Кто стыдится признать недостатки свои, тот со временем бесстыдно будет оправдывать свое невежество, которое является наибольшим пороком.
Григорий Сковорода, выдающийся украинский философ-мистик, богослов, поэт, педагог

Утраченное и найденное

Довженко-Центр открыл уникальное графическое наследие — украинские киноплакаты 1920—1930-х годов
5 августа, 2020 - 17:43

Название выставки возникло из статьи «Наши кино-плакаты» Юрия МИСЛАВСКОГО, опубликованной в журнале «Кино» (1927): «Плакат должен кричать, звать огнем своих красок, гореть яркими пятнами красок, притягивать резкими контрастами цветов». Это полностью отвечает визуальным экспериментам, присущим украинскому «Красному Ренессансу».

Экспозиция является общим проектом Довженко-Центра и Национальной библиотека Украины имени В.И. Вернадского (НБУВ). Посетители впервые увидят около 100 редких киноплакатов из фондов Отдела изобразительных искусств Института книговедения НБУВ, созданных украинскими художниками к отечественным и зарубежным картинам, которые выходили в тогдашний прокат. Представление о кинорекламе как индустрии так же дают документы из архива Центра: буклеты, либретто, открытки, рекламные листы в газетах и журналах 1920—1930-х годов; демонстрируются и оригинальные фрагменты художественных фильмов. Так, на отдельных мониторах можно увидеть образцы титрования тогдашних лент; применение крупных планов; сцены со спецэффектами раннего кино — не менее умопомрачительны, чем современные визуальные аттракционы.

Выставка занимает два больших зала и фактически является продолжением деятельности Музея кино, открывшегося в Довженко-Центре осенью прошлого года масштабным вернисажем «ВУФКУ. Lost&Found».

Невзирая на значительные тиражи, которые иногда достигали 10 000 экземпляров, большинство плакатов сохранилось в небольшом количестве, а некоторые из них — не единственное ли свидетельство существования лент, которые считаются потерянными. В отличие от живописи, плакат существовал на улице, где должен был не только удовлетворять эстетические требования, но и нести пропагандистскую нагрузку. Сегодня эти ранние работы воспринимаются не только как графические кинодокументы, но и как полностью самостоятельное художественное явление.

«Кричать! Звать! Гореть!» важная еще и тем, что стала первым большим мероприятием в Довженко-Центре после финансового и юридического кризиса в конце мая, когда заведение из-за саботажа со стороны новоназначенного руководства Госкино было вынуждено объявить себя банкротом. Руководитель Центра Иван КОЗЛЕНКО, соответственно, объявил о своей отставке, и к тому же стало известно, что Центр обыскивают полиция и СБУ.

Поэтому мы попросили пана Ивана рассказать как о выставке, так и о текущем состоянии дел.

«В ЭТОМ ГОДУ БУДЕТ ЗАТРУДНИТЕЛЬНО»

— Как появилась выставка «Кричать! Звать! Гореть!»?

— Она рождалась в наших помыслах и мечтах еще в 2012-м, когда мы начали прорабатывать тему украинского киноавангарда и для оформления обложек серии ДВД попали в отдел изобразительных искусств Национальной библиотеки им. Вернадского. Там, с удивлением для себя, открыли очень колористические, эффектные, авангардистские плакаты, часть из которых вы видите здесь. Позже, с назначением соцреализма доминирующим стилем, все эти колористические и формообразовательные эксперименты сошли на нет. А тот период был обозначен еще хотя бы условной, но свободой художников. Украинизация, бум кинопроизводства под руководством Всеукраинского фотокиноуправления — ВУФКУ, создание учебной базы при Киевском художественном институте способствовали появлению целой школы кинорекламы. Но следует сказать, что впервые на глаза попали российские плакаты к украинским фильмам. Именно они наиболее известны. Это обычно плакаты братьев Стенбергов к фильмам «Одиннадцатый», «Арсенал», «Проданный аппетит» — достаточно известные, даже иконические вещи, которые за рубежом привязаны к российскому культурному наследию. Мы обнаружили, что существует большой корпус никому не известных украинских киноплакатов и, соответственно, — когорта украинских художников, которые их делали серийно, по крайней мере, до 1927, а дальше уже спорадически, потому что ВУФКУ переключилось на заказ плакатов в московских типографиях. Эти имена неизвестны. Эти люди часто не имеют даже фиксированных биографий, потому что вне контекста своего творчества они проявились очень мало. Они остались на обочине искусствоведения. Сначала мы создали фотоальбом в двух частях: первая — российские, а вторая — украинские плакаты к украинским фильмам. На то время мы выяснили, что наибольшая коллекция именно украинского киноплаката находится в библиотеке имени Вернадского. Часть работ попала в каталог из частных коллекций и из Книжной палаты. Мы собирали материал по крохам, но самую широкую, комплексную украинскую коллекцию нам собрать не удалось: мы вынужденно опирались на фонды российской библиотеки имени Салтыкова-Щедрина, потому что тогдашнее руководство библиотеки Вернадского не хотело идти ни на какие партнерские соглашения. Но нынешнее руководство НБУВ обратилось к нам с предложением таки доработать фотоальбом и сделать его именно на украинском киноплакате. Увертюрой к этому проекту стала именно выставка, которую вы видите. Еще одной нашей задачей было продолжить экспозицию «ВУФКУ. Lost&Found» именно в этом срезе авангардной графики. В атрибуции, в определении имен и биографий художников основную работу, конечно, провели сотрудники библиотеки имени Вернадского, в первую очередь Инна ЗОЛОТОВЕРХОВА. Ведь большинство плакатов не подписано, или подписано лишь инициалами.

— Насколько исчерпывающая эта выставка?

— Это, безусловно, не все плакаты 1920-х — начала 30-х. Коллекция в НБУВ огромная — свыше 400 единиц. Здесь представлена едва четверть. Они делятся на определенные секции. Не только к украинским, но и к зарубежным — голливудским, французским и даже японским фильмам, которые шли у нас в прокате. По ним можно воспроизвести историю украинского проката 1920—30-х, ведь она нигде не фиксировалась.

— Будет ли все это оцифровано?

— Мы намереваемся, потому что в библиотеке, наконец-то, появился широкоформатный сканер именно для такого сканирования, раньше мы только фотографировали. Хотим сделать наиболее полную коллекцию, подборку всего, что в настоящее время досягаемо в государственных и частных коллекциях по этому периоду украинского плаката. Этот вопрос давно назрел. Немецкое издательство «Ташен» уже десятки лет переиздает советские плакаты, там есть кое-где украинские, но преобладают российские; это ужасно популярная иконография за рубежом, но вопрос не только в загранице, но и у нас — почему мы этого не знаем. Надеюсь, что книжка будет двуязычной или будет иметь англоязычный тираж.

— Теперь к менее приятным вопросам. Насколько я помню, государство задолжало вам 8,6 миллиона гривен. В конечном итоге, вам выделили 7,6 миллиона. Насколько вам это помогло?

— Сложная ситуация, потому что, по сути, нам перечислили задолженность, которая сформировалась за полгода. И если плановые показатели финансирования, которые равняются прошлогодним, предусматривали, что у нас 70% зарплатного фонда будут покрываться за счет государства, то из-за уменьшения финансирования это теперь едва половина. То есть еще 50% зарплат, содержания и другого мы должны заработать сами. Наша прибыль — аренда. Мы ее не начисляли на протяжении карантина. Вторая большая доля прибыли — это мероприятия, и здесь тоже остановка. Прогнозировать сложно. Я  надеюсь на инициативу с институционными грантами от Украинского культурного фонда. Однако они обнародовали планы, как это будет распределяться, и это не прибавило оптимизма, потому что максимум, на что может рассчитывать юридическое лицо — 1 млн. гривен.  Это меньше, чем наша месячная зарплата. Поэтому в этом году будет затруднительно не только нам, но нам особенно, поскольку у нас нет гарантированного финансирования, как у других культурных институций, у которых, по крайней мере, зарплата, коммунальные услуги и охрана полностью покрываются государством независимо от экономических обстоятельств. У нас, к сожалению, другая история.

— Другое громкое дело — с тем печально известным обыском в исполнении полиции и СБУ. Что с этим?

— Я был на допросах в конце июня. Это первый и пока еще последний допрос, который состоялся: мы приходили, но не было то следователя, что еще кого-то. Но вместе с тем, мы выиграли суд, в котором обжаловали заключение Государственной аудитслужбы, на котором основывается уголовное дело. Поэтому надеемся, что, по логике, если причина дела дезавуируется судом, значит, должны были бы дело закрыть. Надеюсь, рано или поздно это случится. Так или иначе, с тех пор мы не слышали ни о полиции, ни о СБУ.

Выставка «Кричать! Звать! Гореть!» будет длиться до 27 сентября. Понедельник и вторник — выходные.

Дмитрий ДЕСЯТЕРИК, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ