Язык растет элементарно, вместе с душой народа
Иван Франко, выдающийся украинский писатель, поэт, публицист

Джентльмен-философ

Польский режиссер Кшиштоф Занусси об изменении образа мышления, свободе и самокритичности
21 февраля, 2019 - 10:44

«Это наибольший джентльмен среди режиссеров, которых я знаю», — сказал один посетитель своей собеседницы о Кшиштофе Занусси. Можем поставить под сомнение мнение этого человека, однако мастерство польского режиссера точно является беспрекословным фактом — среди его наград призы Венецианского кинофестиваля, он является лауреатом Каннского кинофестиваля. И буквально на днях в прокат в Украине вышла его новая лента «Эфир».

Однако эта презентация была по другому поводу. Издательство «Фолио» подготовило книгу «Императив. Беседы в Лясках», которая создана в формате интервью, разговора Кшиштофа Занусси и Александра Красовицкого (директора и главного редактора издательства). Книга опубликована на русском языке, поскольку им владеет польский мастер, но, как стало понятно на презентации, уже готовится украинский перевод. В ней содержится опытный взгляд (автору уже почти 80, хотя выглядит он значительно младше) и на собственную историю, и на события в Европе и мире в целом.

ВРЕМЯ ВЕРОЯТНОСТИ, ИЛИ ВОЗВРАЩЕНИЕ В МИР ВЫБОРА И ТАЙНЫ

В книге по-особому совмещаются три образования Кшиштофа Занусси — физик, философ, режиссер, взаимодополняя друг друга и давая свежий взгляд на, казалось бы, привычные вещи. В частности, на презентации автор привел слова Альберта Эйнштейна: «Кто не чувствует существования тайны, тот слеп и глух. Тайна — это основа религиозного чувства. И в этом смысле, хоть я считаю себя неверующим, но я являюсь религиозным человеком. Потому что признаю, что есть тайна. И то, что мы знаем, — это лишь маленькая часть того, чего мы никогда знать не будем». Эти слова, наверное, можно считать одними из основополагающих для Кшиштофа Занусси, так как они иллюстрируют грань между разными типами мышления.

По его словам, с открытиями Ньютона детерминизм в физике закончился, начался новый период, который в других сферах еще не вполне осознают. Это то, что Кшиштоф Занусси называет временами пробабилизмв (или если употребить сугубо украинское соответствие — время вероятности). То есть, как пишет он в книге, даже то, что «неправдоподобно, тоже может случиться, даже если шансы этого невелики». А это, в свою очередь, возвращает в мир пространство выбора и тайны, которые были вытеснены детерминизмом (одним из основополагающих постулатов которого является то, что условия определяют, кем мы были, есть, будем).

ПОБЕГ ОТ СВОБОДЫ?

А главное, этот взгляд на мир возвращает свободу выбора, а следовательно, и ответственность каждого за свою жизнь. От которой, здесь режиссер вспоминает Э. Фромма, человечество убегает. Возможно, в этом стоит видеть корни нынешнего распространения популизма. Потому что «популизм предлагает свободу без ответственности», как утверждает Кшиштоф Занусси.

Ответственность, как прослеживается в тексте книги, совмещается еще с одною чертой — компетентностью. Польский режиссер затрагивает очень важный вопрос амбивалентности некоторых устоявшихся традиций, например, всеобщих выборов. С одной стороны, это уравнивает права всех граждан. Впрочем, с другой стороны, многие из людей даже не знают, за какую программу они голосуют, просто избирая кандидата. На презентации Кшиштоф Занусси сравнил это с ситуацией, когда люди летят в самолете и размышляют, кто мог бы из них быть лучшим пилотом. Осмелились ли бы тогда пассажиры менять пилота на кого-то непрофессионального? Вряд ли. А государство — это значительно больше, чем самолет.

«КАЖДЫЙ ДОЛЖЕН ПРИЗНАВАТЬСЯ В СВОЕЙ ВИНЕ»

Ответственность имеет еще и другое измерение — готовность принять на себя вину за собственные ошибки, как на личном уровне, так и на более высоких. Это касается и взаимоотношений Украины и Польши, в которых нужно искать правду. «Конечно, она неудобна. Потому что понятно, что каждый должен сознаваться в своей вине. Потому что бить в чужую грудь — это не героический жест», — утверждает Кшиштоф Занусси. И эти слова подкрепляются цитатами из книги. Например, он приводит и такую позицию (в контексте Волынских событий): «А затем в 1920-е годы очень неудачная политика Варшавы привела к тому, что там была уже просто дискриминация местного населения — не позволяли покупать землю, невозможно было попасть в администрацию, получить более-менее высокую должность, хотели даже, чтобы на почте, например, служили только этнические поляки».

Это касается и более давней истории. Кшиштоф Занусси привел такую идею, что Речь Посполитая разрушилась из-за того, что украинской шляхте — казакам — не были предоставлены права. Причем поражает тот подход, который использует автор в своей книге относительно описания «стандарта шляхтича»: владение латынью (или же знание хотя бы нескольких пословиц на латыни), наличие обуви на ногах и владения домом, в котором есть пол.

Именно эти объективность и самокритичность как нельзя лучше служат для создания диалога. Такие ценности — черты настоящего джентльмена. И еще один показательный штрих: когда на презентации книги женщина поднялась с места, чтобы задать вопрос Кшиштофу Занусси, он тоже встал. Поэтому, может, в словах посетителя относительно джентльменства польского режиссера много правды.

Мария ЧАДЮК, фото Руслана КАНЮКИ, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments