Мы вовсе не хотим завоёвывать космос, хотим только расширить Землю до его границ
Станислав Лем, польский писатель-фантаст

«Жизнь нельзя остановить!»

15 мая — день рождения Михаила Булгакова — киевляне отметят креативно
15 мая, 2015 - 10:30
СЕМЬЯ БУЛГАКОВЫХ НА ДАЧЕ В БУЧЕ. СЛЕВА НАПРАВО СИДЯТ: ВАНЯ, Д.И. БОГДАШЕВСКИЙ, МАТЬ ВАРВАРА МИХАЙЛОВНА, ОТЕЦ АФАНАСИЙ ИВАНОВИЧ С ЛЕЛЕЙ НА РУКАХ; СТОЯТ: ВЕРА, С.ЯЗЕВ, ВАРЯ, МИХАИЛ, НАДЯ (1906 ГОД) / ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО МУЗЕЕМ

Посетители Киевского музея писателя смогут поучаствовать в чтениях у памятника на разных языках, побывать на представлении новой музейной книги, увидеть выставку «Мир Турбиных», посетить экспозицию и посмотреть спектакль Черниговского молодежного театра «Театральный роман».

«ВОЛШЕБНАЯ КОРОБОЧКА»

Книга «Дом Булгакова» — совместный проект Киевского литературно-мемориального музея Михаила Булгакова, издательства «ВАРТО», Центрального государственного исторического архива Украины г. Киева. Это результат многолетней работы научных сотрудников музея: подробно воссоздан киевский период жизни семьи Булгаковых и предъявлен автопортрет музея во времени — от истории создания до сегодняшних дней легендарного дома на Андреевском спуске.

— Три года назад мы получили уникальный архив родной сестры Булгакова — Надежды Афанасьевны, которая собрала и сохранила семейную переписку, документы киевского и московского периодов, фотографии семьи и свои дневники — а она вела их с гимназических лет до 1940 года. В книгу вошли все новые материалы, которые мы успели обработать, — рассказала директор Музея Булгакова Людмила ГУБИАНУРИ. — Наше издание — о том, что вынесено в заглавие: «Дом Булгакова». Речь идет о главном доме в жизни и творчестве Михаила Булгакова. О доме, который станет «родным гнездом», «домом постройки изумительной», «кораблем», «ковчегом». Его история интересна и непроста, и первая часть книги «Киевский ковчег» включает главы о предыдущих киевских адресах семьи, о биографии дома от его рождения до того состояния, когда дом стал музеем, о его главном хозяине Василии Листовничем.

Ритм жизни дома создают те люди, которые поселяются в его пространстве. Когда сюда въехала семья Булгаковых, на 99% состоящая из детей и молодежи, дом стал наполняться энергией любви к музыке, театру, книгам, энергией молодости и сердечных увлечений. Этим темам посвящены главы «Меломания в номере 13», «Круг общения», «Пою тебе, бог Гименей». Но вся эта, как сами Булгаковы называли, «сила веселья» проходила в режиме очень серьезных занятий и трудотерапии. Таким было правило мамы Варвары Михайловны, и, конечно, тема невероятно актуальна — как смогла 37-летняя вдова, у которой на руках осталось семеро детей, дать им по-настоящему достойное и престижное воспитание и образование. Об этом — главы «Родители» и «Булгаковский пансион», и, как все наши темы, материал подан в контексте Киева.

Вторая часть книги «Музей дом» — это размышления о том, что является смыслом музея как художественного образа, рассказ о концепции и коллекции, «Бедекер» — подробный путеводитель по музею. И «Невероятные истории из жизни музея» — о многочисленных музейных проектах и ярких событиях, о людях — музыкантах, артистах, художниках, писателях, чья энергия наполняет сегодня старинные стены.

В числе авторов — фундаторы, те, кто задолго до создания музея смог сделать все, чтобы он состоялся, и те, кто стоял у его истоков. Это многолетний научный руководитель музея и создатель его концепции Кира Питоева, первый директор Анатолий Кончаковский, научные сотрудники Татьяна Рогозовская, Светлана Бурмистренко, Светлана Ноженко, Людмила Губианури, Ирина Воробьева, Валентина Дерид. И научные сотрудники, которые позже присоединились к музейному коллективу: Ирина Сиренко, Светлана Пугач, Ольга Ковальчук, Ольга Савицкая. Две главы в приложении с рассказом о музеефикации дома написали историк Дмитрий Малаков и архитектор Ирина Малакова. Они одними из первых переступили порог дома, исследовали его, отыскали много интересных находок, а Ирина Магомедовна возглавила реставрацию. Книга включает и очерк «Дом Турбиных» Виктора Некрасова, который обнаружил этот удивительный дом — «волшебную коробочку», — и открыл городу и миру присутствие Киева в жизни Булгакова.

Миссия нашего музея — возрождение традиций дома и семьи. Миссия издательства «ВАРТО» — популяризировать Киев и его историю. Литературный редактор книги и главный редактор издательства Елена Насырова вела нас, как навигатор, и с ее помощью получился не просто сборник статей, а единое повествование, глубокое, захватывающее, рассчитанное на разные целевые группы читателей. Впечатляет иллюстративный ряд, многие фотографии публикуются впервые. Книгу приятно держать в руках, листать, рассматривать, и в этом заслуга художника Олега Гаврищука и типографии Издательского дома «АДЕФ-Украина».

По мнению ведущего научного сотрудника Киры Питоевой, книга «Дом Булгакова» является признанием в любви к этому дому: «Музей занимает в булгаковедении особое место — как некое произведение искусства, и хотелось бы, чтобы это увидели. Обычно музей рождается из коллекции, а у нас, когда мы начинали, было не более 300 единиц материалов, оригиналов, типологии. Имел ли право создаваться музей? Нет. Но было то, что все перевесило, — это любовь киевлян к Булгакову. От любви всегда рождаются красивые дети, и наш музей, смею надеяться, получился именно таким. Получился — благодаря тому, что в жизни очень высоко ценил Булгаков и что попадало во все его произведения. Речь идет о чуде. Я считаю, что в создании нашего музея присутствовало некое чудо — его разрешение при указанных условиях. Музею повезло с художником — им стал Альберт Крыжопольский. Когда мы с ним впервые встретились, чтобы решать, каким будет музей, оказалось, что каждый из нас придумал одну и ту же концепцию: в одном пространстве будут жить одновременно две семьи — реальная, Булгаковы, и литературная, Турбины. А подсказал идею сам писатель, поселив Турбиных в свой дом.

Булгаков всегда был киевским мифом, а миф, как и чудо, не нуждается в подтверждении, очень многое нужно брать на веру. Новая книга — переломный момент в жизни музея, она научно-популярная не потому, что легко написана, а потому что взращена из киевского мифа. Наша задача была рассказать правду — о семье, которая вырастила Булгакова, о городе, который наполнил его сюжетами, чувствами, в том числе и религиозными, что важно для главной линии романа «Белая гвардия».

ДВОЕМИРИЕ БУЛГАКОВЫХ-ТУРБИНЫХ

Гости Музея Булгакова знают магию этих стен. Литературные герои и люди из прошлого — оживают, два потока жизни дышат, трепещут, соприкасаются — в интерьерах, предметах, словах. Волшебство действует на посетителей по-разному, но чаще всего услышишь после экскурсии: «Перечитаю обязательно «Белую гвардию», «Буду читать роман!». С книги все началось, и она, словно зерно, дает удивительные всходы. И недавно в доме писателя одна комната из семи «пыльных и полных» преобразилась — именно в книжной появилась новая экспозиция.

«День» обратился к автору проекта Кире ПИТОЕВОЙ с просьбой прокомментировать событие.

— Почему вы решились преобразить любимую Лариосиком книжную?

— Существует музейная практика, подсказанная самой жизнью: экспозиция живет не более десяти лет. К тому же, есть такое правило — экспонаты должны отдыхать — они выцветают, они выдали большой блок чувственной информации, их надо пожалеть. В наших музеях так не получается — по разным причинам, и на первое место обычно ставят финансирование. Я на первое место ставлю то, что не каждые десять лет рождаются идеи для новой экспозиции.

Я бы не сказала, что экспозиция устарела, но у нас самих изменилось к ней отношение. Мы создавали ее на первичном освоении Булгакова, когда литературы было мало: ведущей была единственная книга — «Жизнеописание Михаила Булгакова» Мариэтты Чудаковой, а до нее — «Творческий путь Михаила Булгакова» Лидии Яновской и буквально несколько публикаций. За двадцатилетие родилось булгаковедение как таковое, и сейчас невозможно избавиться от огромного количества версий творчества писателя Михаила Булгакова. А киевский период находится за пределами этого творчества. Мы говорим о Булгакове как о киевлянине, о том киевском «багаже», который он увез из Киева, чтобы потом стать всемирно известным писателем. Но это большое количество работ, бесспорно, сдвинуло и нас, мы принимаем участие в их осмыслении своими выставками и работами по экспозиции.

За это время в жизнь вошел не только Булгаков, но и писатели, которые его окружали. Мы имеем возможность познакомиться с Замятиным, Пильняком, Платоновым, другими авторами и более серьезно помещать Булгакова в контекст. Кстати, в первичном блоке освоения все считали, что «Мастер и Маргарита» — это лучший роман. Все, кроме нас: мы считали, что это — «Белая гвардия». И сейчас, бесспорно, пришло время «Белой гвардии»! Правилом хорошего тона считается высказаться по поводу Булгакова — поставить в театре его пьесу, снять кинофильм, в изобразительном искусстве появились картины, скульптуры. Булгаков стал нашим современником, и поэтому в его музее нужно подумать — что изменилось за это время?

Я понимала, что концепция двоемирия апробирована, и, поскольку она подсказана самим автором, имеет право на существование. Но если не заменяема главная идея — Булгаковы и Турбины в одном пространстве, то стали возникать мысли о том, как эту же идею иначе выразить, придав ей иную форму. А форма в музейном варианте — это, чаще всего, фактура. Нужно было придумать какой-то конкретный момент, который поможет пробить стену и биографическую, и творческую, художественную. В музее это можно сделать только таким образом: привлечь к рассказу всю последующую жизнь писателя Булгакова. Причем подступы к этому уже были. На первом этаже во время журфиксов сквозь стекло открывается современная музейная библиотека, а в ней — произведения Булгакова на 34 языках. Мы об этом рассказывали на экскурсиях, но не видели. Вот почему пришла мысль полностью переменить тему книжной комнаты, что и было сделано. Все привыкли к одному сюжету — здесь жил Лариосик — прелестный «чеховский» сюжет, но будем считать, что он отжил свое. А сейчас появился новый сюжет: как развивалась жизнь Булгакова, когда он ушел из этого дома. Ведь этими книгами он сюда вернулся, так почему же их не показать?

— Какие книги участвуют в новой экспозиции?

— Первый шкаф — это семейные традиции, круг чтения семьи и работы отца, Афанасия Ивановича Булгакова. Во втором шкафу — первые прижизненные издания Булгакова, вся история издания «Белой гвардии» и параллельно — спектакля «Дни Турбиных», то есть легенда Булгакова уже на уровне Москвы.

Программки двух спектаклей: «Братья Турбины» Владикавказского театра (1920) и «Дни Турбиных» МХАТа (1927) — вступление к теме прижизненных изданий. Ведь при жизни Булгаков был известен как драматург — автор одной пьесы, а написал 14, включая инсценировки. Над шкафом прижизненных изданий висит афиша спектакля «Мертвые души» по гоголевской поэме во МХАТе, и на ней указан автор текста — Михаил Булгаков. Первое, что он сделал, когда стал штатным сотрудником Московского Художественного театра, — написал пьесу по Гоголю. У нас есть две мхатовские афиши, но нам показалось очень образным, что мы представляем именно эту. Во-первых, Гоголь — учитель Булгакова; во-вторых, «Мертвые души» и сегодня чаще всего идут в театрах по Булгаковскому творению. По сути, это единственная пьеса Булгакова, которая шла всегда. И, наконец, если мы показываем произведения, которые не вышли при жизни, то они и стали «мертвыми душами» в его наследии.

Третий шкаф — пустой, а мы позволяем себе такие резкие пластические удары. Он изображает ту цезуру, паузу, которая возникла после смерти в судьбе писателя, обретшего новое существование в связи с сокращенной публикацией романа «Мастер и Маргарита». И вот, в пустом шкафу лежат очень скромненькие, очень неэффектные два журнальчика «Москва», где в 1966 — 1967 годах был напечатан роман. А рядом, на стене, — репродукция картины театрального художника Петра Белова «Проталина». Изображена замерзшая река, в ней пролом, и в глубине — портрет Булгакова. Первичный Булгаков, с понятием о котором мы пришли в музей, связан с оттепелью, и в народе картина называлась «Оттепель». И отсюда целый ряд легенд: Булгаков как человек, восставший против строя, его взаимоотношения со Сталиным. Потом этот миф менялся, и сейчас мы пытаемся выстроить новый, который, конечно, связан с мистическим пространством.

Как в этот дом, где рассказывается о событиях «Белой гвардии», могли попасть книги 1990 — 2000-х годов? Мистика? Да. И мы осваиваем это: после паузы, выраженной пустым шкафом и Булгаковским ликом, опрокинутым в воду — проталиной, начинается история популярности Булгакова в мире. В двух шкафах — многотомники Булгакова, большое количество книг, которые вышли в Украине и России, научные труды булгаковедов всего мира. Книга Мариам Гург «Мастер и его судьба», изданная во Франции в 1991 году, была первой с участием нашего музея. Здесь же и наши музейные книги. Теперь посетители не могут оторваться от книжных полок, а когда приходят иностранцы, они тянутся к книгам на родном языке. Первый перевод романа «Мастер и Маргарита» был издан на эстонском в 1968-м, и как радовались эстонцы, когда увидели здесь эту книгу. Очень много книг на иностранных языках, включая вьетнамский, исландский, эсперанто. А на обложке японского издания рассказов Булгакова — фотография нашего дома.

У памятника Булгакову в день его рождения мы проводим чтения на разных языках, и каждый год приходит все больше людей. В этом году будем читать фрагменты из «Собачьего сердца» — у повести юбилей, ей исполняется 90 лет.

Ольга САВИЦКАЯ
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments