Язык - это способ рождения мыслей: когда "нет языка", человеку просто-напросто "нечем думать".
Оксана Забужко, украинская писательница, поэтесса, философиня

Идентичность и модернизация

22 ноября, 2007 - 00:00

Если рассказывать о Японии, то стоит говорить в контексте «Япония и весь остальной мир». После всех моих путешествий еще не было такого чувства, что увидела страну, какую-то очень близкую Украине — и чтобы в то же время было так заметно, на каких исторических пунктах наши пути кардинально разошлись. Встретятся ли в будущем? Лично мне очень хотелось бы.

Мы много лет в газете пытаемся сфокусировать внимание читателей на необходимости двух вещей — сохранять свою идентичность и одновременно модернизироваться. Когда я была по приглашению МИД Японии в этой стране, то получила исчерпывающие доказательства, что это возможно. Способ, которым решила свои проблемы Япония после Второй мировой войны, достоин подражания.

НЕ ЗАБУДЬТЕ О СКВОРЕЧНИКЕ В ГОРОДЕ БУДУЩЕГО

Итак, сначала об идентичности. Японцы подчеркнуто трепетно относятся к тому, что они — японцы и отличаются от всех остальных. Это выражается прежде всего в отношении к истории своего народа. Все, что связано с историей, охвачено всеобщим пиететом. Например, в старинном городе Исе есть древний синтоистский храм — там всегда людно. И это касается как синтоистских, так и буддистских храмов. Как сказал мне профессор университета Аояма Гакуин Сигэки Хакамада, по его мнению, японцы — не очень религиозные люди, но в то же время вера и посещения храма занимают много места в их душе. Кстати, святые сооружения в прекрасном состоянии и тамошние посетители — не столько туристы, сколько сами японцы.

Затем, конечно, в отношении к языку. Изучению японского языка уделяется очень много внимания. Нам рассказывали, что с первого по четвертый класс японский язык и математика — важнейшие предметы. Опять же — идентичность и модернизация. Язык — свой сакральный код, а математика развивает мышление для модернизации.

Сюжеты, которые обязательно следует упоминать, когда говоришь об идентичности и модернизации, касаются прежде всего школы.

Не могу быть глубоким экспертом в вопросах, связанных с образованием, но то, что я увидела, общаясь через переводчиков со школьниками в Хиросиме и других городах и исторических местах, поразило. Везде дети пишут, очевидно, по заданию учителей, о своих впечатлениях и отношении к увиденному или рисуют на свежем воздухе. Вспомнилось, как в первом классе моя учительница Павлина Федоровна постоянно водила нас в парк возле школы... Там мы садились на обычную тканую подстилку, и среди старых деревьев и пения птиц она читала нам книги. Кажется, что, включаясь в глобальные процессы, мы зря отказываемся от того теплого, что было раньше в нашей старой школе. И что я с ностальгией увидела в Токио.

Я получила большое удовольствие, посетив Panasonic Center по их любезному приглашению. Причем в самой форме этого визита присутствовала характерная для японцев особая учтивость. Меня восхищает их умение до мельчайших деталей подготовить визит гостей. Так вот, на супермодерном большом экране в Panasonic Center были написаны поздравительные слова в мой адрес... Среди чудес, которые производит Panasonic, — хорошие видеокамеры и фотоаппараты, телевизоры нового поколения... Но я не знала, что фирма уделяет значительное внимание созданию бытовых технологий, поэтому Дом будущего был абсолютным открытием! Это трехэтажное здание для семьи из представителей трех поколений (дедушка — бабушка, папа — мама, ребенок), где все учтено. Солнечная батарея на крыше дома, энергосберегающие бытовые приборы и технологии делают его полностью автономным, не нуждающимся во внешнем энергообеспечении. Современные телевизионные панели разных размеров практически во всех комнатах выполняют роль не просто телевизоров, но и устройств для развлечений, психологической разгрузки, общения через интернет, управления бытовыми приборами. Для этого не нужны сложные пульты. Управление осуществляется легкими прикосновениями пальцев руки к самим панелям. А, например, замок откроется только тогда, когда по радужной оболочке глаза тебя идентифицируют как своего. Есть и все остальное: прекрасный рабочий кабинет, чудо — сенсорная кухня, хорошо оборудованные ванные комнаты с микрораспылением воды, что не высушивает кожу... Но есть и комната, где учтены бытовые привычки старшего поколения японцев: например, спать на циновках или проводить столь важную для семьи чайную церемонию. Столько удобств! При всем этом, на крыше дома, где обустроен садик, отведено место для скворечника...

Кроме того, крупный концерн, как рассказал один из его представителей Рицуко Томинага, занимается пакетом гуманитарных вопросов. Например, создана программа озеленения — Panasonic высаживает деревья. Следующее, что меня поразило: они обратили внимание на то, что сейчас школьники мало задают вопросов. Это так называемая болезненная проблема «одной кнопки» — и не только, наверное, в Японии. Т.е. человеку не нужно знать, как все устроено, ему достаточно нажать одну кнопку — и все работает. А если не работает, то нужно вызывать мастера... Так вот, было решено, что сотрудники Panasonic Center будут встречаться со школьниками. Я видела эти специально созданные модели и макеты, которые позволяют продемонстрировать, как, например, возникает ток. Интересно, и с юмором. Представьте, научные сотрудники тратят свое время в субботу на общение со школьниками, чтобы объяснить, заинтриговать, развивать мышление и, в конце концов, чтобы дети задавали вопросы. Со школы начинается понимание того, чем сильна Япония.

МУСОРОСЖИГАЮЩИЙ ЗАВОД — МЕСТО... ДЛЯ ТУРИСТИЧЕСКИХ МАРШРУТОВ

А еще она сильна своим отношением к природе. Природа для японцев — это их продолжение. Они не отделяют свой дом от того, что за окном. Как говорят японцы, наш дом — вся Япония. Неслучайно на одной из фотовыставок я обратила внимание на одно фото, которое, в принципе, можно считать образом Токио. На нем изображен компьютерный чип в окружении зелени. Именно таков Токио — суперинтеллектуальный электронный мозг, окруженный удивительными парками. Жемчужиной среди них является парк, подаренный императорской семьей городу. Опять же, когда говорим об идентичности и модернизации, речь идет о том, что ум не должен травмировать природу. Японцам на удивление удается поддерживать правильные отношения со временем и пространством. Думаю, именно в этом заключается одно из чудес — их необыкновенное чувство меры и гармонии, возникающее на пересечении этих двух плоскостей.

Одним из мест, которые я посетила в Японии, был мусоросжигающий завод Ариаке в столице. На самом деле, мусоросжигающий завод — место, которое следует записать в туристические маршруты. Это была полноценная лекция высококлассных менеджеров по проблемам мусора в большом городе. (Кстати, можно снять сериал «Мусор в большом городе», который мы смотрели бы вместо «Секса в большом городе»... Это было бы не менее увлекательно...)

Достаточно сказать, что в Токио 23 района содержат 20 (!) мусоросжигающих заводов. Почти все компьютеризировано и не нуждается в особом человеческом вмешательстве, кроме контроля показателей. Я сделала для себя что-то вроде слайд-шоу — как это все происходит шаг за шагом. А для того, чтобы показать процесс, когда в печи при температуре 900 градусов все плавится, сделан вывод на экран, чтобы можно было за этим наблюдать on-line. Конечно, это не только культ чистоты, но и мощная энергосберегающая технология, потому что за счет выделяемого тепла завод поддерживает два огромных спорткомплекса, крупный ботанический сад с экзотическими растениями, а часть энергии продает. Помимо всего прочего, пепел, который остается в результате, идет на «подушку» для новых площадей — сверху насыпается почва и создаются острова. Как известно, Япония имеет довольно ограниченную территорию для такого количества населения. Мне приходилось слышать, мол, Украина — страна, имеющая 40% населения Японии и 1/6 ее территорий... А японцы создают острова. И в частности, Токио стоит «на мусоре»... Но это тот мусор, который выглядит, как райские сады. О запахах говорить неуместно — их нет. Кстати, еще 10 лет назад в Токио был смог, а сейчас воздух чист, как на морском побережье. Современные технологии: фильтры, фильтры и еще раз фильтры! И строгий экологический контроль. В Киото мне приходилось видеть удивительную картину, когда по улице шла группа людей с большими пинцетами и прозрачными пакетами, в которые они собирали мелкий мусор, попадавшийся им по дороге. Это была группа волонтеров, таких себе суперблюстителей чистоты любимого города. Т. е. чистота — это правило, хобби, мода, образ жизни.

У нас скажут, мол, японское чудо. Если и чудо, то только в том смысле, что это сплав мышления и огромного труда, японской дисциплинированности, чувства долга и многих других составляющих... Потому что когда-то на этом месте была свалка (я видела на фотографиях). Прошло двадцать—тридцать лет — и теперь вот так. Нам, соотечественникам Вернадского, за это нужно не просто браться — нужно готовить будущие поколения к жизни в современном мире: как строить свои отношения с природой, как воспитывать детей, как уменьшить вред, который наносит природе нынешнее поколение... Должна сказать, что в стенах упомянутого мусоросжигательного завода видела группы детей (с одним даже сфотографировалась). Они там не просто так. С четвертого класса изучается специальный предмет. Не какие-то глобальные теории, которыми детей часто нагружают у нас, а очень конкретные практические вещи — как обращаться с мусором. Конечно, не могу не вспомнить, как однажды на заседании клуба мэров в Киеве присутствовал заместитель министра жилищно-коммунального министерства, и я, поскольку раньше мне в Европе, в частности в Германии, приходилось видеть практику распределения мусора в четыре пакета, хотела у него уточнить, когда наше министерство будет планировать просветительскую работу, чтобы приучать людей разделять мусор на то, что горит, то, что не горит, на органические и неорганические вещества... Помню его раздражение. «Наверное, у вас очень большая кухня, — сказал он. — Вы хотите наших хозяек на их небольших кухнях заставить разбирать мусор в несколько пакетов...» В ответ я сказала, что на самом деле вопрос не в моей кухне, а в том, что наша страна «тонет в мусоре». Насколько понимаю, у японцев тоже небольшие кухни... Вообще, жизнь на архипелаге приучила их к тому, что можно довольствоваться небольшими площадями. Японцы «выжимают» из всего максимум полезного и правильного. Хотя не сразу легко было приучить даже их разделять мусор. Но очень быстро, когда провели просветительские мероприятия, они начали так делать. На заводе есть два типа машин — одни работают за деньги в основном с частными компаниями, ресторанами, а другие бесплатно по четкому графику обслуживают дома... Когда я спросила о системе штрафов, услышала, что никакие штрафы не применяются. А если вдруг кто-то ошибется и о таком случае напишут в «районной прессе», это, очевидно, худшее наказание. Человеку, говорят, будет очень неудобно, и больше такое не повторится. Это также один из тех элементов, которые свято чтят японцы, поскольку они говорят о своем наборе черт характера, который идентифицируют как абсолютную норму. (Мне рассказали, что с давних времен в этическом кодексе было отображено, в каких случаях японец может пожертвовать своей жизнью. Прежде всего — за свою честь, потом — за семью, за хозяина и за родину).

Иногда шутят, мол, если японцы постоянно кивают головой, это вовсе не значит, что они со всем соглашаются. Они просто слушают и воспринимают. Но когда они говорят «да», это значит именно это. Это также основа воспитания, элемент самоорганизации очень высокого уровня.

БАБУШКИ ON-LINE

В связи с этим не могу не упомянуть, что такие элементы появляются не только в школе, но и на раннем этапе воспитания. Когда я общалась с менеджерами известной косметической компании «Shiseіdo», мы разговаривали не только о технологиях, позволяющих производить косметическую продукцию очень высокого качества, и конкуренции на рынках, но и о том, какими социальными программами занимается компания, как она относится к женщинам, занятым на производстве... Они вспоминали, как в свое время мужчины много работали и своим детям уделяли мало внимания — минут 30 в день. Поэтому сейчас, думая о том, чтобы следующие поколения не работали так тяжело, делается все, чтобы папы тоже имели возможность идти в декретный отпуск... Один из тех менеджеров был и директором детского сада... по совместительству. Кстати, далеко не все частные концерны их имеют. Детский сад «Shiseіdo», который существует на прибыли компании, — фантастическое зрелище. Детей немного — до тридцати. Я пришла туда, когда двухлетние малыши как раз вернулись с прогулки. И вот каждый из них без посторонней помощи снимал носки и нес, спотыкаясь, падая, в свой личный карманчик клясера, чтобы потом их оттуда могли взять и постирать. В Японии принято воспитывать самостоятельность с раннего детства. Другой штрих свидетельствует о том, как можно, сократив расстояния, сохранить тепло, которое должно присутствовать в семейных отношениях. В садике стоит веб-камера. Работающие дедушки и бабушки, беспокоясь за своих внуков, в любой момент могут по интернету посмотреть в компьютере, что делает или как себя чувствует их внучок или внучка. И даже написать электронное письмо воспитательнице, мол, внучок утром чихнул, не заболел ли он.

ЯПОНИЯ И ОСТАЛЬНОЙ МИР

Я уделяю этим сюжетам много внимания потому, что они касаются жизни очень многих людей. Думаю, в Японии есть вещи, о которых нужно говорить на уровне цифр и лидерства в технологиях. Сегодня страна — мировой гигант. Ее политическая судьба сложилась после Второй мировой войны непросто. Но со временем, я думаю, она будет постоянным членом Совета Безопасности ООН, к чему стремится, и будет играть более значительную политическую роль в мире. Верю, что это обязательно произойдет, поскольку вижу не только экономический, но и духовный и человеческий потенциал, т.е. отношение японцев к тому, какими будут их последующие поколения. Если мы говорим об идентичности, то у них не возникает вопроса второго государственного языка и не может возникнуть в принципе, хотя они окружены очень важными и влиятельными странами, с которыми когда-то враждовали, а теперь сотрудничают. И тут напрашивается пример из украинской жизни. Мое возвращение из Японии как раз совпало с Днем украинской письменности, 9 ноября. Включив телевизор, на одном из украинских каналов я увидела, как корреспондентка брала интервью на русском языке у Чрезвычайного и Полномочного Посла Японии в Украине господина Муцуо Мабучи. Стоит ли говорить, что он отвечал по-украински, отметив, что изучает его, чтобы морально украинский язык поддержать...

К России у японцев, конечно, особое отношение. То, что мы знали из советской истории о русско- японских отношениях, так сказать, с японского берега выглядит несколько иначе. Как известно, существует территориальный спор между государствами. Переговоры о возвращении четырех островов Японии длятся уже очень долго. Кстати, я никогда не слышала от наших политиков выразительной позиции по данному вопросу и вряд ли услышу в ближайшее время. В советские времена нам рассказывали, мол, Вторая мировая война закончилась тем, что японская армия сдалась в плен, а острова всегда принадлежали России. По словам японцев, все это не совсем так. Между прочим, этот исторический период отображен в фильме Александра Сокурова «Солнце». Когда Япония уже проигрывала Вторую мировую войну, император Хирохито пошел на чрезвычайный шаг, которого, по-видимому, от него не ожидали. Он призвал соотечественников, и в первую очередь военных, капитулировать и сохранить себя для будущего Японии. Некоторые не смогли принять такой призыв и покончили жизнь самоубийством, а другие покорились приказу. Больше всего оскорбило японцев то (до сих пор это помнят), что они капитулировали (это было их решение), а не их завоевывали, как говорилось в советских сообщениях. И острова забрали, не принимая во внимание добровольную капитуляцию. В наших учебниках такие тонкости не особенно учитываются.

Это все вызывает боль до сих пор. А кроме того, как говорили мне японцы, уже после капитуляции Японии Сталин нарушил ее условия. Можно сказать, что теперь возвращаться к этой логике довольно сложно. Но Япония настаивает на возвращении островов...

Кстати, когда я была в Токио, как раз приехала российская делегация во главе с вице-премьером Нарышкиным. И я видела, какую острую реакцию вызвал этот приезд в определенных кругах японского общества. Под гостиницей, где жили члены делегации, ультраправые устроили демонстрацию с радикальными требованиями немедленно вернуть острова.

Есть смешная история об особой позиции японских коммунистов, если сравнивать их с нашими коммунистами по отношению к России. Они требуют вернуть не только четыре острова, но и Сахалин...

Если говорить о Японии и остальном мире, то, конечно, есть Япония с отношениями с Россией, а есть Япония с особым отношением к Америке. Одна японка призналась, что в школе все размышляла о том, почему их призывают относиться к США доброжелательно, тогда как эта страна бомбила Хиросиму и Нагасаки, а вот Россия этого не делала, а в то же время отношения плохие. На самом деле, это очень сложное переплетение многих событий.

Когда я посетила Хиросиму, то обратила особое внимание на интересный фрагмент скульптурной композиции, где написаны слова, адресованные жертвам той ужасной атомной бомбардировки: «Спите спокойно. Ошибок мы не повторим». Не припомню, чтобы нам говорили в школе, что японцы тоже чувствуют свою вину за то, что участвовали во Второй мировой войне. Как я понимаю, в Японии эта тема также довольно болезненная. До сих пор есть люди, считающие, что Япония не раскаялась, как следует, и внутренняя очистительная работа не проведена. Так думают либеральные круги, которые боятся реваншизма. Как известно, после Второй мировой войны Япония формально не имеет права иметь армию. Вместо нее существуют силы самообороны. Как говорят, это армия высококлассных офицеров. Факт является фактом. Часть государства чувствует травматичность тех событий. Но одновременно совсем недавно прошла 40-тысячная манифестация на острове Окинавa, где находится известная американская база, против того, что из учебников истории в данном регионе выбросили несколько предложений о том, что в свое время японские военные во время Второй мировой войны склоняли местных жителей к самоубийству. Когда американцы должны были высадиться, часть японских военных считала, что это недопустимо и потому лучше покончить жизнь самоубийством. И вроде бы такие случаи были достаточно массовыми. Этот фрагмент в истории был, и он осуждался. И вдруг принято решение его убрать... И те сорок тысяч человек вышли на митинг сказать, что историю нельзя переписать. Это абсолютно не видимая для нас борьба идей, которая идет внутри японского общества.

Я, не углубляясь в тонкости дипломатических отношений, все- таки спросила в Хиросиме у представителя администрации музея господина Нобуюки Тэсима, не считает ли он, что придет время, когда американцы вынуждены будут сказать, что они сожалеют о бомбардировках? Он ответил, что они, наверное, скажут, что это была необходимая акция для прекращения Второй мировой войны. И добавил, что они, мол, работают не для того, чтобы американцы перед нами извинились, а для того, чтобы это больше не повторилось. Ответ очень дипломатичный. Кстати, американский экс-президент Джимми Картер был в Хиросиме. Как известно, из действующих американских политиков там не былo никого.

В экспозиции музея есть такой фрагмент, где отображен период окончания Второй мировой войны, рассказывается о том, что США уже давно вели работу над атомной бомбой, которую нужно было испытать и заодно отчитаться перед своими налогоплательщиками, как используются эти средства... Ведь атомное оружие — дело дорогое. И, можно сказать, что Хиросима и Нагасаки стали «информационным поводом». Ужасным поводом. После посещения Мемориального музея мира в Хиросиме, я весь день была под впечатлениями.

Я встретилась с человеком, который пережил бомбардировку в Хиросиме, господином Кодзи Хосокава. Он — автор фоторaботы, на которой изображен развалившийся после бомбардировки дом в центре города (его специально оставили в таком виде). Здание освещено солнечными лучами под таким углом, будто распято на кресте. Когда мы с ним общались, он сказал, что купол дома напоминает ему терновый венец. А потом отметил, что, по его мнению, эти бомбы были брошены не на Хиросиму и Нагасаки, а против человечества. Я поинтересовалась, не трудно ли возвращаться к этой истории. «Конечно, нелегко», — ответил он. Тем более, что тогда погибла его любимая сестра от ожогов и ран. О той трагедии многое можно прочитать, но важнее все-таки человеческие истории.

Нужно отдать должное философии, с которой относятся японцы ко всем своим драматическим страницам истории. После атомной бомбардировки и прихода американских баз на их территорию, думаю, у многих была серьезная борьба мотивов. Я не знаю, с кем нужно ассоциировать ту линию, которая, в конечном счете, победила, и которая определила послевоенную политику Японии, но японцы не поддались жажде мести. Это не означает, что они забыли. Просто они решили, что будут восстанавливать страну. В экспозиции Мемориального музея мира в Хиросиме это очень хорошо видно, когда под фотографией, которая завершает экспозицию, написано, что можно было подумать, что здесь, на этой выжженной земле, 75 лет ничего не будет расти. Но прошел год и пробился цветок. На фото видно — на том пепелище появилось растение... Очень сильный символ.

Очевидно, это стоит учесть украинцам, потому что у нас очень выражен синдром жертвы. И нужно научиться жить с тем прошлым, переживать его, преобразовывать его в свет, в энергию творения. Думаю, что японцы как нельзя лучше показали, как из катастроф можно выходить и как можно поражать мир своими достижениями. Важно, что японцы культивируют уважение к Америке. Неслучайно их иногда сравнивают с бамбуком, который гнется, но не ломается.


Окончание в следующем номере

Лариса ИВШИНА, «День», Киев—Токио—Киото—Хиросима— Нагоя—Исе—Токио — Киев. Фото автора и Евгения МАРЧУКА
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments