Теперь каждый украинец должен, ложась, в головы класть мешок мыслей об Украине, должен покрываться мыслями об Украине и вставать вместе с солнцем с хлопотами об Украине.
Николай Кулиш, украинский драматург, режиссер, педагог, представитель Расстрелянного Возрождения

«Немудрено быть украинцем, разговаривая по-украински...»

Штрихи к портрету Юрия Созанского
7 ноября, 1996 - 20:16

Художник родился 4 марта 1926 года в Гродно (ныне Беларусь), но сформирован семейным окружением и «аурой» западноукраинского города Дрогобыч.

В своих воспоминаниях «Страницы из моей жизни» Юрий Созанский пишет: «...биографию можно писать самому — тогда это будет исповедь, а может писать ее и кто-то другой — тогда это будет легенда или (принимая во внимание авторскую позицию того, кто пишет) пасквиль. Я не хочу легенды»...

Ему довелось побывать в Польше, Украине, Австрии, Германии, Венгрии, Молдове, отсидеть семь лет в ГУЛАГе, Туркменистане... Потом были годы обучения и творческой работы на территории бывшего СССР и Туркмении.

Юрий (Георгий-Казимир) Созанский родился в благородной семье. Отец — польский офицер Стефан Созанский Korczak de Worona (по происхождению из рода австрийского барона von Turk, дочь которого Мария и была матерью С. Созанского, а его отец — Ипполит Созанский — происходил из рода греко-католических священников в Турке на Бойковщине). Мать — украинка Магдалина Жук (из семьи Коссаков, которая дала Украине выдающихся деятелей национально-освободительных соревнований — полковника УСС Григория Коссака; выдающегося патриота, погибшего в борьбе за независимость Карпатской Украины — Зенона Коссака). Родители Юрия Созанского развелись, поэтому в воспитании и формировании его мировоззрения, как и младшей сестры Гали (Гелены), главную роль сыграли мама и бабушка. Они тогда жили в Дрогобыче. Музыку всегда почитали в их доме (мама была солисткой хора «Дрогобычский Боян»).

Юрий с теплотой вспоминает дирижера Михаила Иваненко, который выиграл в лотерее и значительную часть денег передал семье Созанских для покупки фортепиано. После этого Юрий с сестрой активно начали заниматься музыкой. Способность юноши заметил авторитетный Василий Барвинский (в этом году исполнилось 120 лет со дня его рождения, об этом писал «День») и уже на протяжении долгих лет не выпускал его из поля зрения, а в 1941—1944 гг. совершенствовал игру юноши непосредственно...

Нужно отметить, что судьбы Юрия, его матери, а также его великого учителя получили своеобразные «параллели»: все трое испытали лишения в ГУЛАГе. Маму, Магдалину Созанскую, арестовали и осудили на семь лет только за то, что она была солисткой «буржуазно-националистического» хора. Того самого — «Дрогобычского Бояна», который в современной Украине возобновил свою творческую деятельность и развивает достижения своего предшественника...

Читатель может понять, в каких условиях происходило становление Юрия Созанского и его сестры как будущих профессиональных музыкантов. Уже в юношеские годы он показал себя перспективным пианистом. После «освобождения» в 1939 году Дрогобыч стал областным центром: появилась филармония, был организован симфонический оркестр, и в 1940 году юный пианист (ему еще не было и 14 лет) успешно исполняет «Венгерскую рапсодию» для фортепиано с оркестром Ф. Листа.

Казалось бы, открываются новые многообещающие перспективы, но надежды были напрасными — уже бушевала Вторая мировая война и Украина вот-вот должна была оказаться в ее эпицентре...

С приходом немцев (1941 г.) восстанавливается деятельность украинских учреждений и обществ, что дало возможность юноше закончить гимназию, одновременно учиться игре на фортепиано во Львове у В. Барвинского и работать концертмейстером хора «Дрогобычский Боян». Жизненно-практический опыт «обрастал» необходимыми знаниями в различных направлениях музыки.

Прошли годы, приближалась эпоха нового «освобождения». Предыдущее — в «золотом» сентябре — в памяти украинцев оставило наиболее тяжелые впечатления: запрет украинского во всех проявлениях, насаждение пролетарской «культуры», аресты и ссылки людей, связанных с национально-общественной деятельностью. Летом 1944 года 18-летний Ю. Созанский оказался перед выбором, в котором из трех вариантов, по крайней мере, два «светили» ему ГУЛАГом (и он таки его не миновал). Это — «оставаться на месте и ждать прихода советских войск; идти в Карпаты к бандеровцам (УПА) или — записаться в СС и отправиться на Запад с отступающими немецкими войсками.

Юноша делает свой выбор: «Не только умирать, но даже стать калекой «За Семью и за Сталина» я не хотел, и воевать на «два фронта» (в УПА) — также». Немцы СС-юношей в военные операции не вводили и вообще эта организация подчинялась не СС, а Люфтваффе. 10 месяцев, проведенных в ней вполне хватало для «особого отдела»: после странствий по Австрии Юрий Созанский решает вернуться домой. Американцы перевозят его в советскую зону, в которой его сразу мобилизуют в Красную армию (в Венгрию). Далее события развивались быстро: приезд в Одессу, «дружеские» разговоры спецов, а затем арест, следствие и приговор: семь лет заключения в ИТЛ (исправительно-трудовых лагерях). Основанием послужило то, что юноша якобы учился в разведдиверсионной школе (хотя этого на самом деле не было).

В «Воспоминаниях» Созанский пишет:«На ночь нас затолкали в камеру — более сотни мужчин. Дышать было нечем. Ни стоять, ни сесть нельзя было. И на ногах выстоять целую ночь не было сил». Понятно, что в этой ситуации дело могло дойти до кровавых споров. Слово свидетелю: «И вдруг... зазвучал тихий, спокойный, мелодичный украинский язык: «Петро запел «Сонце низенько», и в этом же исполнении одного актера уже до конца звучала «Наталка Полтавка» Котляревского. Камера притихла»...

Музыкальная профессия очень помогла Юрию в отбывании срока заключения: он был незаменимым в культурно-воспитательных мероприятиях «архипелага». Эта система работала очень слажено: Созанскому, а немногим позже — его матери и учителю Василию Барвинскому пришлось воспевать «самую прекрасную и самую гуманную» страну в мире — СССР и ее вождя-злодея. Именно тогда у Юрия появились новые друзья, среди которых: немцы, литовцы, евреи, поляки; в заключении он создал свои первые композиции.

В 1954 году Ю. Созанский был освобожден. Стоит отметить, что в начале 90-х, он как и десятки тысяч других невиновных, был реабилитирован уже в новой, независимой Украине. С большим рвением Юрий наверстывает упущенное: за неполных два года оканчивает Дрогобычское музыкальное училище, женится. Его жена, музыковед и педагог Фрида Скорина, также немало пострадала от тоталитарного режима. До последних лет своей жизни она была верным другом и надежным помощником во всех направлениях деятельности талантливого и неугомонного мужа. А этими направлениями, кроме фортепианной деятельности, становятся дирижирование, композиция и музыкология.

Жизненные дороги Ю. Созанского продолжались в Ивано-Франковске, где он возглавил оркестр в музыкально-драматическом театре (работал как дирижер и композитор). Затем был Донецкий музыкально-педагогический институт (дирижирование симфоническими оркестрами, научная деятельность, руководство научно-техническим студенческим обществом, в недрах которого рождались и разрабатывались новаторские идеи в области музыкологии). В «перерыве» между этими направлениями — обучение в Киевской консерватории, впоследствии — в аспирантуре. Именно там началось плодотворное сотрудничество под руководством известных ученых: Горюхиной, Шреер-Ткаченко и дирижеров Рахлина, Канерштейна. Под влиянием исследовательских поисков известного фольклориста Владимира Гошовского, с которым Юрий Созанский был в приятельских отношениях, у последнего зарождаются новые идеи философской концепции изучения музыкального искусства как особого метаязыка. Приближаясь к определенной системе в собственных исследованиях, касаясь запрещенных на то время проблем семиотики, семантики, информатики, структурного анализа (как и кибернетики или генетики), ученый часто выступает с научными докладами, стимулирует способных студентов к поисковой работе, пишет ряд трудов на неизведанные темы. Об этих достижениях узнают маститые московские ученые (В. Бобровский, Е. Назайкинский, В. Медушевский), некоторые новейшие идеи украинского ученого в то время позаимствовали или нещадно критиковали в духе эпохи.

Можем себе представить, какие бури бушевали в душе нерядовой личности. Если добавить, что за плечами Созанского уже был немалый творческий опыт и значительные достижения в дирижировании — десятки произведений классической музыки в исполнении симфонических оркестров Киевской оперной студии, Донецкой и Луганской филармоний; композиции — как отдельных произведений для инструментов, солистов или хора, так и авторская музыка к ряду музыкально-драматических спектаклей (сохранились положительные рецензии-экспертизы известного музыковеда-композитора Л. Кауфмана на музыку к некоторым спектаклям как свидетельства талантливого и умелого творчества), также — лекторская научная работа (выступления на научных конференциях, ряд глубоких новаторских статей) — складывается определенное представление об огромном размахе деятельности этого человека.

И произошел срыв, нервы не выдержали, музыкант, восставая против рутины и несправедливости, решает стать... трактористом. Юрий заканчивает курсы трактористов и начинает работать по новой специальности. После несчастного случая (увечье руки) Созанский решает покинуть Украину в 1982 г. и оказывается в Туркменистане. Там он обретает друзей, новую семью, работает в Чарджоуском музыкальном училище педагогом музыкально-теоретических дисциплин, разворачивает просветительскую и научно-методическую работу. Музыкант выступает в фортепианных дуэтах в концертах вместе с женой (вторая жена — пианистка Валентина); дирижирует симфоническим оркестром, для которого пишет новые произведения и оркеструет классическую музыку; составляет ряд методических пособий с учетом национальной специфики тюркской республики. Акцентирую на этом внимание, потому что и в национально-языковых вопросах Юрий Созанский оставляет свой след: зная ряд иностранных языков, он заинтересовался и особенностями тюркских языков. А что касается немецкого, то пишет, например, несравненное эссе «Перевод немецкого текста van Swieten’a в оратории Гайдна «Поры года» (Судьба одного перевода религиозного текста в светской оратории)». Здесь автор развенчивает нескладность и лживость перевода текста известного произведения, обусловленные идеологическими догмами тоталитарного режима.

...Достаточно продолжительное время, пребывая далеко от Украины, Юрий Созанский не порывает семейных и приятельских отношений. Постоянно общаясь с сестрой Г. Созанской-Климкив, откликается на ее призыв распространить свои достижения в Украине: постепенно он становится известным, по крайней мере, на западе Украины. Несколько лет назад Дрогобычские гимназисты 30—40-х годов, поздравляя его с юбилеем, направили приветствие славному земляку, в котором были слова о родном городе.

В мае 2006 года в Дрогобычском училище им. В. Барвинского по случаю 80-летия со дня рождения Юрия Созанского состоялся концерт его произведений, исполнителями которого были педагоги и студенты училища; презентация книги под редакцией кандидата искусствоведения Лилии Назар «Юрий Созанский. Воспоминания. Материалы. Исследования». В этом году выпущено фундаментальное исследование ученого «Музыкальная семиотика» (под редакцией Л. Назар). Оно обещает стать значительным событием в области музыкологии последних лет.

...Музыкант продолжает трудиться на благо родной культуры. Находясь далеко от родной земли, он отмечает: «не мудрено быть украинцем, разговаривая по-украински, а мудрено оставаться им, разговаривая по-русски...».

Владимир ГРАБОВСКИЙ, специально для «Дня»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments