XVIII в. Густава Адлерфельда есть свидетельство того, что Полтавская битва 1709 года состоялась на том же поле, где когда-то была разбита армия Витовта. А урочище и нынешнее село Побиванка как раз и расположены рядом с полем Полтавской битвы.

По мнению В. Н. Жук, на этом поле вблизи древней переправы через Ворсклу, которой пользовались еще печенеги и половцы, и потом крымские татары, а в 1709 году армия Петра I, состоялся первый этап битвы Витовта. После нанесенного удара союзник Витовта Тохтамыш убежал. Часть же армии Витовта могла отступить под защиту крепостей, которые находились выше по Ворскле. В них, а именно в Больших Будищах, Опишном и Бильске, были сосредоточены основные силы Витовта. В одной Бильской крепости за высокими земляными валами могло разместиться до 50 тыс. кавалерии.

«Масштабный бой непосредственно между войсками Витовта и полчищами Темир-Кутлуя — Эдигея, — считает В. Н. Жук, — состоялся на поле недалеко от древнего города-крепости Опишни, за Ворсклой, за тогдашней природной границей литовско-русского государства». О той страшной беде напоминает название села Лихачивка (Котелевского района) и расположенная неподалеку могила Витова. Это может быть измененное народом для упрощения произношения название «Могила Витовта»). Автор высказывает предположение, что в этой могиле навеки осталось много воинов литовского князя и его союзников, а остальная часть литовско-русского войска полегла под стенами и на территории самой Бильской крепости. В урочищах Скоробир, Осняги, Саранчево Поле, в районе древнего Бильского городища размещены многочисленные курганы скифского времени. Археолог, профессор Б.А. Шрамко считает, что это — древнее городище скифской эпохи — легендарный город Гелон, еще до конца XVIII века здесь были огромные кладбища-могильщики, а на валах крепости находили человеческие кости, черепа, остатки различного старинного оружия.

Однако селитроварение, для которого преимущественно использовался грунт курганов, валов и могильщиков, и которое почти в течение трех веков существовало на Полтавщине, привело к значительному разрушению археологических памятников. Но еще и до начала XX века в районе урочища Скоробир, около хутора Голубово сохранилась большая группа могил на площади более 50 га. Это дало основания историку Л.В. Падалке допустить, что именно в этих местах было окончательно разбито войско Витовта.

Гипотезу В.Н. Жук о месте битвы 1399 г. тяжело доказать или, наоборот, опровергнуть, поскольку, и это очень досадно, не было планомерных археологических исследований по этому вопросу и соответственно нет материальных свидетельств «за» или «против». О той же Витовой могиле (Витовта по В. Н. Жук) можно прочитать, что это курган VI—V в. до н.э. высотой 4,3 м, диаметром 60 м содержал захоронения в прямоугольной яме с деревянным накатом размером 2,8—4,9 м, которое принадлежит к наиболее богатым погребениям дворянства земледельческого лесостепного населения Поворскла скифского времени. Исследован курган в 1888 году И.А. Зарецким. И никаких находок, относящихся к периоду битвы 1399 года! Предположение о том, что большая битва, или второй этап битвы, между войсками Витовта и ордынцами состоялся вблизи Опишни за Ворсклой, вызывает определенное сомнение и, так сказать, из географических соображений. Дело в том, что урочище и село Побиванка (по предположению — место первого этапа битвы) находятся на правом берегу Ворсклы. Значит на время битвы под Опишней оба войска должны были переправиться на левый берег реки и пройти около 40 км пути. Это достаточно непросто было бы осуществить, особенно армии Витовта в условиях отступа с их большим обозом.

Тем не менее, мы должны быть благодарны В.Н. Жук за то, что она привлекает внимание к этому историческому событию. Правда, в самом научном исследовании встречаются незначительные неточности: «Витовт — сын Кейстута Ольгердовича», на самом деле Кейстут и Ольгерд — братья, сыновья Гедымина, т.е. Гедиминовичи; или же «в 1398 году хан Заволжской Орды Темир-Кутлуй (еще Темир-Кутлук, или Тамерлан ) разгромил войско Тохтамыша» — безусловно, Тамерлан или Тимур и Темир-Кутлуй личности разные, и Тохтамыш потерпел поражение от Тимура, как уже вспоминалось, в 1395 году.

Подобные предположения высказал и полтавский журналист В. И. Посухов, который считает, что «битва происходила на широкой равнине между селами Лихачевка, Деревки и Демьянивка Котелевского района» (газета «Полтавский вестник», 15.01.1999 г.). Автор вносил дельное предложение: «12 августа, в день 600-летия битвы собраться на Витовой могиле, чтобы обменяться своими знаниями, творческими изысканиями и по давнему обычаю справить тризну, чествуя память павших в бою воинов».

Для полтавчан небезразлично, что наш край дважды был в эпицентре событий, которые существенно повлияли на ход европейской истории, и наша земля стала местом таких грандиозных битв. Их результаты кардинально повлияли на дальнейшее развитие не только тех государств и народов, которые участвовали в них. И хотя говорят, что в оценке исторических событий не должно быть «сослагательного наклонения» (а что было бы, если бы?..), а все же волнует воображение мнение, предположение о том, что победа хотя бы в одной из этих битв противоположной стороны, привела бы совсем к другой карте Европы и геополитической ситуации. Судьбы стран и народов могли быть совсем не такими, как есть.

Благодаря этим событиям стала широко известной в мире не одна лишь Полтава, а и наша Ворскла и много городов и городков, где также происходили важные события тех переломных времен, — Побиванка, Большие Будища, Зинькив, Гадяч, Опишня, Старые Санжары, Переволочная...

Грандиозная битва на Ворскле в 1399 г. — это событие, которое стоит того, чтобы ради исторической правды и из уважения к прошлому и нашим далеким предкам продолжить поиски и исследования с тем, чтобы окончательно установить место битвы и достойно увековечить память о ней.

Олег КОШЛАТЫЙ, доцент Полтавского национального технического университета им. Юрия Кондратюка
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments