Нация держится духовными усилиями личностей
Евгений Сверстюк - философ, главный редактор газеты «Наша вера», публицист, бывший диссидент и политзаключенный

«Каламбур пикчерз» как чистое искусство

16 августа, 2002 - 00:00

Режиссёр программы «Каламбур» (ICTV) Юрий Стыцковский определяет её как «телекомикс» — определение необычное, но точное. Отчасти это напоминает «Маски-шоу» (ушедшие ныне куда-то в тень) — тоже набор устойчивых персонажей и приём эксцентрики. Но с точки зрения сугубо телевизионной технологии «Каламбур» намного впереди.

Сюжеты постоянных рубрик здесь устойчивы. Например, «Бар Каламбур», с одними и теми же действующими лицами: щеголеватый бармен, бесконечно треплющаяся по телефону официантка, несгибаемый выпивоха, крутой рокер, затюканный интеллигентишка. Таким составом и разыгрываются забавные репризы. И даже когда в ход идёт известный анекдот — эффект замечательный: выручает остроумная и оригинальная стилистика. В другой постоянной рубрике «Каламбура» и вовсе иллюстрируются через пантомимы давным- давно забытые народные мудрости.

Ещё одна укатайка — пародийный сериал «Крутое пике», бесконечный фильм-катастрофа, в котором самолёт «Бройлер-747» всё падает-падает, и никак не упадёт. А экипаж между тем соперничает между собой в чисто пародийной дебильности. Практически классическая клоунада, где есть и белый, и рыжий клоуны, а испуг и хохот гротескно истошны.

А самая оригинальная страница «Каламбура»— этакий космический эпос из народной жизни под недвусмысленным названием «Деревня дураков»! Типа, жили-были в одной покосившейся избёнке трое — увалень-матросик, казачок-усач и баба-дура, происходили с ними всяческие несообразности. Эта народная пантомима идёт под милейшую музыку и уморительную «озвучку» — и чисто изобразительное действие развёртывается как в полуплоскости, так и с частичной трансформацией экранного пространства в страничное (комикс же). Удивительно смешно получается!

При всём этом весь актёрский состав «Каламбура» — пять человек. Но их хватает.

Один и тот же актёр, например, Алексей Агопьян — то пижонистый бармен испанского разлива, то затюканно резонёрствующий помощник редактора тележурнала, то пилот-неврастеник — и так далее. То же самое можно сказать и о Сергее Гладкове, и о Вадиме Набокове, и о Татьяне Ивановой. А Юрий Стыцковский, кроме того, что он талантливый актёр во многих лицах, ещё и режиссёр. В общем, сами всё придумывают, сами играют, сами ставят. Славная компашка.

Почему «Каламбур» попал в яблочко? Тут, как минимум, две причины.

Во-первых, точный режиссёрский выбор Юрия Стыцковского: опора на традиции — от комедии дель-арте до цирковой клоунады, выверенные маски, лаконизм форм, сыгранный комедиантский ансамбль.

А во-вторых, верное соответствие настроениям, царящим в обществе.

Спрос у публики сейчас иной: к чему обличения, к чёрту посыпание ран солью иронии и сарказма — дайте отвлечься от жизненной катавасии, желаем попросту смеяться. К комическому — без всяких злободневных нагрузок — мы тянемся, как к аспирину: головную боль снимет, убавит жар, вызванный житейскими сквозняками.

И вот тут-то аполитичные и внесоциальные приколы (а можно сказать и — чистое искусство) производства «Каламбур пикчерз» — в самую что ни на есть жилу.

Владимир ДЕНИСЕНКО, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments