Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

Зигзаги судьбы

Виктор Жданов — об искусстве и войне, а также об умении начинать новое в любом возрасте
27 июля, 2018 - 10:29
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Сейчас Виктор Петрович снимается в историческом экшене «Захар Беркут».  Режиссером ленты является Ахтем Сейтаблаев, и эта работа станет копродукцией  с американскими коллегами... Скоро на экраны выйдет картина «Вулкан», где Жданов сыграл колоритного дядю Вову из Херсонщины...

Кинематограф — новое увлечение мастера сцены, который на протяжении 14 лет был ведущим актером Донецкого национального украинского музыкально-драматического театра, а с 2014-го работает в Киевском театре драмы и комедии на левом берегу Днепра. Звезда «Киборгов» на себе почувствовал все, что произошло в оккупированном Донецке, и уже не впервые отмечает о важности культурного «вооружения». Актер поделился с «летнешкольниками» тонкостями своей работы в театре и кино, откровенно рассказал  о поражениях и личных победах...

«НА ПЛОЩАДКЕ ВСЕ РАВНЫ»

Ирина ЛАДИКА, Львовский национальный университет им. И. Франко:

— Недавно из Еревана пришла хорошая новость: лента «Вулкан» (режиссера Романа Бондарчука) получила Гран-при на кинофестивале «Золотой абрикос», где одну из ролей исполнили вы. Поделитесь впечатлениями, как вам было играть в этом фильме?

— Напомню, что мировая премьера ленты состоялась на фестивале в Карловых Варах, в рамках конкурсной программы «На восток от Запада». По сюжету,  из-за стечения обстоятельств Лукас (Сергей Степанский), переводчик, который работает в ОБСЕ, оказывается в южноукраинском городе и становится непроизвольным гостем странного хозяина Вовы (эту роль исполняю я). Лукас сталкивается с совершенно новой вселенной, в которой жизнь кажется полностью оторванной от любого привычного уклада... Хрыстя Дейлик играла роль моей дочери Марушки. Семья Вовы помогает Лукасу выбраться. Там есть и линия любви...

Над картиной работал Роман Бондарчук. У него есть свой способ работы. Он документалист, а «Вулкан» — его полнометражный игровой режиссерский дебют. Сниматься было интересно. Ведь это о моей родной земле — Херсонщине. Я полностью фильм еще не видел, и самому интересно, что же у нас получилось...

ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Владислава ШЕВЧЕНКО, Национальный университет «Киево-Могилянская академия»:

— Сейчас в Карпатах проходят натурные съемки исторического экшена «Захар Беркут».  Режиссером ленты является Ахтем Сейтаблаев. Это уже второе ваше сотрудничество с этим режиссером после «Киборгов». Чем больше всего запоминается работа с ним?

— На площадке все равны. Это главное. Все работают ясно, четко, понятно. Ты чувствуешь поддержку. На площадке существует порядок. Когда работу делают профессионалы, никто никого не раздражает. Я театральный актер и еще не имею большого опыта в кино. Но съемки — это наслаждение. Особенно, когда все службы работают четко. Стоп, снято, аплодисменты! И получаешь большое удовольствие.  Работать везде нелегко. Потому что это  разные истории, персонажи, темы. Перед съемками я углубляюсь  в материал... Например, на «Киборгах» все было настолько классно в плане понимания того, что мы делаем и для чего. У нас была хорошая команда во главе с Ахтемом Сейтаблаевым.

Ирина ПИЦЬ, Каменец-Подольский национальный университет им. И. Огиенко:

— Бытует мнение, что слава к вам пришла не через роли в театрах, а после выхода фильма «Киборги», где вы очень мощно сыграли роль бойца с позывным «Старый». Почему так?

— По поводу славы не знаю. Не хочу пафоса. После выхода на экраны фильма действительно пошел резонанс в СМИ, много теплых слов мы услышали от зрителей, нас начали узнавать на улице... Каждый из актеров понимал своего персонажа, искал, как лучше передать нюансы характера роли, которую ты играешь. У меня, например, своя история с Донбассом и свой жизненный опыт. Может, я и попал в это кино из-за этого... Я прошел кастинг и благодарен Богу за то, что имел счастье сняться в «Киборгах». Мне  приятно слышать, что «Старый» стал образом мудрого мужчины, немного наивного, порой смешного, но честного и откровенного.

— Вы работали с разными режиссерами. Кого можете назвать «мы одной группы крови»?

— В кинематографе это Роман Бондарчук и Ахтем Сейтаблаев — это те режиссеры, которые в  своих работах проявляют позицию — человеческую и гражданскую. Благодаря их лентам я стал заметным в кино. А в театре — Эдуард Митницкий, Дмитрий Богомазов и Алексей Лисовец. Каждый из спектаклей этих режиссеров вызывает размышления... а еще мне интересно смотреть новые постановки в других театрах, потому что там часто представлены разные сценические школы. Сейчас все наши мастера самоотверженно работают не только на украинского зрителя, но и прославляют нашу страну за рубежом.

«КАЖДЫЙ ДОНЕТЧАНИН ИМЕЛ ВЫБОР — ОСТАТЬСЯ ИЛИ ВЫЕХАТЬ»

Андриана БИЛА, Киевский национальный университет им. Т. Шевченко:

— В связи с российской оккупацией вы были вынуждены покинуть Национальный украинский музыкально-драматический театр в Донецке. Сейчас это центр так называемого «русского мира», а все украинские постановки изъяли из репертуара. По вашему мнению, почему бацилла сепаратизма прижилась в Донецке и, в частности, в бывшем вашем театре? Этот нарыв зрел постепенно или помогли «братья с востока»? Остались ли там коллеги с проукраинской позицией, которые по разным причинам не смогли выехать и ждут освобождения от кремлевского нашествия?

— Знаете, когда начались в Донецке пророссийские митинги, я вспомнил интервью Джохара Дудаева, чеченского лидера, которое он дал еще в 1995-ом, и был шокирован, как все повторяется... Очевидно, все у нас приближалось постепенно.

Режиссер Игорь Матиив в 2014-ом поставил  по мотивам Шевченкового «Невольника» спектакль «Слепой». Я был поражен тем, что происходило в зале. Уже стояли блокпосты, Донецк был окружен на въездах и выездах. Ни одного тогда «ДНРовца» не было в театре! Мы сыграли четыре премьеры. После первого спектакля зал поднялся аплодируя — около 700—800 мест. И кто-то кричит: «Слава Украине! Героям Слава!». Все четыре спектакля проходили под этими лозунгами... Того, что дальше произошло в театре, я уже не знаю...

Вспоминаю, как шахтеры шли на первые митинги. Молча! Опустив головы, стиснув зубы и колоннами. Им заплатили — вот и пошли... И как голосовали за так называемую независимую «ДНР» тоже видел. А та статистика, которую озвучили, — фикция, приписки и ложь!

Мы выехали из Донецка, когда российский зенитно-ракетный «Бук» сбил «Boeing 777»  и погибли 283 пассажира и 15 членов экипажа. Я считаю, что каждый донетчанин имел выбор — остаться или выехать.  Хотя обстоятельства у людей были разные. Знаю, что есть люди, которые живут там сейчас,  поддерживают Украину, но и немало тех, кто до сих пор очарован «русским миром». С бывшими коллегами, которые за «ДНР», я не общаюсь!

«А КТО ВЫ ТАКИЕ?»

Ольга КРЫСА, Львовский национальный университет им. И. Франко:

— Как актерская труппа отреагировала на оккупацию Донецка и создание так называемого «ДНР»? Почему не было помощи со стороны украинской власти и поднимался ли вопрос руководством театра об эвакуации труппы?

— Когда мы приехали в Киев, то  никому не были нужны. Нам говорили: а кто вы такие? Подтвердите свои звания. Это было оскорбительно и неприятно, потому что звания и награды давали чиновники Минкульта, а указы подписывал Президент, а на практике мы остались со своими проблемами. Сами искали, где заработать деньги, где жить. Всем было все равно, что я много лет проработал в Херсонском и Донецком муздрамтеатрах. Основной костяк труппы выехал из Донецка. Мне повезло, что приняли в труппу Киевского театра драмы и комедии на левом берегу Днепра — один из лучших творческих коллективов нашей столицы.

Виктория ГОНЧАРЕНКО, Днепровский юридический лицей:

— Актеры, которые стали переселенцами из оккупированных территорий, имеют поддержку и помощь государства? Какие были первые и самые важные проблемы, с которыми вы столкнулись после переезда в Киев?

— Разве это материальная помощь, когда выдают 300 гривен взрослому, а на ребенка 700? Это вся помощь. А затем она и вообще куда-то пропала. Квартира, работа — ты все ищешь сам. Я из театральной сферы перехожу в другие сферы. У меня вопрос: почему министерства и ведомства не занимаются своими людьми? Ведь из Донетчины и Луганщины выезжали люди разных профессий. Крутились все, как могли, самостоятельно...

«В ТЕАТРЕ НИКОГДА НЕ БЫВАЕТ ОДИНАКОВЫХ СПЕКТАКЛЕЙ»

Эвелина КОТЛЯРОВА, Киевский национальный университет им. Т.Шевченко:

— Работа в театре и кино имеет кардинальные отличия. Как настраиваетесь на творческий процесс?

— В театре все крупнее. В кино другая техника, другая подача материала. Ты получаешь невероятное удовольствие от настоящих ощущений: когда холод, а мы три часа снимаем. Когда все сошлось и слышишь: «Стоп. Снято», — получаешь большое удовольствие.

В театре зритель реагирует на увиденное. Он тебя поддерживает и происходит энергетический обмен. В кино чем-то похоже на вязание макраме, а еще многое зависит и от того, как смонтируют ленту. В театре никогда не бывает одинаковых спектаклей, и ты можешь отшлифовывать роль, а в кино отснятое уже не поправишь... Сейчас меня заинтересовало кино. Это новый творческий опыт.

Андриана БИЛА:

— У Вас творческая семья: сейчас жена Елена Хохлаткина работает в Национальном театре им. И.Франко, а с дочерью Оксаной вы вместе работаете в Театре драмы и комедии. Сын продолжит актерскую династию?

— Сын получил недавно диплом оператора телевидения. Оксана сразу определилась с профессией, никого не спрашивала. Павел немного пошел в другую сторону. В театр не хочет идти. Дети сами выбрали себе профессии, и мы на них не давили.

Ирина ПИЦЬ:

— Расскажите о вашей истории знакомства с женой?

— Мы учились в одном вузе. Потом я пошел работать в Херсонский театр кукол. А Елену взяли в  труппу Херсонского театра им. Кулиша. Она хорошая актриса... Потом имели совместную работу с режиссером В.Бегмой, который приезжал из Киева в Херсон... Пережили с женой вместе бурные 1990-ые, когда я подрабатывал — крыши ставил, землю копал, потолки строил... Дочь вспоминает, как ели салат из одуванчиков... Слава Богу, сейчас все по-другому.

Какими были ваши студенческие годы, кто привил любовь к театру и почему выбрали именно актерское направление?

— У меня были две мечты. Первая — быть трактористом. Мои дедушка и бабушка имели корову. Нужно было ее кормить. А затем мечтал быть... клоуном. Писал письма в разные города в заведения циркового искусства. Позже пришел в училище поступать на духовое отделение. По-видимому, неплохо играл, и как-то случайно меня завели в кабинет режиссуры. Сказали: «Будете здесь и на фортепиано, и на гитаре, и на трубе играть...»  А потом я пошел в армию... Служил на Урале рядом с теми страшными местами, где сидел поэт и правозащитник Василь Семенович Стус (я — в Каменске-Уральском, а он — в колонии около села Кучино)...

Актерские университеты я прошел в Херсоне (сначала в Кукольном театре, потом в Театре им. Кулиша). С 2000-го началась моя «донецкая страница» (которую вынужден был закрыть из-за российской оккупации в 2014 году)... Знаете, вспоминаю, как Александр Кобзар поставил по стихам Василя Стуса спектакль в Донецком драмтеатре, как тепло его воспринимали зрители! И это было, и это не вычеркнешь... Вот такие бывают зигзаги судьбы!

Літня школа журналістики відбувається за підтримки Центру інформації та документації НАТО в Україні

Андриана БИЛА, Летняя школа журналистики «Дня»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments