Достоинство государства в конечном итоге зависит от достоинства личностей, которые его создают.
Джон Стюарт Милль, английский философ, политический экономист XIX века

«Сподвижники»: политическое окружение Леси Украинки

29 апреля, 2004 - 00:00


Недавно в издательстве СДПУ(О) «Основные ценности» увидела свет новая книга известного литературоведа Аллы Дыбы «Сподвижники: Леся Украинка в кругу социал-демократов». Эта книга стала итогом более чем двадцатилетних научных исследований. Как создавалась эта книга — в интервью с Аллой ДЫБОЙ.

— Как возникла идея этой книги? С чего все началось?

— По-видимому, с того, что в 1975 году, когда по окончанию Киевского Государственного университета им. Т. Г. Шевченко я пришла работать в Киевский музей Леси Украинки, мне было предложено разработать тему «Леся Украинка и социал-демократ Сергей Мержинский». Именно тогда были сделаны первые шаги моего научного поиска, именно тогда (сначала заочно) я познакомилась с известным львовским исследователем Леонилой Мищенко. А одной из первых моих научных командировок была десятидневная поездка в Минск. Но был в этом контексте и совсем другой сюжет. Собиравшиеся, накапливавшиеся материалы требовали какого-то реального воплощения. В родном музее я делала тематические выставки, вечера, принимала участие в научных конференциях. Определенные итоги своей работы начала публиковать в газетах, журналах, научных сборниках. Вскоре мне даже было предложено подготовить небольшую книгу по названной тематике. Были уже написаны какие-то основные тексты, сделан первый проект обложки. Но...

— Почему же не увидел свет тот первый вариант книги?

— Именно тогда случился пресловутый путч 1991 года, нарушивший не только издательские планы. В обществе произошло то, о чем в одной из своих статей начала Первой мировой войны писал побратим Леси Украинки Максим Славинский, когда титанический смерч, втянувший в свой круговорот народы Европы, «сдвинул с места все устои сохранявшегося с такими усилиями политического равновесия, уничтожил территориальные границы, привел в движение расовые и национальные молекулы, которые точно в гигантской реторте, смешиваются, притягиваются, отталкиваются, следуя законам сродства и противоположения». С тех дней изменился мир, изменилась Украина, изменились и мы сами в ней. Поэтому новый вариант книги, естественно, имеет во многом другой вид, а кое в чем и другое содержание, ведь тогда, в советские годы, я не смогла бы так свободно говорить (и вообще не могла бы) о державных поисках Леси Украинки и ее окружения, не знала бы (а если бы и знала, то не смогла бы цитировать) книги Славинского «Национально-государственная проблема в СССР», не была бы знакома с историко-политологическими исследованиями Валентины Гошовской и Юрия Лавриненко.

— В книге приводится много давних документов Департамента полиции, жандармского управления. Как, когда, где вам удалось их добыть, обработать, ввести в научное обращение?

— В свое время мы с коллегами, в частности с заместителями директора по научной работе Киевского музея Леси Украинки, ныне докторами филологических наук Борисом Шалагиновым, впоследствии с Вадимом Скуративским, а позже с заведующим нашего музея, известным исследователем жизни и творчества Леси Украинки, кандидатом педагогических наук Григорием Авраховым обратились с запросами в десятки архивов бывшего СССР. Во многих из них мне удалось потом поработать непосредственно. Но даже из тех, из других (в которых мне и не удалось самой поработать) мы впоследствии получили фото и ксерокопии необходимых документов. Они стали экспонатами фондов Киевского музея Леси Украинки и документальной основой будущих эссе книги «Сподвижники». Понятно, что сегодня по многим, как политическим, так и экономическим причинам такую работу было бы провести намного сложнее. Так что и в этом контексте книга, думаю, является уникальной.

— Книга содержит очень интересную, подробную летопись общественно-политической жизни Леси Украинки, в частности ее связей с социал-демократией. Кто был инициатором создания этого своеобразного справочника?

— Подготовить раздел «Леся Украинка: вехи политической и общественной жизни» мне предложил литературный редактор книги господин Василий Хопта. Как-то в разговоре он вспомнил, что в известной книге Анатоля Костенко «Леся Украинка», изданной в свое время в серии «Жизни знаменитых», была отдельно выделена такая хронология событий. Нам показалось, что подобная летопись, которая ставит целью показать эволюцию общественно-политических взглядов писательницы и сделать еще более выразительным ее личностный портрет, не будет лишней в заключительной части книги, после основного, объединительного эссе («Украина таки станет политической силой») и списка использованной литературы. Рада, что наш замысел не остался напрасным.

— Почему книга «Сподвижники» посвящена именно Леониле Мищенко?

— Потому что это именно тот человек, исследованиям которого (в частности ее основательной источниковедческой книге «Политическая поэзия Леси Украинки») я во многом обязана своим углублением в творческий мир Леси Украинки, в ее уникальное окружение, в собственно источниковедческую базу этого феномена, — ту базу, которая в литературоведении (и не только в нем) является основой основ. Именно Леонила Ивановна Мищенко, доктор филологических наук, профессор Львовского национального университета им. Ивана Франко, одной из первых заметила мою глубокую заинтересованность этой тематикой, всячески поддерживала меня, долгое время уговаривала писать кандидатскую диссертацию и предлагала быть моим научным руководителем. К сожалению, дальнейшие драматические обстоятельства моей личной жизни не дали возможности это осуществить. И потому сегодня я действительно счастлива посвятить и подарить своему научному руководителю (хотя и неофициальному) эту книгу. У меня был и большой моральный долг перед теми людьми, которые мне помогали в поиске. Это не только мои минские побратимы — писатель и общественный деятель Сергей Граховский, врач и журналист Яков Басин и известный в Беларуси историк, философ, педагог Михаил Иоско, но и работники Музея I съезда РСДРП, и сын хозяина конспиративной квартиры того съезда Владимир Румянцев, и семьи Чириковых и Поссе, Шведовых- Тучапских и Радзимовских-Тучапских, Мережинских, Кривинюков, Линдфорсов-Ждановичей, Славинских, историк Сергей Билокинь, литературоведы Григорий Аврахов, Григорий Зленко, Анатоль Костенко, Александр Дун, Федор Погребенник, Алексей Ставицкий, Александр Рысак, Лариса Мирошниченко, Оксана Фисун, Анатолий Болабольченко, Юрий Хорунжий, Светлана Кочерга, Альбина Шацкая, Тамара Борысик (Скрипка), Татьяна Третяченко, Евгения Дейч, Степан Кабан, Роксана Скорульская, Марина Чуева, Ирина Щербанюк, работники многих архивов, музеев и библиотек. В процессе нашего сотрудничества эти люди часто становились моими добрыми друзьями, поэтому для меня так важно вспомнить их поименно и поблагодарить.

— Книга очень красиво оформлена. Кто автор художественного проекта? Книга одновременно выглядит достаточно современной и вместе с тем напоминает не только своим содержанием, но и художественным оформлением эпоху украинского модернизма конца ХIХ — начала ХХ века. Как удалось достичь этого интересного эффекта?

— Оформление книги действительно напоминает дизайн прижизненных изданий Леси Украинки и Василя Стефаника. Даже в художественном решении мы опирались на богатые творческие традиции украинского книгоиздания, применив, разумеется, и современные компьютерные технологии. Я искренне благодарна художнице Александре Хребтовой за то, что она не только внимательно прислушивалась ко всем моим пожеланиям, но и силой собственного таланта сумела создать неповторимое, на мой взгляд, лицо книги. А результат — перед нами. Жалко мне только, что в подтекстовочном материале не прозвучало имя художника и поэта Виталия Губенко, оригинальный портрет работы которого, датированный 1971 годом, был помещен на обложке и стал визитной карточкой книги, за что я искренне благодарна и самому господину Губенко, и моему хорошему приятелю, солисту Национальной капеллы бандуристов Украины, известному коллекционеру, искусствоведу, поэту Евгению Дорошкевичу, который предоставил для использования и этот портрет, и некоторые другие интересные материалы.

— Кстати, в двух больших блоках иллюстраций, помещенных в книге, есть несколько уникальных открыток из частной коллекции Евгения Дорошкевича. Книга вообще чрезвычайно богата иллюстративным материалом. Как и где вам удалось собрать его? Большинство фотографий уникальны, как отмечено в текстовках, и публикуются впервые. Откуда такое иллюстративное богатство?

— Книга действительно имеет богатое иконографеское приложение — около восьмидесяти иллюстраций, создающих, считаю, неповторимый зрительный ряд к каждому из эссе книги, тем самым делая более выразительными и углубляя сами эссе. Материалы эти, как и все остальное, помещенное в книге, собирались десятилетиями. Это итог моего многолетнего сотрудничества со всеми теми людьми, которых я уже помянула добрым словом выше, в частности с потомками родственников и друзей Леси Украинки. Оригиналы уникальных фотографий из их семейных альбомов теперь уже стали достоянием фондов Киевского музея Леси Украинки. Я счастлива, что смогла в свое время разыскать эти бесценные фото, искренне благодарна фотографу музея Валентину Бондаренко, который в свое время их для меня продублировал, благодарна и издательству «Основные ценности», которое не отказалось представить эти иллюстрации в книге. По-моему, они ее обогатили, а созданные мной портреты выдающихся деятелей эпохи и окружения Леси Украинки предстали, благодаря им, более зримыми и как-то трепетно приближенными к нам.

— Кто был инициатором подготовки нового, как видим, более полного, более обстоятельного варианта этой книги? Кому вы, как автор, благодарны за осуществление этого проекта?

— В первую очередь — моим дорогим коллегам- ученым и моим детям, которые убедили меня вернуться к старым наработкам, считая, что они по своему источниковедческому потенциалу могут быть полезны и в нашу непростую эпоху, а как книга-документ не оставят равнодушными и потомков. Конечно же, я искренне благодарна и коллективу издательства «Основные ценности», людям, которые не только заинтересовались собранными мной материалами, но и проявили большую толерантность, терпение, пока я дорабатывала эту книгу, пока мы вместе с редакторами сверяли все до мелочей. А если учесть то, что книга «Сподвижники» родилась в один из наиболее тяжелых периодов моей жизни — во время реабилитации после страшной операции, сразу после смерти моих дорогих родителей, то и она сама, и все люди, которые причастны к ее появлению, помогли мне жить и выжить. Среди тех, кого мне сегодня хотелось бы искренне поблагодарить, и директор названного издательства Елена Левченко, и литературный редактор Василий Хопта, и технический редактор Галина Шалашенко... Кроме того, хочу заметить, что книга «Сподвижники» увидела свет в серии «Спадщина», которая издается в тесном сотрудничестве издательства с Социал-демократической партией Украины (объединенной). Я далеко не во всем являюсь сторонником идей СДПУ(О), часто не воспринимаю, иногда не понимаю какие-то их действия в общественно-политическом плане, но считаю, что только конкретными весомыми и добрыми делами во имя прогресса Украины мы можем торить собственную непростую дорогу в будущее. Хорошо помню, как в марте 2001 года я получила полное отчаяния письмо от своего львовского побратима, писателя, директора Музея Ивана Франко Романа Горака. Он тогда рассказал мне об очередном поджоге мемориала Ивана Франко в Нагуевичах. То ужасное письмо я показала сыну, он своим друзьям. И вскоре, именно благодаря СДПУ(О), Нагуевичский музей был восстановлен. Это конкретное и важное дело. И если люди в этой стране при власти, если они имеют деньги и возможности, то, думаю, они и должны именно делать что-то хорошее и настоящее для собственного государства и его народа. Издания, посвященные Богдану Кистякивскому, Юлиану Бачинскому, Лесе Украинке, бесспорно, есть и будут таким конкретным делом во имя будущности.

— Алла Георгиевна, вы сами — член какой- нибудь партии и каких политических взглядов вы придерживаетесь?

— Я никогда не была членом КПСС и сегодня не стала в ряды (и не имею такого намерения) ни одной из политических партий. В моей семье всегда исповедовались толерантные и умеренные взгляды, а мой отец, которого до самой пенсии на работе уговаривали вступить в партию, чтобы отцепились, всегда отмахивался: «Я еще не дорос!» Кроме того, мы всегда помнили, что в нашей семье были действительно лучшие представители старой украинской интеллигенции — от казацкого писаря Каневского до его потомка благочинного, музейные меценаты Тарновские, учителя, агрономы, сестры милосердия. Кое-кому пришлось во время революций эмигрировать из Украины, кое-кого, как священников Григория Радецкого и Ивана Каневского в 1930-е репрессировали и расстреляли. Поэтому мы всегда вели себя с властью довольно осторожно, не слишком сближаясь, поэтому не делали ни служебной, ни какой-то партийной карьеры.

— Алла Георгиевна, в своем исследовании Вы затронули немало сложных, иногда даже чувствительных вопросов, в частности проблему межнациональных отношений. Какую цель в этом контексте Вы для себя поставили?

— К счастью или к сожалению, но такие проблемы всегда есть, а, значит, и сейчас достаточно актуальны, корни же их уходят в глубины не одного столетия. Мне было очень интересно проследить, как понимали, прочитывали, интерпретировали эти проблемы Леся Украинка и ее сподвижники Максим Славинский, Павел Тучапский, Михаил Кривинюк. Именно поэтому я считала нужным обстоятельнее остановиться на книге Максима Славинского «Национально-государственная проблема в СССР», на переписке Леси Украинки с Михаилом Кривинюком. Кстати, писательницу часто квалифицируют двумя диаметрально противоположными понятиями — одни видят ее только как отчаянную украинскую националистку, другие же еще и до сих пор считают ее безоговорочной, бесспорной интернационалисткой. Но, на мой взгляд, она скорее исповедовала идеи европейского национального патриотизма, сторонниками которых были Гарибальди, Масарик, Шарль де Голль. Никакая социальная, национальная или любая другая неволя не была для Леси Украинки приемлемой, даже как необходимость, как хотя бы возможный этап. Это всегда был для нее очень болезненный вопрос. Подтверждением тому — ее эпистолярия, драмы, лирика, статьи. Именно поэтому она всегда искала какой-то праведный путь в державных попытках для Украины. Именно поэтому в одном из писем Михаилу Кривинюку в 1903 году утверждала: «Пора стати на точку, що «братні народи» просто сусіди, зв’язані, правда, одним ярмом, але в ґрунті речі зовсім не мають ідентичних інтересів і через те їм краще виступати хоч поруч, але кожному на свою руку, не мішаючись до сусідської «внутрішньої політики». Думаю, что если бы мы, потомки, вовремя прислушались к этим мыслям, то не было бы ни Афганистана, ни Чечни, ни Карабаха, ни Приднестровья, ни Тузлы — имею в виду, в конечном счете, не столько географические названия, сколько горькие политологические метафоры, от них рожденные... И тогда бы Украина, Россия, Беларусь в последнее столетие могли бы иметь несколько иную и не настолько трагическую историю. Но в истории, к сожалению, нет альтернативы пройденному, нет понятия «если бы»...

— О чем вы жалеете? Что хотели бы, может, когда-то в будущем наверстать?

— Мне очень больно, что в период написания книги умерли Михаил Иоско, Анатоль Костенко, Сергей Граховский, а от своего доброго друга из Минска Якова Басина я, к сожалению, в последние четыре года не имею никакой вести и пока что не могу его разыскать... В моей книге еще много недоговоренного, ведь не имела я тут возможности остановиться, например, на непростой личной и политической судьбе братьев Леси Украинки — родного — Николая Косача и кузенов — Антона и Павла Шимановских, не уделила достаточного внимания семье Ковалевских, единству и противоречиям в общественно-политических взглядах Леси Украинки и ее родителей, дяди Михаила Драгоманова, ее тети Елены и Александры Косач. Это могло бы еще сделать более выразительным и личностный портрет самой Леси Украинки. Мечтаю (но удастся ли?) написать когда-нибудь отдельную книгу о Сергее Мержинском... Также искренне надеюсь, что теперь, работая в Отделе рукописных фондов и текстологии Института литературы им. Т. Г. Шевченко НАН Украины, находясь непосредственно у источников (ведь здесь хранятся творческие архивы Леси Украинки и других классиков отечественной литературы), буду иметь возможность еще больше углубиться в любимую тему, и — соответственно — будут новые замыслы, новые поиски, новые книги...

Беседу вел Максим ЯРЕМЧУК, журналист
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ