А самое большое наказание - это быть под властью худшего человека, чем ты, когда ты сам не согласился руководить.
Платон, древнегреческий философ, епиграматист, поэт, один из родоначальников европейской философии

Неизвестная для нас Академия Киевская

О чем свидетельствуют рисунки Вестерфельда
29 августа, 2018 - 18:40

Проведенное исследование побудило авторов к следующему, на наш взгляд, вполне достоверному толкованию приведенных рисунков А.Вестерфельда:

1. Сооружения, руины которых изобразил А.Вестерфельд на рис. 1—2, не являются руинами галерей Св. Софии как по типу кладки, так и по многочисленным конструктивным отличиям, перечисленным в предшествующих пунктах.

2. На данных рисунках А.Вестерфельд изобразил руину не одного сооружения с разных ракурсов, а, скорее всего, руины двух разных сооружений из комплекса зданий, именуемых Киевской Академией, поскольку все они отличаются по типу архитектуры.

3. Нет никаких оснований считать подписи под рис. 316, 318 ошибочными хотя бы потому, что на первый взгляд разные сооружения подписаны однотипно: «Pars Academiae Kijoviensis...» — и, кроме того, консультантом А. Вестерфельда во время осмотра древних руин был сам митрополит С. Коссов. Тогда о какой академии идет речь? Уже из самих размеров и состояния руин, которые простояли не одну сотню лет, ясно, что это не намного меньшая и более поздняя Києво-братская коллегия П.Могилы ХVII в. Таким образом, можно предположить, что в Киеве в домонгольский период существовало высшее учебное заведение, которое называлось Академия Киевская, и этот факт еще был известен в середине ХVII в. киевской культурной элите, в частности митрополиту С. Коссову, о чем он и сообщил Я. Радзивиллу и А. Вестерфельду.

В конце концов, иначе и не могло быть, ведь Киев в домонгольскую эпоху был культурным центром Европы и не мог оставаться в стороне от европейского культурного подъема конца ХІ в., когда в Болонье, Неаполе и Париже возникли первые университеты — центры теологической и философской науки.


Киев — исторический центр формирования восточнославянского государства Русь в IX—XI вв. — был большой космополитической и культурной столицей, центром христианизации целой Восточной Европы, «младшей дочерью Константинополя и Рима», по высказыванию Папы Иоанна Павла ІІ. Именно киевский митрополит направлял епископов во все княжества огромного государства Киевская Русь, которая была форпостом Европы на Востоке. Надежды на границы Европы вдоль Волги еще жили при Владимире Мономахе, который разгромил половецкие орды, остановив очередное нашествие на Западную Европу. Но следующего сокрушительного наезда монгольской орды в 1237—1240 гг. обескровленная Русь уже не выдержала.

Масштабные руины древней инфраструктуры города, немые свидетели большого прошлого, встречали немногочисленных путешественников еще долгое время: «...Київ, давня столиця Русії. Пишність і справді царська велич цього міста підтверджується самими його руїнами і памятками, від яких залишилися рештки. Ще й досі на сусідніх горах можна бачити залишки покинутих храмів та монастирів...»1. С течением времени рушились стены и своды великолепных храмов на многочисленные древние гробницы прежних великих киевских князей, где теперь величественные дворцы Владимира, Ярослава и Изяслава?.. Одна св. София, «будто на собственном кладбище», еще стоит среди руин Верхнего города.

Средневековые руины Киева в значительном количестве еще сохранялись до середины XVII в., вплоть до времен казацкого восстания Богдана Хмельницкого. Москва сразу воспользовалась подходящей возможностью повлиять. «Так 19 января 1654 г. в Чигирине Хмельницкий со старшиной присягал на верность Алексею Михайловичу, а уже 26 января царские посланцы за полторы версты до Золотых Ворот слушали поздравительную речь киевского митрополита Сильвестра Коссова, которого попросил непосредственно гетман. Речь эта далась Коссову нелегко: Бутурлин в тот же день направил ему запрос о недостаточно горячем отношении к подчиненности Украины Москве. По свидетельству очевидца, православного священника, «отець митрополит від жалю обумірав і всі бувші з ним духівники за сльозами світу не виділи». Известны и последующие столкновения Сильвестра Коссова с московскими боярами по вопросам присяги митрополичьих слуг и о принадлежности к митрополии территории Верхнего Города, избранной боярами в силу стратегических рассуждений для построения новой крепости. Так, М. К. Каргер в приводит исторический факт разборки разрушенных храмов св. Василия и св. Екатерины по рекомендации того же Бутурлина2. Так началась последняя фаза уничтожения древней столицы Руси.

Разборка этих руин и построение новой крепости на их месте не только изменила внешний вид города Киева, но и маргинализировала его большую историю от пропагандиста культурных достижений христианской Европы до неудачника-предшественника Московского государства.

Но за три года до этих событий в Киев вошло войско литовского гетмана Януша Радзивилла с целью ударить в самое сердце восстания, чтобы не только положить ему конец, но и одновременно спасти от казацких отрядов саму Литву. Сопровождал гетмана молодой голландский маляр Абрагам ван Вестерфельд. Вестерфельд по заказу гетмана, что исследовано в труде  3, с помощью камеры-обскуры выполнил для домашнего архива Радзивиллов около сотни впечатляющих рисунков архитектурных сооружений Северного Рима, которые были обречены вскоре исчезнуть. Этих рисунков до нашего времени дошло около 37 из в целом, вероятно, около ста, которые в конце XVIII в. пять художников скопировали для последнего польского короля Станислава Августа с оригинальных рисунков А. Вестерфельда, хранившихся в родовом имении Радзивиллов в г. Несвиж у князя Карла Станислава Радзивилла. Эти копии осенью 1904 г. в библиотеке Императорской академии искусств нашел известный российский искусствовед академик Я. И. Смирнов. Учитывая исключительное значение этих рисунков для истории Киева, Я. И. Смирнов сделал первые попытки расшифровки изображенных на них руин.

Среди этих уцелевших копий есть три: 316, 318, 319, подписанные «Academiae Kijoviensis». Здания, изображенные на этих рисунках, были впоследствии разобраны московскими войсками и, на наш взгляд, являются неизвестной страницей истории архитектуры города Киева княжеской эпохи и истории высшего образования в Украине в целом.

Анализ рисунков А. Вестерфельда 1651 г., подписанных: «Pars Academiae Kijoviensis...»

Мы намерены на примере рисунков 316 и 318 предложить новую расшифровку этих трех копий, подписанных «Academiae Kijoviensis» (рис. 1—2).

Первый шаг к расшифровке этих рисунков сделал Я.И.Смирнов в своем фундаментальном труде 4, где опроверг гипотезу проф. Н.И.Петрова, известного на то время исследователя украинской культуры, что эти руины являются остатками огромного (до сих пор не изученного) пятиконечного здания княжеской эпохи, напротив Десятинной церкви, разрушенной в 1872 году при строительстве Владимирской улицы. Далее Я.И.Смирнов приходит к выводу, что руины несомненно принадлежат к периоду княжеской эпохи, а «...ці ряди відкритих аркад або квадратних, перекритих склепінням, приміщень, таких подібних за конструкцією до деяких частин св.Софії, тим не менш на всіх цих малюнках не є церковними приділами, оскільки ми не знаходимо за ними стін самої церкви» от последующих предположений и объяснений данных рисунков Я.И.Смирнов отказался. В 20-х годах прошлого века проф. И.В.Моргилевский, в возражение аргументации Я.Смирнова, отождествил указанные руины с галереями св.Софии, объяснив отсутствие на рисунках стен самой церкви тем, что: «старанно змальовуючи живописні руїни, Вестерфельд просто не «бачить» самих мас храму», см.5 Эти и другие, слабо мотивируемые, предположения И.В.Моргилевского мы детально проанализируем и опровергнем ниже.

1 Первый самый важный (!), факт, который обходит вниманием в своей расшифровке данных рисунков проф. Моргилевский, заключается в том, что храм св. Софии (с галереями включительно) построен из плинфы методом углубленных рядов в технике opus mixtum, см.7, а сооружения, изображенные Вестерфельдом, составлены из кирпича методом ступенчатой кладки и содержат остатки штукатурки, а, следовательно, время их сооружения более позднее, когда в Киеве прекращается использование плинфы в строительстве. А их конструктивная близость к галереям св. Софии, по нашему мнению, лишь указывает на вероятную принадлежность сооружений, руины которых изображены на этих рисунках, до митрополичьего центра древнего Киева.

2 Второй важный факт, который никак нельзя согласовать с объяснениями И.Моргилевского, заключается в том, что исследуемые руины, как это видно из самих рисунков, расположены на открытой местности, а не в самом монастыре, уже обнесенном стенами.

Св. София на то время была капитально отремонтирована греко-католическим митрополитом Й.В.Рутским8. В частности, ее северный фасад был отреставрирован в традициях ренессансной архитектуры Рима, который соответствует традициям украинской греко-католической церкви.

Как установил Я.Смирнов, А.Вестерфельд вместе с князем Янушем во время киевского похода проживали в доме митрополита в Софийском монастыре, а их консультантом по архитектуре Верхнего Города был непосредственно сам митрополит Сильвестр Коссов. Следовательно, А.Вестерфельд, проживая во дворе Софийского монастыря, прекрасно знал, что он рисует, подписывая, представленные выше рисунки как здания академии.

Проанализируем вышеупомянутые четыре рисунка А.Вестерфельда и их разъяснение как определенных частей галерей св. Софии, приведенное проф. Моргилевским, чьи рассуждения изложены в упомянутой выше монографии О.Повстенко5.

Рассмотрим, таким образом, рис. 316, подписанный: «Pars Academiae Kijoviensis versus Orientem», то есть: «Часть Академии Киевской в восточном направлении». По версии И. Моргилевского, на этом рисунке А.Вестерфельд изображает среднюю часть южной галереи св. Софии (рис. на стр. 58 источника 5), «що являє собою відкриту потрійну аркаду на гранчастих стовпах; в просвіті передньої аркади видно другу потрійну аркаду внутрішньої галереї, але оперту вже не на гранчасті стовпи ,як попередня, а на квадратові в пляні стовпи з півколонками на їх гранях».

В действительности же, сооружение, нарисованное Вестерфельдом, не имеет ничего общего с галереями Софийской кафедры:

1 Передняя тройная аркада сооружения, изображенная на рис.  316, опирается не на граненые, как показал зондаж южной галереи Св. Софии, а на крещатые в плане столбы, что заметно за тенями, которые отбрасывают лопатки столба, и за строительной техникой согласования кладки крещатых столбов с кладкой двухступенчатых арок, опирающихся на них.

2 Сооружение на рис. 316, в отличие от Св. Софии, было покрыто штукатуркой внешне, а по грани левого столба центральной аркады и по стене с тремя окнами видно, что она была построена из кирпича методом ступенчатой кладки. Даже намека нет на применение при сооружении этого здания метода углубляющихся рядов в технике opus mixtum Св. Софии (рядом с вышеупомянутой фотографией на стр. 68 источника 5), ведь «полосатость» четырех столбов трехпролетных аркад предопределена не характером кладки, а декором штукатурки.

3 У внешней галереи сооружения на рисунке А.Вестерфельда — два яруса, а у кафедры Св.Софии, соответственно, один.

4 Верх Св.Софии никогда не был разрушен, а на рис. 316 видны лишь его остатки.

Теперь перейдем к рис. 318, подписанному как: «Pars Academiae Kijoviensis versus Septentrionem», то есть: «Часть Академии Киевской в северном направлении».

Профессор И.Моргилевский объясняет этот рисунок как изображение нижней части внутренней галереи Софийской кафедры и прилегающей к ней части внешней галереи в направлении север-юг с поз. 4 (этот же рисунок на стр. 58 источника 5). С этими объяснениями тоже нельзя согласиться по следующим причинам:

1 Сооружение, изображенное А. Вестерфельдом на рис. 318, составлено из кирпича методом ступенчатой кладки, а не из плинфы методом углубленных рядов в технике opus mixtum, как в Св. Софии.

2 Обе галереи, изображенные на рис. 318, — одинаковой ширины, в отличие от кафедры Св. Софии, у которой внешняя партеровая галерея почти вдвое шире внутренней.

3 Сооружение, изображенное А.Вестерфельдом на рис. 318, утратило почти всю свою фресковую роспись, кроме фигуры святого над правым аркбутаном. Галереи Св. Софии по сей день хранят древние фрески.

4 Относительно легкие прямоугольные столбы, присутствующие в южной внутренней и внешней западных галереях сооружения, исходя из данного рисунка, несовместимы с наличием угловых башен, которые имеются в Софийской кафедре и которых нигде не видно на рисунке А.Вестерфельда.

Приведенные в предыдущих пунктах конструктивные особенности западных галерей сооружения, изображенного А. Вестерфельдом на рис. 318, неопровержимо доказывают, что данное сооружение не имело никакого отношения не только к западным галереям Св.Софии, но и к другим ее частям.


1 Герберштейн С. Записки о Московии.-М.: Изд-во Моск. гос. ун-та, 1988. — С. 185.

2 Каргер М. К. Древний Киев. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1961. — Т. 2. — С. 114—115.

3 Русина О.В. Радзивілли та Україна: культурні конотації // Український історичний журнал — 2015. — № 2. — С. 113—130.

4 Смирнов Я.И. Рисунки Киева 1651 года по копиям их конца XVIII века. Тр. XIII Археологического съезда. — Т. 2. — М., 1908. — С. 197 — 512.

5 Повстенко О. Катедра св.Софії у Києві. Вид. Укр. Вільн. Акад. Наук у США, 1954. — С. 58,68, 87, 199, 201.

6 Висоцький С.О. Золоті ворота в Києві — К.: Техніка, 2000. — С. 1 — 158.

7 Асеев Ю.С. Архитектура древнего Киева. — К.: Будівельник, 1982. — С. 51, 135.

8 Украинская греко-католическая церковь. — Киев, 2013. — С. 279.

Владимир КЛИМЕНКО
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments