Не знать истории - значит всегда быть ребёнком.
Цицерон, древнеримский политический деятель, выдающийся оратор, философ и литератор

Маршрут под полярной звездой

Украинец Георгий Седов первым в Российской империи организовал экспедицию на Северный полюс
10 февраля, 2012 - 13:10
ГЕОРГИЙ СЕДОВ. ПЕЙЗАЖ В РАЙОНЕ НИЖНЕЙ КОЛЫМЫ, У ПОСЕЛКА ЧЕРСКИЙ (ЯКУТИЯ). ИМЕННО ЗДЕСЬ ПЕРЕД ЭКСПЕДИЦИЕЙ НА СЕВЕРНЫЙ ПОЛЮС ПРОВОДИЛ ГИДРОГРАФИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ УКРАИНЕЦ ГЕОРГИЙ СЕДОВ, ПО РЕЗУЛЬТАТАМ КОТОРЫХ ОН БЫЛ ИЗБРАН ЧЛЕНОМ ГЕОГРАФИЧЕСКОГО И АСТРОНОМИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВ РОССИИ / ФОТО АВТОРА

«Я твердо верю в свою звезду!» — эти слова не раз повторял Георгий Седов, когда готовил экспедицию на Северный полюс.

Как и все школьники, мечтавшие в детстве о захватывающих путешествиях на далекий Север, я тоже прочел все, что было в нашей сельской библиотеке о Георгии Седове. Именно этот офицер первым в Российской империи организовал экспедицию на Северный полюс. А когда в августе 2000 года я шел пешком через всю Украину от крайней точки на юго-востоке, то попал в село Седово в Новоазовском районе на Донетчине. Именно там, на побережье Азовского моря, на бывшем рыбацком хуторе Кривая Коса родился будущий исследователь Арктики Георгий Седов.

Когда я пришел в Седово, там уже действовал исторический музей, в котором мне попала в руки копия автобиографии Георгия Яковлевича Седова, написанная им в 1912 году. В ней Георгий Яковлевич, в частности, пишет: «...Отец мой происходит из Золотоношских мещан Полтавской губернии... В молодости, еще парнем, отец мой (Яков Евтеевич) забрел на заработки на Черноморье, а затем и в Донскую область, где и поселился промышлять рыбу на берегу Азовского моря, на хуторе Кривая Коса. Как отец, так и мать мои, таким образом были настоящими малороссами... Настоящая фамилия наша пока мне удалось добиться «Седый», но она мало-помалу перешла каким-то образом в «Седов...».

В автобиографии Г.Я. Седова есть и такая строка: «До 14-летнего возраста я не знал грамоты». И дальше: «Наступала зима. Здесь нас кроме холода посещал еще и голод. Есть нечего было...».

Какие же огромные усилия пришлось приложить Георгию Седову для того, чтобы стать тем, кем он стал. Поднимался вверх медленно, но упорно. Сначала окончил так называемые мореплавательные классы в Ростове-на-Дону. Капитанство на небольшом грузовом пароходе, курсировавшем между Новороссийском и Батуми. Самообразование. Экзамены на звание прапорщика российского флота. Учеба в Петербурге в Морском корпусе. Звание поручика по Адмиралтейству. Серебряные, а затем и золотые погоны офицера флота, хотя золотые погоны могли украшать только плечи сыновей дворянских.

В 32-летнем возрасте штабс-капитан Г.Я. Седов был назначен начальником исследовательской экспедиции в устье реки Колымы с целью изучения судоходства в ее нижней части.

Именно в поселке Черском, в музее истории и культуры народов Севера я и собрал подробный материал о том необычайно интересном периоде в жизни Георгия Седова. Гидрографическая экспедиция выехала из Петербурга 3 марта 1909 года, а прибыла в Среднеколымск только 14 мая. По Якутии передвигались пешком, на оленях и на лошадях. В Среднеколымске мастера-якуты построили два карбаса, и 25 мая началось плавание вниз по Колыме. В последний день мая Георгий Седов побывал в поселении Колымском на могиле известного геолога и географа И.Д. Черского, который исследовал берега реки Колымы и умер в этих местах 25 июня 1892 года.

С 8 июня по 15 августа Седов и его помощники, выполнив весь запланированный объем гидрографических и картографических работ, а также метеорологических наблюдений, начали подниматься по Колыме на карбасах вверх против течения к Нижнеколымску. В Петербург экспедиция прибыла только 15 декабря 1909 года.

За два месяца напряженной работы Седову и его спутникам удалось полностью исследовать устье реки Колымы и подготовить его для навигации. После возвращения в Петербург и доклада в Главном гидрографическом управлении Адмиралтейства о научных результатах Колымской экспедиции, Г.Я. Седов был избран действительным членом Географического и Астрономического обществ России.

А между тем между разными странами мира разгорелась борьба за первенство в достижении Северного полюса. За короткое время — почти 30 экспедиций! Многие их участники навсегда остались в белой пустыне...

9 марта 1912 года в докладной записке на имя начальника Главного гидрографического управления Адмиралтейства генерала Вилькицкого о подготовке экспедиции на Северный полюс Георгий Седов писал: «Изучение Северного полюса необходимо человечеству для того, чтобы понять природу многих земных явлений. Это научное исследование ... стало бы еще одной ступенью в познании человеком природы. В этом состязании принимали участие все культурные страны, включая Японию (к Южному полюсу), и не было только россиян... Во время экспедиций предусматривается серьезная научная работа, и я приложу все старания... Российский народ должен принести на это национальное дело небольшие деньги, а я — приношу мою жизнь».

Однако Георгий Седов получил официальный отказ. Тогда он взял за свой счет долгосрочный отпуск и начал готовить экспедицию на добровольные пожертвования.

Несмотря на ледяной холод петербургских чиновников, жадность российских купцов, которые «помогли» Седову протухшим соленым мясом и испорченной мукой, ни на полуторамесячную задержку с выходом в море (именно это сыграло в судьбе экспедиции трагическую роль), 28 августа 1912 года корабль «Святой Фока» взял курс из Архангельска на север.

Нужно подчеркнуть, что наш земляк был не просто моряком, а прежде всего прирожденным и высокопрофессиональным исследователем. Скажем, во время первой зимовки экспедиции к Полюсу им была изучена северная часть архипелага Новая Земля. Когда в Петербурге с отчетом экспедиции Седова за первый год работы ознакомился известный норвежский исследователь Фритьоф Нансен, он сказал: «Если бы даже Седову не удалось достичь Земли Франца-Иосифа и Полюса, то и тогда собранный им научный материал был бы достаточен, чтобы считать результаты экспедиции очень и очень полезными».

За короткий навигационный период 1913 года экспедиция достигла Земли Франца-Иосифа и там, около острова Гукера в бухте Тихой, прошла вторая, невероятно тяжелая зимовка. (Ситуация усложнилась прежде всего тем, что из Архангельска в Новую Землю, где была первая зимовка, не пришел вспомогательный корабль с углем и провизией для «Святого Фоки».) Многие участники экспедиции заболели цингой, плохо чувствовал себя и начальник экспедиции Георгий Седов, но отказаться от похода на Северный полюс не мог. Прекрасно понимал: если вернется домой, не достигнув цели, то его враги навсегда закроют ему дорогу в море.

И потому утром 15 февраля 1914 года, за десять дней до конца полярной ночи, Георгий Седов с двумя матросами-добровольцами Александром Пустошным и Григорием Линником оставил корабль в бухте Тихой и отправился на Северный полюс. Именно в ту сторону, где светит Полярная звезда. До полюса от места старта — почти тысяча километров...

На седьмой день похода больной Георгий Яковлевич уже не мог идти на лыжах и вынужден был сесть на нарты, которые тянули собаки. Чтобы моряки из сострадания к нему не повернули обратно к кораблю в бухту Тихую, Седов держал в руках компас и время от времени сверял курс туда, на Северный полюс, над которым светит его Полярная звезда.

В палатке 1 марта Седов сделал в своем дневнике почерневшей от морозов рукой последнюю запись: «Болен я очень тяжело и ни на что не годен. Увидел выше гор впервые милое, родное солнце. Ох, какое оно красивое и хорошее!..».

А 5 марта 1914 года в палатке под завывание метели Георгий Седов умер. Его последний маршрут оборвался под Полярной звездой, которая была для него в жизни главным маяком.

Могила нашего соотечественника Георгия Яковлевича Седого на мысе Аук острова Рудольфа в архипелаге Земля Франца-Иосифа стала самым отдаленным местом от материкового берега и ближайшей точкой к Северному полюсу. Когда Линник и Пустошный похоронили своего командира и поставили на его каменной могиле крест из деревянных лыж, то пес Фрам не вернулся с матросами обратно на корабль в бухту Тихую, а остался навсегда рядом со своим хозяином среди безграничных просторов Северного Ледовитого океана.

Николай ХРИЕНКО. Из журналистского проекта «Украинцы за Уралом»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ