Жить - значит меняться, меняться - значит взрослеть, а взрослеть - значит непрестанно творить себя самого.
Анри Бергсон, французский философ

«Люди с оружием решили, что мы здесь лишние...»

Основатель «Изоляции» Любовь Михайлова — о подробностях захвата центра
17 июня, 2014 - 16:52
Любовь Михайлова — о подробностях захвата центра
ФОТО ИЗ АРХИВА «Дня»
ЛЮБОВЬ МИХАЙЛОВА

Как «День» сообщал ранее, в Донецке террористы из самопровозглашенной «Народной республики» захватили Центр современного искусства «Изоляция» (официальное название — благотворительный фонд «Изоляция. Платформа культурных инициатив»), который находится на территории бывшего завода по производству изоляционных материалов.

Это место типичной судьбы для этих краев, но его новая жизнь была уникальной. В промышленном регионе с высоким уровнем коррупции постоянную поддержку имеют лишь классические жанры или китч — все, что дает имиджевую прибыль для власти или наиболее богатой прослойки бизнеса. Искусство, которое ставит под сомнение и себя, и предыдущую традицию, при таких условиях оказывается в гетто. В случае с «Изоляцией» — почти буквально, ведь арт-центр был далек и географически, и эстетически от ярмарки футбольно-олигархического тщеславия, процветавшей до недавнего времени на центральных улицах Донецка. Руководители Фонда выбрали верную стратегию: с одной стороны, эффектно вписывали новые выставки в запущенный индустриальный пейзаж, а с другой — ориентировались на социальные проекты, направленные на городское сообщество. Благодаря этому негромкий голос «Изоляции» был хорошо слышен среди позолоченных фанфар нашего дикого капитализма.

***

На прошлой неделе мы встретились с Любовью МИХАЙЛОВОЙ — основательницей Фонда, приехавшей с коллегами в Киев, — чтобы узнать о ситуации непосредственно от нее. К сожалению, худшие прогнозы, высказанные в «Дне» (см. «Час варвара», 11 июня 2014 г.), подтвердились.

— Скажите, почему все-таки на вас напали? Неужели вы были столь важны?

— Трудно давать оценку действиям людей, чью логику я не могу понять. По-моему, здесь явно просматривается политический заказ из России, ведь Россия сегодня вовсю использует культуру ради идеологических целей. Нам кажется, те, кто заказал нас, хотят себе набрать баллы в ДНР за счет действий по уничтожению «агентов американского империализма». Мы считаем себя просто площадкой для развития демократии, для свободы высказывания и самовыражения. Нас никогда не приветствовали донецкие власти, мэр города нас не ни разу посещал, нас уже громила эта же «Донецкая республика» полтора года назад, когда еще была только политическим движением. Хотя нас посещали все больше и больше людей, и это притом, что мы находились далеко от центра, нам никогда не хотели помочь с автобусом, и так далее. Так что это началось не сегодня. Для них «Изоляция», наверное, представлялась какой-то долго раздражающей мелочью, и тут вдруг у мальчика появился пистолет. Люди с оружием решили, что мы здесь лишние. Там ведь захватывать и захватывать: целый район был отрезан в 1990-е, просто взяли и сняли рельсы на железной дороге — заходи на любое предприятие, делай что хочешь. Но пришли к нам. Поэтому мы уверены, что есть внутренняя неприязнь и идеологическая составляющая. В основном же это агрессия по отношению к чему-то инородному. Главная идея всех предыдущих элит, как и тех, кто в регионе при власти сейчас, — Донбасс — монолит, то есть мысль одна на всех, а лишняя мысль им не нужна.

— Ваша территория точно не имеет стратегической ценности?

— Военные соображения за этим не стоят. У нас очень хорошие туалеты. Может быть, они их привлекли, если говорить о стратегических причинах. Но это недолго загадить.

— Что происходит сейчас в «Изоляции»?

— Мы им сами дали ключи, никто не сопротивлялся, но они все равно предпочли выбить двери. Начали грабеж с миксера, потом обчистили кассу в маленьком кафе, забрали 6000 гривен — это чтобы вы понимали их уровень. Кроме того, у них полный хаос в организации. Обещали, что мы сможем вывезти работы художников, но когда начали эвакуировать коллекцию, нас остановили. Внезапно в высших эшелонах ДНР нашлись любители современного искусства. Сказали, что будут пересматривать, вдруг им что-то пригодится. Сейчас они полностью убрали нашу охрану — раньше позволяли быть двоим человекам из охранной фирмы — а люди ДНР сменились боевиками батальона «Восток». По нашей информации, территория заминирована, и оттуда активно вывозят машины с металлоломом и еще неведомо с чем. То есть идет мародерство. Сначала была идеология, а теперь просто грабеж.

— Первую группу захватчиков вел Роман Лягин. Он же, вроде, гарантировал вам неприкосновенность имущества?

— Он выступает в виде такого друга Фонда. Позвонил заранее, предупредил, что будет предложение сдать территорию. Но Фонд не владеет территорией, на которой находится. Тем не менее, они пришли к Фонду с требованием отдать чуждую собственность для ДНР, что-то подписать, на что им сказали, что они сами могут это подписать с таким же точно эффектом... Лягин много лет ходил к нам на мероприятия с собачкой, с сыном, учился в Израиле, его семья живет в Германии — то есть нельзя сказать, что он безграмотен. Он понимает современный мир, но не скрывает, что является политтехнологом. Таков его заказ сейчас. Ранее он успешно выполнил задачу — провел «выборы» в ДНР, и теперь ищет свое место в борьбе за власть, ему нужны яркие дела.

— Давайте все-таки вернемся к вопросу о заказчиках. Кто они — можете конкретизировать?

— Мы думаем, что это люди, бежавшие из Украины, которым нужен бардак в Донецкой области и у которых есть деньги, чтобы его финансировать. Персоны наподобие Лягина, извините, не пукнут без оплаты. Тут не высокие идеи. Да, они используют идейно одержимые народные массы, но масс этих все меньше, а все больше чеченцев. Я не говорю, что заказали меня конкретно — там несколько общих заказчиков, финансирующих террор в Донбассе.

— На какую поддержку вы рассчитываете?

— Мы в Киеве собирались решать судьбу Фонда. Мы же существуем для аудитории. Аудиторию мы потеряли: она уезжает, бежит, на выставки никто не ходит. Вся команда выехала из Донецка в прошлый понедельник и в понедельник же утром состоялся захват. И обратиться нам некуда: власти нет, милиции нет. Звонил участковый, предложил прийти и что-то подписать, но к нам даже побоялся ехать. Мы написали письма в центральные органы власти, прокуратуру, СБУ, МВД, но мы понимаем, что у власти нет инструментов нам помочь. На сегодня мы — яркий пример того, что существует угроза даже не отдельным людям, а всей системе социального обеспечения — больницам, школам, детсадам, культурным институциям. Говорят, что нужны переговоры, мосты с ДНР... возможно. Но мы не верим, что с человеком, который пришел с автоматом, и сказал: все, что ваше, теперь — наше, можно вести переговоры, по крайней мере, не отобрав у них автомат. Так что надеемся не на государство, а на медиа и общественность.

— Что будете делать дальше?

— «Изоляция» — это не стены. За эти годы мы наработали колоссальный интеллектуальный потенциал. Сейчас собираемся сделать виртуальную площадку для людей, которые выезжают оттуда: объединим их и сделаем план Донбасса будущего. Даже попробуем создать альтернативное правительство. Проанализируем все экономические и социальные факторы, все возможности, и построим дорожную карту города будущего на 2020—2030-е годы, когда вырастет поколение, которому сегодня 8—10 лет.

Дмитрий ДЕСЯТЕРИК, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments