Чтобы любить - надо знать, а чтобы проникнуть в такую тонкую и необъятную, величественную и многогранную вещь, как язык, надо его любить.
Василий Сухомлинский, украинский педагог, публицист, писатель, поэт

Ислам: религия без терроризма

Впечатления от участия в V Международной школе исламоведения
22 июля, 2016 - 15:39
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Последние события в мире все больше побуждают нас задуматься о том, что происходит столкновение новых цивилизационных платформ, — секуляризма и духовности, религии и фанатизма. На прошлой неделе в Национальном университете «Острожская академия» состоялась V Школа исламоведения. На протяжении нескольких дней возможность погрузиться в исторический контекст и современную ситуацию взаимодействия ислама с религиями и обществами европейских государств. Для меня лично важно говорить об исламе в контексте медиа, ведь мы до сих пор живем в подсознании с картинкой американского телеканала CNN, когда самолеты с террористами врезаются в Башни-Близнецы в Нью-Йорке. 11 сентября 2001 года стало своеобразным маркером нового имиджа ислама. Но могут ли называться те, кто исповедуют идеи Корана, совершают пятикратный намаз, отдают милостыню, террористами? На мой взгляд, не стоит всех сводить к общему знаменателю. Чаще всего именно мир медиа подменяет концепции, ведь ислам и исламизм — разные понятия; когда первое — это духовное измерение, а второе — явление с внешней религиозной оболочкой, но политической начинкой.

МЕДИЙНЫЙ ИМИДЖ

Возможно, если бы сейчас выйти с микрофоном на центральные площади европейских столиц и спросить, с кем для вас ассоциируются мусульмане; то немало людей ответило бы — с болью, кровью, смертью. События последних почти двух лет — теракты во Франции и Бельгии — сформировали именно такой имидж ислама. После недавнего теракта в Ницце в сознании многих европейцев мусульмане — дикие и безумные люди, способные раздавить мирную толпу. В мире каждый раз больше пропагандируют концепцию секуляризма, то есть идею государства, где общество живет по меркам неограниченной свободы, принимая решения исключительно те, которые будет считать нужными.

Ярким примером столкновения секулярных течений с, например, радикальным исламизмом является образец терактов во Франции, связанных с карикатурами Charlie Hebdo. В ноябре 2011 года в офисе газеты состоялось первое нападение. Тогда все закончилось взрывом, который частично разрушил помещение и оборудование, сломанным веб-сайтом. Впоследствии полиция допускала, что террористический акт был спровоцирован очередным номером журнала (3 ноября 2011 года), в котором Charlie Hebdo было переименовано в Charia Hebdo. Также в этом номере главным редактором был указан пророк Мухаммед. На обложке номера была карикатура Мухаммеда, который будто говорит «100 ударов кнутом, если вы не умираете от смеха». Причиной этого сарказма журналистов Charlie Hebdo стала победа на выборах в Тунисе исламистской партии и введение законов шариата в Ливии, что неминуемо привело эти государства к реализации методов притеснения прав женщин (обязательное ношение чадры, ограничение свободы, возможное насилие в семье, принудительный брак, возможность быть забитой камнями до смерти в случае выявления факта прелюбодеяния), секс-меньшинств, инакомыслящих, к возобновлению практики избиения кнутами, ампутации частей тела (в зависимости от совершенного преступления), принудительного брака. Тогдашний главный редактор Charlie Hebdo сказал, что нападение было совершено глупыми людьми, которые не знают, что такое ислам, добавив, что они идиоты, которые изменяют своей религии. Ключевым стало нападение двух исламистов на редакцию Charlie Hebdo 7 января 2015 года. На протяжении вооруженного нападения на офис редакции в Париже было убито 12 человек. Всего нападающие выпустили около тридцати пуль из автоматического оружия. На следующий день после теракта, работники редакции Charlie Hebdo заявили о том, что журнал и в дальнейшем будет выходить, согласно графику, однако с тиражом в один миллион экземпляров (обычно было 60 тысяч). Пересматривая карикатуры Charlie Hebdo, враждебно настроенные не только к мусульманскому, но и к христианскому миру, рассуждаешь над важностью свободы слова в мире и журналистской этике. Можно ли считать свободой слова такое виденье, которое в то же время направлено на ограничение религиозных чувств других людей? И второй вопрос, который возник, — имеем ли право мы, журналисты, поднимать рейтинг издания ценой жизни своих коллег? Конечно, я выскажу субъективное мнение, однако расстрел журналистов Charlie Hebdo стал очень успешным шагом медиаменеджмента — поднятие тиража, мировое признание. Безусловно — никто не мог предусмотреть кровавого нападения, но и политика редакции не изменила свое направление. Более чем полгода тому назад журналисты Charlie Hebdo опубликовали карикатуру, на которой Иисус Христос идет по водному пути, а мусульманский мальчик тонет. Рисунок был выполнен на основе факта смерти мальчика-беженца после обострения событий в Сирии. На карикатуре было написано: «Доказательство присутствия христиан в Европе. Христиане идут по воде. Мусульманские дети — тонут». Считаю, что сегодня медиа — это весомый инструмент в формировании образов современного мира. Однако журналистам стоит самим выходить за пределы собственных горизонтов, больше общаться и разрушать собственные стереотипы. Это, в частности, касается религиозной карты не только Европы, но и мира в целом. Нужно думать о диалоге, который объединяет, а не разделяет.

БЕЗ СТЕРЕОТИПОВ

На протяжении работы Школы мне удалось побыть в кругу украинских мусульман. Если бы не Революция Достоинства и аннексия Крыма, неизвестно, мы бы (общество), прицельно обращали внимание на это религиозное сообщество? Оказывается, что в Украине есть около миллиона мусульман: больше всего было в Крыму (350—500 тысяч) и на Донбассе (200 тысяч). Из-за тяжелых событий географическое расположение изменилось. Оказывается, в Советском Союзе мусульмане прошли не менее тернистый путь, чем христиане. Их религиозная жизнь была в подполье, над детьми в школах часто издевались, насильственно заставляя их употреблять еду во время Рамадана. После провозглашения независимости Украины началось время становления духовных основ, которое можно разделить на три этапа. По мнению шейха Саида Исмагилова, муфтия Духовного управления мусульман «УММА» сейчас происходит не исламизация, а ассимиляция мусульман в мире. Процессы секуляризма все больше отворачивают от основных принципов Корана, которые требуют от верующего соблюдения определенных обязанностей. К сожалению, мусульманский мир сегодня не менее разъединен, чем христианский. Есть чрезвычайно много разделений, связанных с разным прочтением Корана и традициями.

Для меня важно было не только информационно почерпнуть для себя определенный багаж знаний, но и погрузиться в духовный опыт. Удалось побывать на обеденном и вечернем намазе (молитве). Хотя под аяты из Корана на арабском языке я читала христианскую молитву «Отче наш», была ощутима глубокая атмосфера духа. Зная о том, что мусульмане молятся пять раз в сутки, я задумалась над тем, как часто нам, христианам, лень на протяжении дня помолиться хотя бы несколько минут. На протяжении четырех дней в Остроге я общалась с людьми, которые духовно наполнены, открыты миру и очень переживают за Украину. И это опять-таки побуждает нас к единству, к созданию общего диалога, к товарищеской коммуникации не только в Украине, где особенно это необходимо, но и в мире — без стереотипов, с правильными маркерами и фильтрами.

Юлиана ЛАВРИШ
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ