Гарантией настоящей демократичности будущего строя в украинском государстве, в первую очередь есть, широко народный характер украинского движения, его беспримерная идейность.
Роман Шухевич, украинский политический и государственный деятель, военный

Страсти по Караваджо

Игорь Пороник: «Картина «Взятие Христа под стражу» для Одесского музея то же, что «Джоконда» для Лувра...»
30 сентября, 2020 - 09:53
КАРАВАДЖО «ВЗЯТИЕ ХРИСТА ПОД СТРАЖУ»

С сентябрьскими днями связано несколько памятных событий, которые тем или иным образом касаются знаменитой картины Караваджо «Взятие Христа под стражу» (1602?), похищенной из Одесского музея западного и восточного искусства двенадцать лет назад... А через год, также в сентябре, мировая общественность будет отмечать 450-летие со дня рождения одного из самых ярких итальянских живописцев эпохи барокко, «неожиданного и экстравагантного» Микеланджело Меризида Караваджо (1571—1610).  Приближение этого события чувствуется и в Украине: снова стала актуальной тема реставрации и возвращения в Одессу знакового произведения великого мастера, о чем шла речь во время нынешней встречи в Одессе Президента Украины с директором музея.

Напомним, прошло почти пять лет с момента публикации на страницах «Дня» интервью с сотрудниками Одесского музея на эту тему, которая имела заметный резонанс (1.01.2016). В 2015 году ОМЗВИ возглавил Игорь Пороник, для которого вопрос возвращения картины в музей стало делом и профессионального долга, и чести.  Как обстоят дела с шедевром Караваджо на данный момент?

«ЗА ДЕСЯТЬ ЛЕТ СМЕНИЛОСЬ УЖЕ ЧЕТЫРЕ СУДЬИ»

— Напомню, что в эти дни 2010 году картина была передана на ответственное хранение в Национальный научно-исследовательский реставрационный центр Украины (ННИРЦУ). Фактически существовал запрет на ее реставрацию в качестве вещественного доказательства в ходе судебного производства, — «Дню» рассказал Игорь Борисович Пороник.  — Программа намечалась следующая: сначала завершить судебное расследование (которому конца-края нет), а потом уже реставрировать полотно.  Мы много потратили времени и здоровья, чтобы добиться от суда возможности проведения реставрационных работ параллельно с судебным процессом, ведь существует экспертное заключение о состоянии картины на момент ее обнаружения. В конце концов, в марте 2018 ННИРЦУ получил разрешение суда на проведение реставрации.  Работники реставрационного цента все это время не сидели сложа руки — они разработали детальную программу проведения необходимых мероприятий и работ и при благоприятных условиях сразу приступили к реставрации картины.

— Так дело тормозила позиция судьи?

— За десять лет сменилось уже четыре судьи. Ситуация оказалась непростой.  О запрете реставрации решения суда как такового не было, но без письменного разрешения этой инстанции работники ННИРЦУ на такие работы не решались.  После нашей интенсивной бомбардировки в разные инстанции — куда я только не писал! — в 2017 году сменился судья и, естественно, процедура производства.  Получается, нужна была добрая воля и пристальное внимание со стороны общественности, определенное давление, если хотите.

— Что касается обращений, пожалуйста, конкретизируйте.

— В течение 2015—2018 годов были обращения к генеральному директору ННИРЦУ, председателю Национального комитета IКОМ — международной музейной институции;  председателю Музейного совета Украины; неоднократно к голове и судье Подольского районного суда г. Киева и др. Как было сказано, два года назад такое разрешение наконец получили.  Это было даже не решение суда, а письмо на имя генерального директора реставрационного центра.

— Можно утверждать, что с Центром реставрации в этой ситуации возник эффект синергии.

— Да, конечно, ведь в большинстве случаев наши позиции совпадали.  Мы присутствовали во время судебных разбирательств дела и выражали заинтересованность в ускорении реставрационных работ. Все эти годы поврежденное произведение хранилось в надлежащих условиях. Однако у нашего музейного реставратора Ольги Куцан была тревога (которую мы разделяли) за состояние произведения, ведь немецкие реставраторы в расчете на немедленные работы по спасению шедевра использовали синтетические средства для временных наклеиваний, связанных с транспортировкой. То, что поврежденное произведение лежит и его не трогают, еще не значит, что с ним ничего не происходит. Я говорю о химических реакциях почвы, красках и лаках, состоянии дублированного, вероятно, в ХIХ веке полотна, которое в то время не было натянуто на подрамник.  Понимаете, произведение Караваджо для нашего музея то же самое, как, например, «Джоконда» для Лувра, и не только для одесситов, но и для Украины...

— В отличие от дублинского варианта, одесская картина создана, насколько позволяют судить имеющиеся факты, раньше. Вопрос атрибуции остается раздражающей темой. О подлинности произведения говорили ваши предшественники Людмила Сауленко и Владимир Островский.

— Наша программа действий трехэтапная: физическое возвращение похищенного артефакта, реставрация и возвращение картины в Одессу и утверждение доброго имени картине — донесение миру авторства Караваджо. Людмила Лукьяновна была права, ведь рентгеновские снимки показали многократные переписывания полотна, напряженные авторские поиски композиции, ракурсов в отличие от дублинской живописной версии. С 1600 года Караваджо на определенном этапе прибегал к гравировке на полотне, которые есть на нашем полотне. На это указывают и химико-технологические исследования использованного полотна, пигментов и красок.  Также не секрет, что старые мастера делали авторские повторы своих наиболее удачных работ.  Не внушительна и версия, что наше произведение является более поздней копией Джованни ди Аталла по заказу владельца картины, родного брата КириакоМаттеи — Аструбале.  Ведь, согласно найденной записи в «бухгалтерской книге», ди Атилла получил всего 12 скудо, которых даже не хватило бы на дорогие краски, необходимые для написания картины такого размера.

«ХОД РЕСТАВРАЦИИ ЯВЛЯЕТСЯ ТЕМОЙ № 1 В МУЗЕЙНЫХ КРУГАХ, И НЕ ТОЛЬКО УКРАИНЫ»

— Насколько известно, в вопросе атрибуции полотна вы вышли на новый уровень.

— У нас, в отличие от коллег из Дублина, установились партнерские отношения с итальянскими специалистами.  В частности, доктором искусствоведения университета Феррары Натальей Чечиковой (Nataliia Chechykova), реставратором и историком, профессором Джулией Сильвией Гия (Julia Sylvia Ghia), профессором, ныне директором Galleria Borghese Франческой Каппелетти (Francesca Cappe lletti), ведущим экспертом творчества Караваджо (галерея имеет одну из  крупнейших коллекций произведений Караваджо, при ней действует неправительственная организация — CARAVAGGIO RESEARCH PROJECT — Институт Караваджо. — В.К.).  В 2009 году Джулия была задействована в программе «400 лет без Караваджо», в результате чего основательно исследовано более 20 работ мастера.  Эти наработки легли в основу двухтомного издания, содержащего научную базу для атрибуции нововыявленных произведений Караваджо. Несколько экземпляров этого издания подарено украинской стороне.

В июле 2019 года названные специалисты посетили реставрационный центр в Киеве.  Отмечу, что Дж. Гия и Н. Чечикова являются авторами глубоко аргументированной научной статьи «Lastoriadelpresunto Caravaggio di Odessainrestauro a Kiev», которая развенчивает миф о «неподлинности» нашей картины.  Ведь до 1990 года, то есть до момента обнаружения главным хранителем Национальной галереи Ирландии Серджио Бенедетти варианта названной картины Караваджо, никто не ставил под сомнение аутентичность нашего экспоната.

Не так давно тема участия итальянских специалистов в исследовании картины «Взятие Христа под стражу» была предметом разговора во время встречи с послом Италии в Украине, нашим другом господином Давиде ла Чечилия.  В случае окончания реставрации и возвращения картины в музей итальянские специалисты готовы предоставить возможность выставить и исследовать произведение в Италии.  Более того, итальянцы были готовы взяться за реставрацию поврежденной картины, однако возникла щекотливая ситуация, ведь наши реставраторы уже работали с работой Караваджо в 2006 году, и центр имеет специалистов соответствующего уровня. Отмечу, что и итальянские гости, в частности, Джулия Гия, высоко оценила работу наших реставраторов и условия (отдельно оборудованное помещение), в которых картина находится.  Центр существует уже 80 лет!  Кроме того, и это первое — еще действует запрет на вывоз артефакта. Поэтому эту идею отвергли.

— То обстоятельство, что ситуация с произведением итальянского мастера резко изменилась к лучшему, — это проявление политической воли или логичность многолетних наработок?

— У некоторых возникло подозрение, что реставрацию «подгоняют под дату».  Это ерунда, ведь мы не станем в ущерб картине ускорять этот процесс. Завершение реставрации должно быть согласовано с технологией процесса.  Основная, трудоемкая работа была выполнена еще в июле прошлого года.  И еще год впереди, поэтому есть время для проведения реставрации без нарушения технологии.

Отмечу, что упомянутый визит итальянцев в Киев и ход реставрации является темой № 1 в музейных кругах, и не только Украины.  Успешное обновление одного из выдающихся произведений Микеланджело Миризи ди Караваджо, 450-летие которого мировая общественность будет отмечать в следующем году, является предметом престижа для нашей страны, ее достойного пребывания в европейской культурной общности.  Более того, когда в 2018 году мы выставили в Милане нашего Хальса, то получили от итальянских коллег предложение экспонировать «Взятие Христа под стражу» в 2021 году во время следующей импрезы по случаю юбилея Караваджо.

— Безусловно, что продвижение в этом вопросе является результатом коллективных усилий на разных уровнях?

— Хотел бы поблагодарить в первую очередь председателя Одесской государственной администрации, пана Максима Куцого, начальника управления культуры, национальностей, религий и охраны объектов культурного наследия обладминистрации пани Елену Олийнык и председателя попечительского совета музея пана Юрия Маслова за донесение приоритетности этого вопроса к представителям высших эшелонов  власти.

Владимир КУДЛАЧ, Одесса
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ