Редчайшее мужество - это мужество мысли
Анатоль Франс - французский прозаик, литературный критик

«Мы притягиваем аудиторию из Facebook в телевизор»

«День» выяснял с Юрием ГУДИМЕНКО, Александром НОЙНЕЦЕМ и Татусей БО, что такое украинское блогерство в представлении самих блогеров
21 декабря, 2018 - 12:57
АЛЕКСАНДР НОЙНЕЦ
ТАТУСЯ БО / АВТОРЫ ФОТО TANYA RUDA И FIFI BRISTOCHE
ЮРИЙ ГУДИМЕНКО

В Украине безумными темпами развивается блогерство. Каждый может завести профиль в социальных сетях и донести свое мнение. Люди доверяют блогерам, ищут у них поддержки и советов, но при этом не знают лично друг друга. Хорошо это или плохо? Не теряется ли в таких темпах вопрос ответственности за написанное?

В новом телепроекте «БлогПост» «5 канал» открывает лицо блогеров и предоставляет им многомиллионную зрительскую площадку для дискуссий вместе с экспертами, политиками и общественными активистами.

«День» расспросил популярных блогеров и ведущих программы «БлогПост» Юрия ГУДИМЕНКО, Александра НОЙНЕЦА и Татусю БО (Татьяну Комлик) о влиянии блогеров на украинское общество и том, как политические силы пытаются пропагандировать себя через социальные сети.

— Кому принадлежит идея создания программы «БлогПост»? Почему был выбран именно такой формат?

Юрий ГУДИМЕНКО:

— Когда-то была встреча блогеров, на которой затронули вопрос, почему блогеров, которые рассказывают, как все плохо в стране, как все «разрушается», зовут на разные каналы. Эта идея запала в голову. В частности, я предложил проект и название. Сначала нам выделили 40 минут эфира раз в неделю. Ведущим программы стал я. Теперь, с ростом популярности, программа выходит ежедневно с понедельника по пятницу. К тому же пятничный выпуск расширился до двух часов.

— По каким критериям вы выбираете экспертов, которые выступают в вашей программе?

Ю. Г.: — Мы выбираем топ-блогеров в качестве экспертов. Поскольку в первую очередь программа блогерская. Тему подбирает сам ведущий, обычно она коррелирует с темой дня. Если начинаются события в Керченском проливе, то мы зовем кого-то из армии. Можем также позвать волонтера или бывшего военного. Если выходит новый фильм, то режиссера или блогера, который пишет о кино.

Татуся БО:

— Это зависит от того, какая тема актуальна на данное время. Событие могло произойти вчера, тема могла взорваться еще раньше, но главное, чтобы была актуальна сегодня. Я ищу блогеров, активистов, политиков, которые интересно пишут и говорят. Они должны понимать тему, уметь анализировать и выражать свое мнение, даже если ведущий программы его не разделяет.

— В переломный момент для страны топ-блогеры в соцсетях стали активным меньшинством, которое часто разжигает скандалы. Насколько большое влияние имеют блогеры на украинское общество?

Т. Б.: — Я считаю, что нас немного переоценивают в плане влияния на общество. Не все люди в Украине зарегистрированы в Facebook. Мы притягиваем аудиторию из Facebook в телевизор, а часть людей, которые сугубо смотрят телевизор, переходят в Facebook и начинают нас читать. Мои заметки охватывают небольшую часть общества. Да, мое мнение и поведение имеют влияние на людей, которые подписаны на меня в социальных сетях. Однако это всего 70 тысяч. В контексте Украины это немного.

Александр НОЙНЕЦ:

— Надо считать не в тех цифрах, которые читают Татусю. Важно считать активное меньшинство. А его достаточно для того, чтобы достичь любых изменений в стране.

Ю. Г.: — Источник власти в стране — это Facebook. Несмотря на то, что в Facebook зарегистрировано 10% населения. Все равно Татусю читает больше людей, чем 99% статей на сайтах. Здесь скорее можно сравнивать аудиторию с телевидением. Люди, которые читают блогеров, воспринимают их как личность. Им можно задать вопрос, поспорить. Это конкретный человек, к нему больший уровень доверия, чем к безликому СМИ.

— Вы считаете, что блогеры имеют большее влияние через блоги, чем журналист через материалы?

Ю.Г.: — Это нельзя сравнивать. В Facebook намного больший мобилизационный потенциал. Ни одно СМИ не может вывести людей на Майдан или сделать так, что все понесут куда-то какие-то вещи. Зато Facebook не может распространять с той регулярностью, что СМИ. Читая одного блогера или даже пять, вы не получите хотя бы приблизительную информационную картинку дня. Блогер пишет только то, что ему интересно.

— Однако много информационных поводов создается именно из постов в Facebook.

Т. Б.: — Часто журналисты вместо того, чтобы искать информационные поводы, прорабатывать их и делать аналитику, заходят в Facebook, читают нас и выдают это за новость. Меня раздражает, когда личный пост превращают в новость.

Ю. Г.: — Это глобальный конфликт между медиа и блогерством, который не может быть решен. Традиционные медиа не могут давать такие эмоциональные посты. Они должны быть в рамках журналистских стандартов. А блогер не может написать такое количество новостей, чтобы дать полноценную картинку. Также блогеры подают яркие новости, а мелкие обычно обходят. А они тоже дают свою важную информацию.

— Блогерство развивается с безумной скоростью. С чем вы связываете успех блогерства в мире?

А. Н.: — Развиваются просто другие сегменты блогерства: Instagram и YouTube. Там намного выше уровень сегментизации. В YouTube сильная цензура. Блогеры, которые снимают ролики на тему оружия, теперь переходят в PornHub.  Подобные видео YouTube запрещает как пропаганду насилия.

Ю. Г.: — У Facebook был «взрыв» в 2013-2014 году. И в первые годы войны, когда люди могли предоставлять информацию самыми первыми, а традиционные СМИ не успевали за этим процессом. В Facebook популярный блогер имеет 10 000 подписчиков, а в Instagram — 1 миллион.

— Сейчас актуальным является вопрос медиаграмотности и фактчекинга. Блогеры не подчиняются редакторам, которые могут проверять поданную информацию. В соцсетях можно писать любую информацию. Как тогда быть с ответственностью блогеров за написанное?

Т. Б.: — Это неправда. У вас один редактор, а у меня 71 тысяча. Они значительно быстрее ловят, что я где-то солгала, где-то не поняла или не изучила что-то. Меня на вторую минуту после публикации будут в комментариях обвинять. Здесь намного большая ответственность, чем в СМИ. Там еще попробуйте доказать, что это была неправильная, манипулятивная или перевранная информация. А тут мгновенная реакция, значительно более быстрая, чем в СМИ. Здесь ты нажал «распространить». И если ты исказил, сманипулировал или приврал, то сразу тебе в первых комментариях об этом напишут.

Если я вижу, что ошиблась, то сразу публикую опровержение на своей странице.

— Выросла ли ваша популярность  с переходом на телевидение?

Ю. Г.: — Телевидение — более уязвимый формат. Перед тем как что-то написать, у тебя есть время, чтобы проверить это. Ты можешь быстро отредактировать и исправить. А здесь ты выходишь в эфир, и если что-то сболтнул, то оно будет через 5 минут на YouTube. Это нельзя исправить.

А. Н.: — В Facebook популярность не выросла, а вот в Николаеве выросла. Когда я туда приезжаю, то люди меня узнают.

— Чем сегодня живет украинское блогерство? Существуют ли в нем какие-то правила или ограничения?

Т. Б.: — Когда пишешь контраверсийные посты, то в комментариях развивается дискуссия. Если там появляются пропагандистские российские комментарии, то все, кто противостоял друг другу, объединяются против сторонника России. Поэтому перед лицом одного российского врага происходит единение.

— Волна популярности блогеров вызывает большое искушение политических сил ею воспользоваться. Возможно ли блогеру в таких условиях оставаться независимым?

Т. Б.: — Ко мне часто обращаются: «можете ли вы написать рекламный пост за деньги?» Если я чем-то пользуюсь и оно классное, то я этим поделюсь. Особенно товаром украинского производителя или компании. Когда мне платят, то я не могу быть объективной. Иногда нас пытаются использовать и манипулировать: «Напишите о том, что вот это состоялось». Но мы умеем искать, анализировать и сопоставлять информацию. Перед тем как распространять что-то, что мне сбросили, я сначала погуглю. Я поищу другие источники и проверю человека. Обычно, люди, которые что-то посылают, тайно или не очень работают на разные политические силы.

— Каковы секреты успеха блогов?

А. Н.: — Замечать мелкие детали. Недавно я был в «Укртрансгазе». Там в кабинете я увидел два флага: один «Укртрансгаза», другой — Украины. И тут я вижу, что флаг Украины перевернут вверх ногами. «Укртрансгазу» как компании лет семьдесят, Украине как стране лет 27. Все 27 лет там флаг вверх ногами не по политическим причинам. Просто так случайно поставили на столе. Я единственный это заметил, а людей там прошло за это время миллионы.

Т. Б.: — Вообще, посты, выложенные в разное время, собирают разное количество лайков.

А. Н.: — Да, есть разные технологии повышения количества пересмотров. Если выкладывать посты в свободное для людей время, когда они едут в маршрутке или обедают, то можно повысить популярность блогов в два раза без всяких денег. Но два раза по нулю все равно будет нуль, а вот в два раза по тысяче будет две.

— Как вы думаете, какое место соцсети будут занимать в медийном пространстве в будущем?

Т. Б.: — Часть аудитории будет мигрировать на другие площадки. Это всегда происходит. Останется часть людей, которые смотрят телевизор и разные ток-шоу. Останутся люди, которые смотрят новости на «5 канале». Останутся люди, которые любят покупать газеты.

А. Н.: — Не будет изменений, ничего не исчезнет. Это как должно было кино уничтожить театр, но все осталось на своих местах. Люди смотрят кино и ходят в театр. Гаджеты не убили печатную прессу. Проходят изменения внутри формата. Блоги будут меняться, люди будут писать по-другому. Но глобальных изменений не будет.

Владислава ШЕВЧЕНКО
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments