Воля, освобождение - вот тот конечный флаг, к которому тянется все, к которому стремятся и воины с мечами, и моралисты с заветами, и поэты со стихами.
Василий Липкивский, украинский религиозный деятель, церковный реформатор, педагог, публицист, писатель и переводчик, создатель и первый митрополит Украинской Автокефальной Православной Церкви.

Без откровений и прорывов

И это — в лучшем случае
19 марта, 1996 - 18:33
ВЛАДИМИР ЛИТВИН СЛАДКОРЕЧИВО ЖИВОПИСАЛ, КАК ОН ПЕРЕДАСТ ВСЮ ВЛАСТЬ НАРОДУ В ЛИЦЕ... ОРГАНА, ГДЕ ОН ТРУДИТСЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИМ / ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ТЕЛЕКАНАЛОМ «ИНТЕР»

На минувшей неделе на ТРК «Эра» журналист этого канала брал интервью у теперь уже легендарного российского коллеги Евгения Киселева. При других обстоятельствах это могло бы стать настоящим событием для украинских телезрителей, ведь Киселев не только очень крупная фигура телевидения и всей информационной сферы соседней страны, но еще и человек, глубоко разбирающийся во всех хитросплетениях нынешней кремлевской власти, к тому же независимо мыслящий, объективный и справедливый, что в журналистской среде постсоветского пространства встречается не столь уж часто. При правильном построении интервью украинцы могли бы узнать чрезвычайно много интересного. Но Сергей Дуйко, расспрашивавший Евгения Киселева, явно не соответствовал своему визави по «весовой категории», напоминая первый советский Запорожец, наезжающий на Мерседес последней модели. Вопросов у г-на Дуйко было много, но все какие-то мелкие и о квалификации не свидетельствующие. Судя по всему, подготовкой к эфиру ведущий себя не утруждал, если не считать «всплесков» самой банальной эрудиции. Журналисту «Эры» почему-то не понравились весьма резкие оценки, которые Евгений Киселев давал актуальной российской действительности, и Сергей Дуйко «срезал» московского гостя вопросом, над которым, наверное, долго думал: «А почему россияне гордятся Путиным, а украинцы стыдятся Ющенко и Тимошенко?» Киселев, несколько озадаченный таким логическим и информационным изыском, принялся терпеливо объяснять Дуйко, что реально происходит в общественном сознании России. Там все ведущие телеканалы, находясь под жестким контролем, с утра до вечера воспевают «отца и учителя», что далеко не все россияне гордятся, но немало таких, которые стыдятся, например, публичных блатных выражений В. Путина. Рассказывать С. Дуйко об украинской информационной ситуации Киселев не стал, надеясь, наверное, что местный журналист и сам с ней знаком. К сожалению, г-н Дуйко интервью безнадежно испортил, «запорол». А ведь как можно было разговорить такого содержательного человека, как Евгений Киселев! Думаю, что Дмитрий Гордон смотрелся бы на месте Сергея Дуйко куда как интереснее. Увы, невладение темой, плохая ориентация в проблематике, а часто даже самая вульгарная малограмотность — это настоящий бич украинской журналистики. Несколько месяцев назад купил я один из киевских таблоидов с материалами о сомалийских пиратах и украинском экипаже судна «Фаина». Редакция дала и карту восточной Африки, где на территории Сомали большими буквами было начертано: «СУДАН». Воистину, остается только вспоминать российского классика немецкого происхождения Фонвизина с его неувядающим в нашей журналистике Митрофанушкой, принципиально не желающим учить географию в расчете на географические познания извозчика. Давно слежу за творческими свершениями Сергея Дуйко, но могу вспомнить только одно действительно блестящее интервью в его исполнении. С Леонидом Черновецким. Может, в силу общности менталитета и родства душ? Заметно подражая западным репортерам, г-н Дуйко демонстрирует крутость, хватку и сверхтемпераментность. К этому бы еще и что-нибудь содержательное...

Следующим гостем ТРК «Эра» был лидер партии «Велика Україна» Игорь Беркут. Этот деятель, старательно изображающий украинского суперпатриота, почему-то упорно не желал изъясняться на государственном языке. Видать, от большого патриотизма... Правда, идеи г-н Беркут излагал для Украины весьма страшненькие. В частности, он рекомендовал всем украинцам немедленно бежать в банки и забирать свои вклады. Патриотично — жуть как. Только лишь чуть-чуть удалось стабилизировать финансово-банковскую систему Украины, как г-н «патриот» призвал ее разрушить, что неизбежно повлечет за собой и крах государства. Откуда ноги растут у этих «патриотов», рассказывают рекламы в киевском метрополитене, предлагающие приобрести книгу Игоря Беркута «Брат». На ее обложке изображен собственной персоной беркутовский «братишка» — премьер-министр Российской Федерации В. Путин... Между прочим, последний демократ на планете, ибо, как недавно публично жаловался Владимир Владимирович, после смерти Махатмы Ганди демократов в мире больше не осталось и российскому лидеру абсолютно не с кем пообщаться на темы демократии. В.В. пребывает в полном демократическом одиночестве...

Кстати, с призывами к разрушению украинской финансовой системы г-н Беркут кочует с канала на канал. Впрочем, и каналы вполне специфические: «КРТ», «Эра»...

Жаль только, что пикантные обстоятельства, связанные с книгой Игоря Беркута «Брат», не вызвали ни малейшего профессионального интереса Сергея Дуйко. Права, ох, права была Лариса Ившина, когда сказала: «В России нет свободы слова, но там есть журналистика. У нас есть свобода слова, но нет журналистики». Но к чему свобода слова, когда сказать нечего? Когда вместо собственных выношенных и выстраданных мыслей — карт-бланш для «пророков-провокаторов», каковых на наших экранах в эпоху кризиса становится все больше?!

Совершенно рутинно прошла очередная «Свобода слова» на «Интере» 13 марта. Возможно, это было связано с отсутствием в студии первых лиц государства. За всех «отдувался» спикер В. Литвин. Как всегда, он вещал абсолютно правильные, бесспорные истины, вроде того, что «лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным», «мир лучше, чем война», или, на манер российского президента Медведева, «свобода лучше, чем несвобода». И попробуй возрази... Очень агитировал В. Литвин за парламентскую республику, Европу в этом контексте вспоминал. Ну, на то он и спикер парламента, зачем ему президентская республика? По Литвину, украинский народ по-настоящему только в парламентской державе и заживет. Свежо предание... С 2004 года начиная, мы все эти прелести на своей шкуре испытываем. Бардак, хаос, склоки политиков, коллективная безответственность, то, что в Московском государстве называлось «семибоярщина». Это когда ответственны все вообще, но никто в отдельности. А всех не привлечешь. Активно промывая мозги публике, собравшейся в студии, Литвин не объяснил, что парламентскую республику могут себе позволить лишь очень благополучные нации с выгодным геополитическим положением, с устоявшейся традиционной демократией. А Украина не только «не-Россия», но еще и в не меньшей степени, «не-Германия», «не-Италия», «не-Австрия». Не надо пугать украинцев диктатурой, каковой на собственной национальной основе они не знали на протяжении всей своей истории. Если для России, для россиян, учитывая специфику их менталитета и исторического развития, главной опасностью является диктатура, деспотизм, то для украинцев главная опасность — анархия, безвластие, хаос. Сильная власть может выполнять в Украине только одну функцию — полезную. Она нужна, чтобы держать хоть в каком-то порядке десятки миллионов украинских стихийных демократов с гетманскими наклонностями, чтобы спасать украинцев от самих себя, от пагубного стремления к самоубийственной «свободе без берегов». Именно такая власть хоть сколько-нибудь нивелирует отсутствие внутренней дисциплины, минимальные способности к самоорганизации и самоограничению, неумение и нежелание подчинять свои амбиции высшей национальной цели. Долгое время своей безгосударственной истории украинцы были содержанием без формы — сильная государственная власть должна стать национальной формой для украинцев. А это требует президентской республики. Парламентское же правление будет паразитировать на худших чертах украинской натуры, на тех чертах, которые так часто заводили наш народ в ярмо. Если народ сам не умеет организоваться, то это с ним сделают другие народы. Но будет очень больно и горько.

Тем, кто жаждет парламентской республики, я говорю: посмотрите на это собрание 450 лиц — вы хотите доверить им страну? Я — нет. И чем больше на них смотрю, тем меньше хочется отдавать им Украину. Верховная Рада из всех ветвей власти имеет самый низкий рейтинг доверия украинцев. И вы навязываете нам безраздельное правление господ депутатов?! Еще не наелись их добродетелей, их «альтруизма», «патриотизма», «сыновней преданности матери-Украине»?

В наших условиях эти 450 угробят страну — и виновных не найдешь. О какой реальной ответственности этого сборища может идти речь? Покажите мне документ, где была бы прописана ответственность депутата за его деятельность в парламенте!

Рассказы Литвина о том, как расцветет Украина, если всю власть отдать депутатам, напоминали тексты учебника научного коммунизма, повествующие о том, как в «самом справедливом обществе» «богатства польются полным потоком»... За всеми этими лучезарными парламентскими сказками пытались спрятать простую идею. А именно: как максимально отстранить «посполитых» от всякого реального влияния на власть, передав таковую полностью и целиком клубу олигархов, нуворишей, номенклатурной бюрократии и их обслуги, который у нас называют Верховная Рада.

Владимир Литвин сладкоречиво живописал, как он передаст всю власть народу в лице... органа, где он трудится председательствующим. Но всенародного референдума о президентской или парламентской республике, который предложил один из участников политического шоу, смертельно испугался. А в качестве примера непонятности этих вопросов для народа привел своих престарелых родителей, которые никогда не сообразят, чем одна форма правления отличается от другой. Литвин так любит народ, что просто не может позволить объекту обожания самому решать свою судьбу, полностью узурпируя это право в интересах «узкого круга ограниченных людей».

А между тем в народе зреет жажда сильной руки и светлой головы, мечта о могущественном президенте, который взял бы на себя всю полноту ответственности. Эта мечта подогревается нескончаемым депутатским словоблудием и политической импотенцией, дающими на выходе либо вред, либо ноль.

Страшилки о том, что якобы сильная президентская власть тождественна жестокой диктатуре, рассчитаны на людей, не знающих истории даже на уровне академика Литвина. Одной из самых кровавых диктатур была именно парламентская диктатура во Франции времен якобинцев. Тогда парламент назывался Национальным конвентом. Этот орган отправлял тысячи людей под нож «национальной бритвы» доктора Гильотена. Это была самая страшная разновидность деспотизма, та, которую древние греки называли охлократия, власть толпы. Толпы безответственной, дикой, алчной, трусливой. Это была власть деперсонифицированная, анонимная, где каждый депутат всегда мог спрятаться от личной ответственности за спины сотни других. Сей коллегиальный орган народных избранников залил Францию кровью. Да и Адольф Гитлер был не президентом, а главой правительства, канцлером, а Бенито Муссолини, как и Салазар в Португалии, — премьером. А товарищ Сталин — всего лишь скромным секретарем ЦК ВКП(б)... И в то же время власть президента Франклина Делано Рузвельта, который преодолел Великую депрессию и привел США к победе во Второй мировой войне, не была диктаторской. Она была жесткой, сильной и эффективной, что и спасло Америку. Наличие именно такой власти является сейчас вопросом жизни и смерти для Украины. Я, кстати, знаю человека, который мог бы осуществлять подобную власть в нашем государстве. Он немолод, но ведь Рузвельт вообще был калекой, над которым издевался Гитлер, что, мол, американский президент не может даже самостоятельно посещать туалет. Не буду называть фамилию нашего соотечественника, чтобы не превращать его в мишень для «шакалов» СМИ.

Народолюбивые речи Литвина изрядно раздражали (в частности, его предложение Марине Ставнийчук «пойти в народ» — надо так понимать, что сам Владимир Михайлович из народа «не вылезает»), при том, что любые намеки на возможное вынесение спорных вопросов на народный референдум немедленно вызывали бурную негативную реакцию г-на спикера. Еще более злит, что Литвин настырно навязывает нам диктатуру 450 маленьких бонапартов, называя это парламентской республикой. Спикер не против оставить (для мебели) абсолютно бесправного, марионеточного президента. Не рано ли? Не фальстарт ли это Владимира Михайловича? Общее впечатление от депутатских телерадений, как всегда, очень тяжелое: как глубоко, утробно эти люди не уважают нас, граждан Украины (хотя не устают утверждать прямо противоположное), какими безнадежными кретинами, которым можно вешать на уши любые макаронные изделия, они нас считают!

Везде ложь, лукавство и неистребимое желание обдурить ближнего...

Игорь ЛОСЕВ
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ