Первый попавшийся лжец и обманщик может развалить целое государство, тогда как упорядочения вещей даже в одном доме невозможно без благодати Божией.
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман Войска Запорожского

Режиссеру Аркадию Непыталюку

За то, что снял первую действительно смешную комедию во времена Независимости – «Припутні»
2 января, 2018 - 15:43
Фото: focus.ua

Аркадий Непыталюк родился 27 сентября 1967 года в селе Лехновка Ярмолинецкого района  Хмельницкой области. Учился на актерском отделении театрального факультета (1991), окончил отделение телережиссуры кинофакультета КГИТИ им. Карпенко-Карого (1996). После стажировки в Высшей медиашколе в городе Хилверсюм (Нидерланды, 1993) и в штутгартской Академии искусств Shlosssolitude (Германия, 1995) работал на телевидении. Дебютировал как кинорежиссер сразу двумя игровыми фильмами, поставив по собственным сценариям короткометражку «Кров’янка» и полнометражную комедию «Припутні».

Припутни — название села на Черниговщине. Туда, во время православного праздника, что в народе называют Яблочным Спасом, в гости к корпулентной и хозяйственной бабе Зине едут шумная торговка Людка с дочерью Светланой. Там-таки по соседству живет старик Станиславович с искалеченным и неконтролированным сыном Славиком. Мать и дочь везет таксист Юрко,  безответно влюбленный в неженскую учительницу Христю. В определенную минуту все линии пересекаются, что приводит если не к взрыву, то к пожару, телесным повреждениям средней тяжести и другим судьбоносным последствиям.

Непыталюк прекрасно осознает уровень разрухи, страха и злобы, которыми пропиталась наша провинция. Но находит ракурс, в котором этот непрерывный скандал выглядит смешно. С другой стороны, режиссер не воспринимает своих героев с их чудачествами и суржиком как экзотику: они четко вписаны в опознаваемую повседневность, и как бы там ни было, достойны лучшего. Непыталюку удалось сделать действительно смешную комедию характеров — а это для современного украинского кино что-то из разряда фантастики.

– Я хотел быть актером, в 1988-ом поступил на актерское отделение. Но через год понял, что не хочу там учиться: не нравилось навязывание преподавателями, так называемой, системы Станиславского – из-за этого пропадала радость творчества. Какой-то период искал себя, в конечном итоге пришла мысль попробовать не сниматься, а самому снимать.

– Я искал покинутые села на Черниговщине и давал их названия проекту. Когда натолкнулся на село Припутни, а еще и узнал, что это разновидность диких голубей, которые живут возле людей, то у меня сразу возник объемный образ. Мои персонажи такие же, как те голуби. Ни в селе, ни в городе, тоже как-то возле людей – то в общежитиях, то на съемных квартирах, нестабильная у них жизнь, не знают что делать.

– Я родился и вырос в маленьком селе на Хмельниччине, поэтому знаю ту жизнь непосредственно – во всей ее красоте и всей ее грязи. Я могу на нее смотреть и отстраненно, и окунаться вовнутрь. Поэтому и не хочу врать. Именно потому, что я знаю этих людей, я их так и показываю. А они и жестокие, и смешные одновременно. И, между прочим, являются носителями – может и несознательными – украинских традиций. Поэтому я показываю этих людей, какими они есть, но и комичности не лишаю, потому что она тоже в их природе. В ленте «Припутні» у меня еще детский лепет. В действительности в селе творят иногда невесть что. Хотя и в городах тоже много разного. По большому счету, локация не столь значима.

– Для меня важно, чтобы актер или актриса были внешне похожи на своих героев по характеру,  поведению, внешности. Если это есть, тогда я обсуждаю с ними предложенные обстоятельства, анализируем жизненные ситуации персонажей и их отношение к этому, их прошлое. Когда они уже начинают репетиции, я им не говорю, по какой системе играть или каких актерских техник придерживаться. Мне это не важно. Они могут использовать все, что вздумается. Ведь они похожи на персонажей, следовательно, их поведение, не навязанное мной, будет интереснее, чем какие-то режиссерские указания. Поэтому моя основная техника – это доверие.

– Если бы я имел возможность снять полный метр в 1990-х, он бы получился, наверное, намного худшим. Я сегодня хорошо понимаю персонажей в каждой своей истории. Плюс профессиональные навыки, которые позволяют не заниматься лишними вещами в работе с актерами. Навязывал бы им какие-то системы, когда был молодым. То есть, мне кажется, что сейчас имею и нужный опыт, и достаточно свежий и свободный взгляд на то, что делаю. Так что, думаю, я начал снимать именно в том возрасте, в котором в состоянии это делать.

Дмитрий ДЕСЯТЕРИК, «День»
Рубрика: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments