Меня учили и я учил, что смысл жизни в созидании добра людям, в подъеме материального и культурного уровня народа, в поисках истины, в борьбе за справедливость, национальную гордость и человеческое достоинство.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Как должна развиваться культура?

9 марта нынешние лауреаты Шевченковской премии получат награды
4 марта, 2020 - 17:44

Напомним, 2020-й стал годом перезагрузки в разных сферах, в частности, и полностью обновился состав Комитета по Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко, который возглавил Юрий Макаров, журналист, телеведущий, документалист и писатель. На прошлой неделе, после тайного голосования, были объявлены результаты, а в СМИ и соцсетях начали бойко обсуждать произведения и авторов, которые стали нынешними победителями, по таким номинациям:

«ЛИТЕРАТУРА»

Марианна Кияновская с книгой поэзий «Бабин Яр. Голосами» и Тараса Прохасько со сборником эссе «Так, але...»

 

«ПУБЛИЦИСТИКА, ЖУРНАЛИСТИКА»

военный корреспондент Евгения Подобна с книгой «Дівчата зрізають коси».

 

«МУЗЫКАЛЬНОЕ ИСКУССТВО»

этно-хаос группа «ДахаБраха» (Марко Галаневич, Нина Гаренецкая, Елена Цибульская, Ирина Коваленко) с альбомом «Шлях» (2016).

 

«ТЕАТРАЛЬНОЕ ИСКУССТВО»

опера-реквием «Йов» («Iyov», созданная в 2015 году) Влада Троицкого, Романа Григорива и Ильи Разумейко.

 

«ВИЗУАЛЬНОЕ ИСКУССТВО»

художественный проект «Карусель» Александра Гляделова.

 

Кстати, председатель комитета Юрий Макаров в комментарии Suspilne.media подчеркнул, что  в этом году                не будут вручать премию в номинации «Киноискусство», поскольку, по мнению членов комитета, представленные номинанты  — фильм «Какофонія Донбасу» Игоря Минаева и документальный фильм «Будинок «Слово» Тараса Томенко — не соответствуют по масштабу сути премии.

Следует отметить, что дискуссии в Интернете были полярные! Одни искренне радовались и поздравляли с высокой наградой, а у других списки лауреатов вызывали вопросы... О выборе произведений-победителей «Дню» прокомментировали Тамара ГУНДОРОВА, литературовед, член-корреспондент Национальной академии наук Украины, заместитель председателя Комитета  и Любовь МОРОЗОВА, музыковед, художественный руководитель государственного предприятия «Государственный академический эстрадно-симфонический оркестр Украины», член Шевченковского комитета .

«ТРАНСЛИРУЮТ СМЫСЛЫ, КОТОРЫЕ НАХОДЯТ ЖИВОЙ ОТКЛИК У ЧИТАТЕЛЕЙ»

Тамара ГУНДОРОВА:

— Да, в этом году Комитет решил присудить две премии в области литературы. Признаюсь, что сложилась, пожалуй, самая драматичная ситуация во время обсуждения именно в этой области, где мнения членов разделились относительно выбора лауреата. Все могло бы быть довольно драматично и мы бы не имели ни одного лауреата, но счастливый случай помог решить эту дилемму. Поскольку в области кино в этом году премия не была присуждена, члены комитета решили передать ее литературе. Следовательно, лауреатами Шевченковской премии стали и Марианна Кияновская, и Тарас Прохасько.

Почему выбор пал на них? Прежде всего потому, что среди поданных на получение премии произведений именно эти произведения и эти авторы, как мне кажется, адекватнее всего отражают дух времени и транслируют смыслы, которые находят живой отклик у читателей, заставляют их полемизировать, отрицать или восхищаться. То есть они являются частью нашей актуализированной современности.

Пожалуй, основным понятием нашего времени стала «травма». И Майдан, и современная война заострили вопрос о памяти и о том, как можно адекватно рассказать о травме, которая глубоко поразила все общество. Книга Кияновской является одним из примеров работы с памятью о травме. Кто-то этот пример воспринимает как успешный, кто-то может иметь предостережения. Но главное — это свидетельство неизбежности встречи со сложными вопросами. Вопросами, которые, кстати, сегодня остро дебатируются в связи с мемориалом «Бабий Яр».

В украинской литературе, к сожалению, таких произведений, где бы представал опыт работы с травмой, не так много. Я много писала о травме Чернобыля и способах ее текстуализации. Однако даже опыт чернобыльской травмы недостаточно освоен в нашей культуре. Мы откладываем на потом разговоры о серьезных вещах, которые на самом деле касаются всех нас, или ждем, когда нам расскажут о них другие. Так же с трагедией Бабьего Яра. Кияновская начала говорить: голосами, историями, деталями жизней других людей. В книге есть запрос — «что думаешь обо всем этом? что чувствуешь?», и этот запрос касается каждого из нас.

Если лауреатство Кияновской завязано на тексте, то Прохасько — на его творческой индивидуальности. Прохасько узнаваемый, настоящий, не манерный. Истории и «баи», которых он пересказывает в своих произведениях, — это пазлы целого материка, какой он рекомбинирует из воспоминаний, историй, переводов. Его последний эссеистический сборник может восприниматься как материал к роману, а может казаться самим фрагментируемым романом. Он рассказывает о той межвоенной Галичине и ее духовно-культурной атмосфере, которая является чисто украинской, укоренившейся в окружении, природе, ландшафте, привычках и вещах. Это не мертвая прошлая история, а та, которая раскрывается нам как богатый человеческий опыт. Этой автентичносью и интересен стиль Прохасько. Так что лауреаты вполне достойные.

— Какие произведения, по вашему мнению, могли бы также претендовать на Шевченковскую премию, но не были поданы в Комитет?

— Не секрет, что вокруг Шевченковской премии идет немало дискуссий, что существует большое разочарование в среде достойных этой премии творческих людей, с одной стороны, и большое желание или, я бы сказала, большая охота на премию в среде людей, не совсем достойных, с другой стороны. Когда на премию подается больше сорока литературных произведений, это уже ненормально. Мне кажется, что стоит подумать об ответственности тех, кто выдвигают кандидатов.

Но главное, это вопрос о возобновлении репутации Шевченковской премии. Мне бы хотелось, чтобы премия не ассоциировалась с властью, официозом, а воспринималась как творческая награда, которая отмечает художественные и культурные явления, символизирующие важные тенденции нашей современности, — эстетичные, экзистенциальные, национальные. Конечно, я хотела бы, чтобы те авторы, которые являются уже знаковыми, как Андрухович или Жадан, были среди лауреатов, задавая тем самым планку ожиданий и уровень лауреатского текста. Но я также за то, чтобы подавались и произведения менее известных авторов, которые являются интересными с точки зрения экспертного сообщества. Вообще, я за то, чтобы в процессе выдвижения большую роль играла экспертная среда, а не жаждущие премии авторы, которые организуют свое выдвижение.

— К разному составу комитетов по Национальной премии всегда были претензии, острые упреки. Удалось ли новоизбранному Комитету построить действительно по-новому свою работу? Впрочем, претензии к нему были с самого начала.

— К каждому составу комитета и к каждой премии могут быть претензии, поскольку всякий выбор имеет долю удачи и случайности. Но я скажу, что в нынешнем комитете мне работать интересно и приятно. Мы являемся в значительной степени единомышленники — при всем разнообразии вкусов и представлений. Возможно, самой важной приметой я бы назвала то, что люди, которые собрались в комитете, являются не просто кабинетными экспертами, а активно участвуют в современной культурной жизни, являются заангажированными в том, чтобы украинская культура и искусство полноценно вписывались в современные мировые процессы. Еще важно также, что мы как члены комитета, осмелюсь это сказать, не претендуем на истину в последней инстанции, а пытаемся расширить или изменить каноны, предложить новые, возможно, нетрадиционные критерии, отойти от мумификации ценностей в сторону актуального, живого человеческого опыта.

Много претензий появилось после того, как был продлен срок выдвижения кандидатов. Говорилось, что мы поломали правила. Но правила устанавливает сам Комитет! Фактически суть упреков сводилась к требованию придерживаться лимитов и ограничений, с которыми ассоциировалась до сих пор Шевченковская премия. Однако настоящая суть премии — в открытии возможностей! Нужно, следовательно, изменить угол зрения. Комитет лишь символически продемонстрировал вторую сторону премии, а именно — роль здоровой конкуренции, дискуссионность предложений, усиление роли экспертной среды. Так работает любая нормальная премия.

«НОВАТОРСТВО, А ПАССИОНАРНОСТЬ И САМОЕ ГЛАВНОЕ — АКТУАЛЬНОСТЬ»

Любовь МОРОЗОВА:

— В этом году произошла перезагрузка Шевченковской премии. А победителей можно назвать своеобразным компасом, как должна развиваться культура. Хотя нас упрекали, что два творческие проекта Влада Троицкого стали лауреатами... Дело в том, что этот самобытный режиссер подавался только за оперу-реквием «Йов»! Эта постановка  сочетает черты античной греческой драмы, барокковой оперы, оратории, реквиема и черты постмодерного театра. Музыка оперы — минимализм и авангард, неоклассицизм и рок... и Влад победил в номинации «Театральное искусство». А подопечные Троицкого — известный украинский этно-хаос группа «ДахаБраха» (Марко Галаневич, Нина Гаренецкая, Елена Цыбульская, Ирина Коваленко) за альбомом «Шлях» победил в номинации «Музыкальное искусство» (кстати,  они выдвигались по представлению Центра современного искусства «Дах»). Их альбом — это пример создания украинской авторской музыки мирового уровня! Основой стали народные песни, собранные в семи регионах Украины — от Винницкой и Житомирской до Полтавской и Луганской областей и Крыма. С помощью средств музыкальной культуры разных стран и времен (блюз, хаус, лаунж, арт-рок и тому подобное) группе «ДахаБраха» удалось подарить второе рождение этому материалу, создать его новый образ, понятный слушателям  из разных стран.

Напомню, в номинации «Музыкальное искусство» соревновались 9 претендентов. Причем половина произведений добавилась, когда было продолено время подачи проектов. В третий тур не прошли номинанты по так называемым формальным признакам (это произведения, которым более пяти лет, или деятели искусства, которые получили государственные награды или знаки отличия за последние три года). Честно скажу, что в «Театральной номинации» моим фаворитом был спектакль «Verba» по мотивам драмы-феерии Леси Украинки «Лесная песня» Национального театра им. И.Франко (автор инсценизации, режиссер, художник-сценограф С.Маслобойщиков), но эта постановка не прошла потому, что Сергей Владимирович в 2019 году получил звание «Заслуженный деятель искусств Украины»... Знаете, я была поражена этой фантастической работой Маслобойщикова, и это было открытие такого интересного, актуального сценического прочтения нашей классики, которое вывело это произведение на новый уровень. Уверена, что эта постановка еще будет высоко оценена в будущем.

В «Театральной номинации» было подано 13 спектаклей! И немало художников не прошли в 3 тур, потому что получали другие награды, в частности, звания. Считаю, что пора внести изменения в положение о Шевченковских премиях, потому что это самый престижный конкурс нашей страны, а не просто награждение.

В «Музыкальной номинации» были разные взгляды. Часть коллег из комитета не была готова поддерживать В. Троицкого и его «продукты», потому что они хотели видеть среди победителей представителей классической музыки. Я их понимаю как представитель этой сферы, а потому в следующем году будем делать так, чтобы проходили произведения, композиторы и исполнители по этим разным критериям. Так получилось, что в этом году все сильные номинанты не смогли продолжить соревнования по формальному критерию. Например, многоуважаемый Леонид Александрович Грабовский с симфонией-легендой «Вечер на Ивана Купала» для большого симфонического оркестра, который подался с новой редакцией своего произведения, но когда переиздают книжку, то мы это не пропускаем, и также не можем переносить на другие сферы, потому что это не говорит о его актуальности.  Мы считаем, что Шевченковская премия должна вручаться прежде всего за созвучность времени,  за новаторство, а не за совокупность заслуг. Потому что если подходить с позиции заслуг, то Грабовский — это живая легенда, один из самых ярких представителей украинского авангарда, которому недавно исполнилось 85 лет, и именно он должен был получить премию... Но если мы считаем, что эта почетная награда должна продолжать Шевченковский дух — новаторство, а пассионарность и самое главное — актуальность, что очень важно для нашей страны сегодня. Именно по этим критериям этно-хаос группа «ДахаБраха» является тем коллективом, который соответствует духу Кобзаря. Хотя кое-кто из членов Комитета говорил о том, что это коммерческий проект... Вспоминаю, как он начинался, когда не мог быть представлен ни на одном из фестивалей, потому что их искусство не до конца фольк, не до конца классика, и это не поп-музыка. Этому коллективу было трудно вписаться в формат, и потому часто он никуда не попадал. Сначала это был некоммерческий проект, и только со временем группа смогла найти свою нишу и раскрутиться. Сейчас большой спрос на творчество «ДахаБраха» существует в Европе и Америке. Группа играла на больших сценах самых престижных фестивалей мира /Glastonbury, Roskilde и тому подобное), посетила сотни городов мира. На сегодня музыканты нашли те важные точки, которые не оставляют безразличными слушателей, и мы должны годиться, что самобытный коллектив получит престижную награду на родине, потому что уже имеет фантастический международный успех и своим искусством транслирует об Украине в мире.

Знаете, когда я стала ездить на разные международные фестивали современной и классической музыки, имела возможность общаться с музыкантами Европы. И оказалось, что эти музыканты, которые исполняют классику, знают о нашей стране через творчество... «ДахаБраха». То есть то, что исполняет эта группа, — является определенным рубежом украинской музыки современности, которые продолжают непрерывность традиций.

Подготовили Людмила ТАРАН, Татьяна ПОЛИЩУК, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ