Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, выдающийся украинский государственный и политический деятель, военачальник, последний гетман Украины

Творец Шевченкианы

К 140-летию Каленика Терещенко
28 августа, 2019 - 16:45
РОДИТЕЛЬСКИЙ ДОМ

Жаль, что имя его неизвестно многим украинцам. Хотя Каленик Мефодиевич Терещенко (1879—1969 гг.) является автором свыше тридцати памятников Тарасу Шевченко. И, в частности, первого скульптурного памятника Кобзарю на Чернечьей горе около Канева, установленного 1 июля 1923 года.

Родился Калень в 1879 году, в многодетной семье отставного солдата и крестьянки в селе Поповке Звенигородского уезда Киевской губернии. Старший брат Нифонт (1867 г. р.) и сестренка София (1876 г. р.) хорошо рисовали. Поэтому первые азы рисования маленькому Каленику, который любил рисовать и  лепить из глины, давали они.

Сохранилась интересная запись сестры Софии: «Наша сім’я вся була здібна до малювання; коли я була мала, я теж малювала. Зайшов до нашої хати випадково волосний писар, побачив мої малюнки, які забрав із собою й показав у Звенигородці мировому посереднику Мокову, а той показав на з’їзді посередників, поміж  яких був граф Муравйов. Муравйов забрав малюнки, показав у Петербурзі, там сказали, що ніби я дуже здібна. Коли їхала жінка Муравйова до Петербурга, то взяла й мене з собою. Вона передала мене до Шувалової, яка допомагала на початку мені, а пізніше я малювала картини в музеї й одержувала гроші. Я знала, що брат Каленик більш здібний від мене, тому я поклопотала, і його прийняли в художню школу учитися безплатно й видали йому стипендію, а також обіди. Таким чином він закінчив. Після школи він перейшов у Петербурзьку академію мистецтв. Потім працював по скульптурі».

В 1902—1914 годах Калень набирался художественного опыта в мастерской В.Беклемишева в Петербурге. Именно благодаря этому великому скульптору, профессору  академии, он и овладел искусством творения памятников. Но начинает собственные проекты.

К. ТЕРЕЩЕНКО 1912 г.

По окончании Академии наш талантливый земляк преподает лепку в школе искусств. А также работает в монументально-декоративном оформлении дворцов Петергофа и Царского Села. Создает лепные украшения и скульптуры для придворного музея в стиле княжеского времени Киевской Руси. Здесь же творит барельеф «Олегові лодії і струги під Цареградом».

Из-за революционных событий возвращается в родное село. Вместе с земляками борется против немецко-кайзерских оккупантов.

В мирное время преподает рисование, учит детей живописи и лепки в Звенигородской и Гусакивской школах. Оформляет выставки в сельстроях. Вместе с сестрой Софией и братом Нифонтом основал в 1920 году художественную школу им. Т.Шевченко. Помогал сестре в создании краеведческого музея в Звенигородке.

О последующих важных событиях его жизни рассказывает Калень Мефодиевич: «У Каневі на могилі Шевченка стояв залізний хрест. При радянській владі він якось не личив на могилі революційного борця. Під весну прийшли до мене товариші з виконкому й кажуть: — Є думка, щоб ви зробили пам’ятник Тарасу. Він буде встановлений на могилі замість хреста. Тільки пам’ятник треба вилити з чавуну. Зможете взятися за цю справу?»...

Калень Терещенко стал не первым ли скульптором, что увековечил Тараса Григорьевича в памятниках, которые пошли, как раньше говорили, «в массы». С легкой руки мастер из Звенигородки создал и «классический образ» народного поэта: в шапке, в тулупе, с суровым, даже гневным взглядом...

По воспоминаниям скульптора, ему даже обычный гипс не предоставили, и первую рабочую модель он лепил... из глины, поэтому когда вылили бюст поэта — сам удивился увиденному... Дальше смастерил модель из дерева. Но... новый бюст отлили без участия скульптора. Без его участия и шлифовали, обрабатывали образ.

Конечно, можно сказать спасибо рабочим литейного цеха Городищенского сахарозавода (Черкасчина), которые на собственный риск выполнили все необходимые работы и в 1923 г. стали творцами одного из первых отечественных памятников Кобзарю. По-сути, Каленику Терещенко не дали права выбора творческого поиска. Тогдашняя власть очень спешила, чтобы заменить на могиле поэта поповский крест на памятник.  Поэтому и приняла памятник простой, несуразный — как обычному сельскому мужику...

В 1920-е сложились все предпосылки для монументальной пропаганды образа Т.Г. Шевченко: свершилась украинская национальная революция, и любовь к Кобзарю как к народному певцу, достигла новых высот. Тем более, что новая власть однозначно зачислила великого поэта в свои ряды революционеров-борцов...

По словам Каленя Терещенко, первый памятник в Городище был отлит по модели из глины, и именно он поехал в Канев, где в воскресенье 1 июля 1923 года в присутствии 15 тысяч  людей со всех уголков Украины, он был торжественно открыт. Этот бюст простоял на могиле 16 лет, а в июне 1939-го заменен величественным памятником Матвея Манизера, который стоит на Чернечьей горе и поныне.

Калень Мефодиевич первым бюстом был недоволен и сделал еще одну модель — из дерева. «А мне говорят: не нужно, — вспоминал Терещенко. — Все равно  тот, что сделали, когда-то заменим».

БЮСТ ШЕВЧЕНКО НА ТЕРРИТОРИИ БОЛЬНИЦЫ В ГОРОДИЩЕ

...В советские времена бытовало мнение, что чугунные памятники Кобзарю (действительно Терещенковские) были установлены в городе в 1920-х. Один около дома-читальни на углу Спасской, второй в парке сахарозавода. Относительно первого, истинная правда, это подтверждают и местные краеведы, и паспорт памятника, который сохраняется в районном секторе культуры. Относительно второго, то краеведы советских времен предпочитали молчать, хотя в паспорте памятника и отмечено установление его в парке предприятия 1929 годом. В действительности же отлитый бюст долго не был востребован, потому что, как говорится, припадал пылью на складе сахарозавода. И во времена войны, осенью  1941 года, когда фашистские оккупанты разрушили установленный еще в 1923 году бюст основоположника «научного коммунизма» Карла Маркса (кстати, также работы Каленя Терещенко), то на освобожденный пьедестал поместили бюст Т.Шевченко.

Конечно, сказать, что фашисты поставили в Городище памятник Великому Кобзарю, советская власть не могла: факт этот просто замалчивался.

С 2001 года памятники в городе нашли новые адреса и теперь находятся на территории районной больницы и во дворе городской средней школы №1.

По поводу «четвертого» бюста, который якобы установлен в 1930 году в Моринцах, то автор публикации, побывав  в селе, где родился Тарас, действительно увидела его бюст, который издавна стоит в помещении средней школы на лестнице, что ведет на второй этаж. Правда, бюст вовсе не похож  на те, что в Городище. Это молодой поэт — без тулупа и шапки. И вовсе не чугунный, а из бетона, камешки из которого в одном месте даже проступают.

Но это действительно скульптура Каленя Терещенко, — подтвердил старший научный сотрудник Национального историко-культурного заповедника «Родина Тараса Шевченко» Станислав СУРЖКО. — Бюст, возможно, сделан на сахарном заводе в Городище, однако к первым чугунным памятникам художника он, как видим, никакого отношения не имеет.

Стоит также прибавить, что Шевченкиана Каленя Терещенко тех лет еще была представлена замечательными памятниками в селе Шевченковом и в г. Шполе.

Из всех них сегодня на пьедесталах стоят лишь бюсты в Городище, и создан по образцу Терещенковых памятников бюст в  Млиеве. Некоторые бездумно уничтожены как «устаревшие», другие стали музейными экспонатами или, как в Моринцах, украшают один из уголков школы.

Благодаря Антонине Нифонтовне кое-что узнали и о бракосочетании ее дяди, и о его жене: «Працював він перед Звенигородкою в Почапинцях завклубом при цукроварні (зараз село Лисянського району. — О.О.). Поламав ногу й попав у лікарню. Марія Володимирівна була в цій лікарні санітаркою. Доглядала його й сама женила на собі. Були вони дуже різні по натурі та й по культурі. Дядьо був делікатною, м’якосердною, чутливою людиною. А Марія Володимирівна мала нахил до спекуляції... Щоправда, вона була хорошою господинею, а дядькові обридло поневірятися голодному й брудному. Вже став старий і хотілося більше спокійного життя. Він виконував усі примхи дядини, аби «лихо тихо»...Була дуже забобонна, любила лікуватись зіллям і нашіптуванням, і не вірила лікарям. Дядя від сліпоти лікувала пилком із квітучого жита. Через що він зовсім осліп»...

Скульптор Матвей Манизер, создавая величественный памятник Тарасу Шевченко в Харькове, многое позаимствовал у скромного, а потому почти неизвестного творца из Звенигородки Каленя Терещенко. В частности, композиционные, не главные скульптуры, которых в Терещенковом памятнике в Кирилловке было до десятка. И о которых никто не знает, потому что они, как и весь памятник, давно уничтожены. Но, слава Богу, в Харькове он стоит! С композициями. Как и у Каленя. Потому что идеи воровались во все времена! А в нынешние, интернетные — число любителей выдать чужое за свое, значительно выросло!..

Конечно, более чем скромный Калень Мефодиевич никому и ничего не сказал о памятниках своего коллеги, хоть все понимал... чуть ли не двадцать последних лет скульптор жил в приюте для людей преклонных лет. Где и умер почти в девяносто — 3 июня 1969 года. Похоронила его жена рядом с могилой сестры Софии Терещенко. И, по некоторым свидетельствам, когда ушла в лучшие миры, то и  сама упокоилась рядом с мужем. Над их могилами поставлен один металлический крест, который поржавел, а насыпанная  земля размылась дождями.

Так в Звенигородке и следа Каленя Терещенко не осталось!

Потому что поумирали и те, кто знал его лишь как «слепого деда». Что плел из лозы корзины!

Трагедия чрезвычайно талантливой семьи Терещенко, двое представителей которой — София и Калень учились в той же Академии, что и Т.Шевченко (!), а их старший брат Нифонт — в двух киевских художественных школах — лаврской и рисовальной — продолжение этой горькой статистики. Потому что Софию, за ее талант и любовь к Украине, на долгие годы упекли в ГУЛАГ. А братья умолкли, понимая, чем эта любовь заканчивается!.. Хоть, незадолго до смерти, София Мефодиевна говорила, что Каленя от тюрьмы спасло то, что лепил скульптурные портреты Ленина и Маркса.

— Нынешние поколения украинцев так и не отдали должное таланту Каленя Мефодиевича Терещенко, — говорит директор Звенигородского краеведческого музея Елена НАРИЖНАЯ. — Скульптор заслужил благодарность потомков, потому что одним из первых начал Шевченкиану в памятниках. Ведь его творения и сейчас среди людей. Так же незаслуженно забыты София Мефодиевна и Нифонт Мефодиевич Терещенко...

Прах нашего, незаслуженно забытого, земляка покоится на одном из кладбищ Звенигородки рядом с могилой сестры Софии — известной художницы, этнографа и фольклористки. Вместе с Еленой Нарижной мы побывали у места вечного покоя Каленя Мефодиевича, его сестры и жены... За могилами бережно ухаживают работники Звенигородского краеведческого музея.  

P.S. После публикации в газете «День» в марте 2010 года доктора философских наук, профессора, академика, писателя Виктора Жадько «Забытые творцы Шевченкианы», по инициативе дирекции Института искусствоведения, фольклориста и этнологии им. М.Т. Рыльского, Национальной ассоциации украинистов были проведены работы и установлен памятный знак на могилах С.М. Терещенко и К.М. Терещенко.

Жаль, что имя его неизвестно многим украинцам. Хотя Каленик Мефодиевич Терещенко (1879—1969 гг.) является автором свыше тридцати памятников Тарасу Шевченко. И, в частности, первого скульптурного памятника Кобзарю на Чернечьей горе около Канева, установленного 1 июля 1923 года. Родился Калень в 1879 году, в многодетной семье отставного солдата и крестьянки в селе Поповке Звенигородского уезда Киев
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ