Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Наш шанс Солидарности

25 ноября, 2010 - 19:47
... ОБ ОСТРОЙ НЕОБХОДИМОСТИ ВОЗВРАЩЕНИЯ К НОРМЕ. НА ФОТО — ПАНИХИДА ПО УМЕРШИМ, КОТОРАЯ ПРОШЛА В СЕВАСТОПОЛЕ В КОНЦЕ МИНУВШЕЙ НЕДЕЛИ, И БЫЛА ПОСВЯЩЕНА 90-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ВЫХОДА РОССИЙСКОЙ АРМИИ И ЦИВИЛЬНЫХ ЭМИГРАНТОВ ИЗ КРЫМА / ФОТО УНИАН
«МОГУЧИЙ РОД» / ФОТО ОЛЕГА НИЦКО

События нескольких последних недель, которые вывели огромное количество предпринимателей на защиту своих экономических свобод, показали, что украинское общество стоит на пороге важного переломного момента. И было бы очень хорошо, если бы при помощи разностороннего и глубокого зондирования мы безошибочно определили, что это за момент. Лично мне он напоминает картину зарождения польской «Солидарности». Правда, с 30-летним отставанием и с характерными для украинских процессов осложнениями, связанными, как говорил когда-то посол Ежи Бар, с «приближенностью к эпицентру поражения». Поэтому скорее это наш шанс Солидарности.

Предприниматели выдвигают к властям вполне прагматичные требования. Тем, кто сегодня выходит на улицы с плакатами «Донбасс за упрощенную систему налогов», точно есть что терять. А это уже совсем иная мотивация, чем та, что вывела людей на Майдан в 2004 году. С их политическими лозунгами и энергией, которая незаслуженно пролилась золотым дождем на неокрепшие головы политиков. Пролилась — и ушла в землю... не в песок.

Продолжая «солидарную» аналогию, очень важно сочетать только что зародившееся движение предпринимателей с соответствующим гражданским импульсом. Создать запрос на новое качество политики. Ведь до сих пор украинцы боролись за свои права фрагментарно: кто-то — за льготы, кто-то — за свободу слова. Такая распыленность является одной из причин политического поражения. А новое качество политики будет означать борьбу за полноту власти, политических и экономических свобод для украинцев в Украине. Иначе мы как сидели все эти годы на краю скамьи в собственном доме, так и будем сидеть.

Первыми это должны понять передовые люди в обществе. Среди них — журналисты, задача которых — правильно использовать свои возможности. Сопоставить движение украинских предпринимателей с «Солидарностью» — значит создать новую продуктивную модель восприятия: люди будут иначе воспринимать то, за что они борются, и значительно более ответственно относиться к своим шагам. Важно не разобрать ценность момента на какие-то бытовые сюжеты.

Впрочем, журналистика может пойти и другим путем — и продолжать бороться за свободу слова для, так сказать, своего личного пользования. Но в таком случае нужно понимать: если журналист только то и делает, что бегает за политиками и пиарит их, если на протяжении 20 лет он так и не дотянулся до уровня осмысления проблем собственной страны, разве может такой журналист претендовать на защиту свободы слова со стороны общественности?

Свобода слова на уровне задач своей страны — вот что важно. Я абсолютно убеждена, что 30 лет назад в Польше никто на «стандарты отстраненности» не молился. И, освещая точки зрения Ярузельского и Валенсы, журналисты не сидели в стороне сложа руки. Они активно включились в общественно-политические трансформации Польши, потому что это была их страна!

Свобода слова — это санитарная норма, от которой нужно отталкиваться. В новейшей истории Украины бывали случаи ее перепроизводства, когда всплывало множество фактов, заслуживавших вполне конкретной реакции. Но по каким-то причинам в стране не находилось достаточно сил, чтобы эту правду «применить» и сделать соответствующие выводы. Это касается и пленок Мельниченко, и ряда коррупционных скандалов, и политического поведения персонажей.

В Украине проблема неумения говорить «нет» проявляется на глобальных уровнях — журналистики и общества. Сейчас — самое время научиться отказывать.

Выступление на прошлой неделе в одном из общенациональных эфиров Сергея Тигипко было в этом контексте довольно показательным. Нужно отдать должное вице-премьеру в том, как яростно он отстаивал Налоговый кодекс (документ, нужно признать, достаточно грамотный, правда, не для актуальных украинских обстоятельств), но его аргументация, как и аргументы его коллег в защиту нового кодекса, вызывала в моем воображении отчетливые параллели.

Состоятельные украинцы любят бывать в Париже. Так, пользуясь случаем, стоило бы поинтересоваться коллизиями вокруг французской королевы Марии-Антуанетты. Она вошла в историю не только как предтеча Французской буржуазной революции, но и благодаря апокрифической фразе: если у них нет хлеба, пусть едят пирожные! Именно так отреагировала королева на тревожные сообщения о голоде среди французских крестьян. Полная абстрагированность правящей элиты от состояния и потребностей народа. Это серьезный сигнал. А иногда — и серьезный финал...

Украинцы хотят платить налоги! Но отказываются платить взятки. Реформа налоговой системы должна начинаться именно с реформирования налоговой администрации, о чем свидетельствует, в частности, опыт Грузии. А если уж говорить о гражданах, то прежде всего о тех, кто наполняет казну Кипра. Потому что среди сильных мира украинского немало таких, кто даже представления не имеет, как в этой стране платятся налоги.

Поэтому когда Сергей Тигипко утверждает, что Налоговый кодекс — дело исключительно экспертов, а не народа, и отождествляет себя с профессором Преображенским, мне кажется, что его система координат дала сбой. Во-первых, это уровень украинского народа позволил ему вынести немало исторических решений, и, во-вторых, именно этот достаточно высокообразованный народ в свое время вытолкали с их рабочих мест на улицу. Многие из украинских «профессоров Преображенских» — так сложилось — торгуют с лотка. А их антагонисты солидно представлены в рейтингах «Топ-100 самых влиятельных».

Возвращение к норме, упорядочение общественных отношений — это сверхзадача для «свободы слова», которая в конечном итоге должна перейти в «свободу дела». Журналистика взглядов и ценностей — это пролог к победе нашей Солидарности.

Продолжаем обсуждение с экспертами «Дня»

 

Когда «свобода слова» перейдет в «свободу действия»?

 

Татьяна СТРОЙ, председатель Донецкой областной общественной организации «Донецкий пресс-клуб»:

— Действительно, свобода слова в Украине превратилась в постоянный «базар», особенно в теле- и радио пространстве. Что якобы и темы подбирают для ток-шоу и различных программ важные, острые. Но проблема в том, что, актуализируя важный вопрос то ли в ток-шоу, то ли в журналистском расследовании, журналисты не идут дальше — в украинской журналистике не принято наблюдать за проблемой в развитии, возвращаться к теме, убедиться, что проблема решена, — показать, какие последствия она имела, каким образом повлияла на героев материала и так далее. Обнажили проблему, выбросили в информационное пространство — и на этом все.

Во-вторых, освещаются ли преимущественно важные для общества темы? За это время так называемая свобода слова превратилась в свободный доступ не к темам, материалам или информации, а к большим политикам. Их лица и фамилии знает каждый ребенок, а высказывания по тому или иному вопросу больше похожи на саморекламу. Впрочем, журналисты не особенно проникаются подобным, в кулуарах парламента или правительства без проблем можно взять интервью у любого «актуального» политика, вместо того чтобы искать и собирать необходимый материал о жизни простых людей. Работники медиа кормят зрителей и слушателей горячими новостями о том, как «пани скубуться», чтобы из-за этой трескотни и болтовни народ забывал о злободневных проблемах в стране, вернее, об их реальных причинах.

В-третьих, о труде журналистов. Каждый человек должен соблюдать определенные правила, иметь свою внутреннюю свободу и мораль, если он работает в журналистике. Журналист должен осознавать, что это не просто работа, а важная социальная миссия, результаты его профессиональной деятельности непосредственно влияют на развитие общества. Не нужно закрывать себе рот добровольно лишь потому, что кажется, что твоя тема не будет поддержана редактором твоего СМИ. И нужно по-настоящему уметь выражать свою точку зрения — хотя бы в кругу коллег, на планерках, заседаниях редколлегии и т. д. Не нужно бояться менять место работы, если, кроме зарплаты, тебя больше ничего здесь не устраивает. Сегодня множество разнообразных ресурсов, где можно свободно выражать свое мнение.

И последнее. Чтобы за словами следовали действия, необходимо, чтобы сами люди начали вести себя более активно. Не только возмущаться вслух по поводу какого-либо явления, а делать конкретные шаги. Ведь учились обращаться к чиновникам, депутатам и судьям и путем запросов доводить дело до конца, вынуждать власть реагировать на нужды людей. Объединять усилия, создавать реальные, действенные общественные организации.

Также для настоящей свободы слова необходимы гарантии защиты человека, который говорит правду (журналиста, эксперта, следователя, политика и др.). Должна быть также предусмотрена законом ответственность человека за информацию, которую он предает гласности.

Юрий МАКАРОВ, журналист, телеведущий:

— Во-первых, в Украине до сих пор не создана система независимых СМИ. Я с начала независимости наблюдал за развитием ситуации собственными глазами, и потому могу утверждать, что для собственников СМИ их медиа-активы не являются профильными. Для людей, которые основывали или покупали то или иное средство массовой информации, оно было либо прихотью, либо, скорее всего, инструментом влияния. Почти никто из собственников не рассматривал издание или канал как отдельный бизнес или как элемент реализации определенной общественной миссии. Конечно, есть исключения. Но в целом система была сконструирована именно таким образом. Поэтому прежде чем говорить о притеснениях, нужно проанализировать, какова цель существования в Украине газет, журналов и телеканалов.

Во-вторых, у общества нет навыков пользования СМИ. Это следствие отсутствия авторитетных медиа (конечно, есть исключения, но...), которым бы общество верило, на которые бы полагалось, в которых бы оно испытывало насущную необходимость. Если завтра умрет «New-York Times», это будет травма не только для Америки, но и для значительной части мира, которая пользуется этим информационным ресурсом. У нас, кроме «Дня», «Зеркала недели», «Украинской правды» — от себя морального удовлетворения ради я добавлю еще «Український тиждень» — фактически нет изданий, которые были бы общенациональной необходимостью. Да и перечисленные издания являются необходимостью только для своей ограниченной в численности аудитории. Можно долго размышлять по поводу того, как так складывалось исторически, о том, кто в этом виноват и кто к этому причастен, но это уже сентимент. Что с этим делать, я, честно говоря, не знаю. Кроме общих вещей относительно необходимости развития, повышения обыкновенной компетентности журналистов. В Украине есть отдельные журналисты исключительного качества и квалификации, которые бы не потерялись ни в одной стране, ни в одной среде. Но в целом у этого сообщества есть проблемы: люди там не очень добросовестны, не очень старательно проверяют информацию, не очень беспокоятся. Поэтому проблемы свободы слова в Украине — это прежде всего проблемы самой прессы.

В-третьих, у нас есть проблема гибкости хребта. Сейчас я наблюдаю превентивную реакцию у многих изданий, которые просто из осторожности избегают определенных тем. Поэтому отношение власти к прессе представляется вполне адекватным. Если пресса будет настолько качественной и бескомпромиссной, что ее будет не в чем упрекнуть, то, очевидно, к этой прессе будут относиться значительно серьезнее. Но все это воспитывается практикой. Необходимость в свободе слова — не просто каприз, а осознание того, что без полноценной информационной картины нельзя определить горизонт событий и планировать свое будущее ни одному отдельно взятому человеку. Если люди не привыкли планировать свое будущее дальше, чем до следующих выходных, то они и не ощущают потребности в информации.

Кроме того, уровень доверия в украинском обществе — кого угодно к кому угодно — чрезвычайно низкий. И это качество социального капитала делает невозможным использование тех инструментов, которые в зрелых устойчивых обществах являются, так сказать, кровью в сосудах общественного организма.

Андрей КУЛИКОВ, ведущий программы «Свобода слова» на ICTV:

— Чтобы свобода слова переросла в свободу дела, нужно отслеживать, какие последствия имели те или другие публикации или программы, добиваться от власти конкретных ответов на поставленные вопросы. Также, по моему мнению, нужно выработать новые нормы, подходы к тому, каким образом и СМИ, и простые граждане могут получить нужную информацию от государственных структур. Журналистам особенно важно, освещая проблемные темы, не успокаиваться, а, если нужно, в третий, в четвертый раз адресовать власти свои вопросы.

Профессиональное выполнение журналистами своей работы является первейшим средством в правильной борьбе за свободу слова. Но, если мы видим, что это не дает соответствующих результатов, журналисты, обеспокоенные состоянием свободы слова, должны участвовать в мероприятиях протеста — митингах, протестах, петициях. Кроме того, чрезвычайно необходимо доносить до граждан важность наличия в обществе свободы слова.

Игорь СЮНДЮКОВ, ученый, публицист, редактор рубрики «История и Я» в газете «День»:

— Проблема свободы слова исключительно сложная и важная. Настоящая свобода слова станет возможной в нашем обществе только тогда, когда простые граждане поймут, что это не абстрактная прихоть, а то, что непосредственно связано с их жизнью и благосостоянием. Так как если общества лишают свободы и, прежде всего, свободы слова и мнений, то не будет и благосостояния. Когда подавляющее большинство украинцев это осознают, только тогда можно будет говорить о настоящей свободе слова не на уровне лозунгов, деклараций, а на уровне конкретных дел. Но нам нельзя забывать также о создании общественных электронных средств массовой информации. Нравится нам это или нет, но телевидение значительно сильнее влияет на умы наших граждан, чем газеты или радио. Пока мы не создадим общественное вещание, которое будет независимым от любых политических сил и особенно от бизнеса, проблема свободы слова будет оставаться для нас актуальной.

Леся ВОРОНЮК, журналист, Черновцы:

— Понятие «свобода слова» часто граничит с явлениями желтой прессы и черного пиара, манипуляцией общественным мнением, поэтому отстаивать эту свободу имеют право не все, а только те, кто еще руководствуется принципами морали и объективности. Побороть притеснения свободы слова можно только единой позицией журналистов.

Артем ФИЛИПЬЕВ, кандидат юридических наук, декан юридического факультета Национального университета «Острожская академия»:

— Хороший пример свободы слова по-украински — выйти в пустыню и кричать там все что угодно. Это будет место максимальной свободы слова, так как там тебя никто не слышит, и никому ты своей свободой слова не мешаешь. Однако настоящая свобода слова есть там, где каждое слово порождает какое-то последствие. Особенно это касается тех, для кого свобода слова — это профессия или ее элемент, как, например, для журналистов. Когда журналист пишет статью, то эта статья должна иметь последствия, в первую очередь — правовые. Если журналист говорит неправду, то это порождает последствия для него, а в случае с правдой, последствия порождаются для тех, о ком он говорит. В нашей стране на сайтах или в прессе пишут статьи о разных людях, действия которых по оценкам даже обычного юриста тянут не на одно преступление. И когда после такой статьи нет никаких последствий, то вряд ли можно говорить о свободе слова как о реальной вещи. Это абстракция или иллюзия. По моему мнению, в первую очередь должны быть выработаны механизмы продуцирования последствий. То есть, ты сказал слово, или журналист что-то написал, и есть результат — для него или для третьего лица, но пустоты быть не должно. В то же время в Украине ее слишком много: журналисты пишут, а другие делают вид, что ничего не произошло. Хотя, с другой стороны, предусмотрены правовые механизмы контроля за такими вещами. Уголовно-процессуальный кодекс Украины гласит, что публикация в прессе может стать основанием для возбуждения уголовного дела. Но действительно ли возбуждались уголовные дела после таких публикаций в отношении чиновников или высокопоставленных должностных лиц, остается вопросом. Кроме того, есть также проблема общества, которое читает, смотрит, слушает, но не реагирует.

Игорь ЛОСЕВ, доцент, кандидат философских наук:

— Мне нужно сказать, что последние пять лет, которые мы прожили, дали нам урок относительно того, во что превращается свобода слова, когда она лишена ответственности. Даже на философском уровне свобода тесно связана с ответственностью. Свобода без ответственности — это произвол. В Украине был медиа-произвол, когда отчасти журналисты с большим энтузиазмом раскачивали лодку, которая называется Украина, абсолютно не задумываясь о последствиях. Эта наша свобода слова напоминала ситуацию, характерную для европейских стран 20—30 гг. прошлого века, «беспредел». Это, так сказать, «беспредел» медийной свободы, когда все можно, когда не работают никакие моральные и культурные тормоза. А это всегда заканчивается авторитарным обществом, когда свобода слова вообще рассматривается как нечто враждебное правящему режиму. То есть от безграничной свободы приходится переходить к абсолютной ограниченности. Неспособность украинского медийного пространства к самоограничению, саморегуляции привела к тому, что сейчас начинают действовать внешние, в отношении этого медийного сообщества, механизмы регуляции.

По моему мнению, за свободу слова должен бороться каждый журналист, когда он отстаивает свои взгляды в своих публикациях, передачах и т.п. И сейчас у каждого журналиста будет прекрасная возможность быть борцом, поскольку ситуация такова, что надо либо бороться за свое право высказываться так, как вы считаете необходимым, либо уходить из профессии. Либо превратиться в, извините, шестерку, которая выступает как голос своего хозяина.

Что касается коллективных журналистских акций, призывов, то это, конечно, имеет смысл, но каждый журналист прежде всего должен работать над собой сам, отказаться от внутренней самоцензуры в, так сказать, полицейском смысле этого слова, высказывая свою точку зрения, думать о том, насколько она может быть полезной для общества, а не о том, понравится ли она руководству.

Анна БЕЗУЛИК, телеведущая:

— Для журналиста ответственное использование слова — профессиональная обязанность, а не только личный выбор человека. Поэтому проблема в первую очередь в профессиональных стандартах. Именно этим должна и может озаботиться медийная среда, как раз профессиональные стандарты она должна и может устанавливать. И только она способна, с одной стороны, сделать невозможным банальные провокации, примитивизм и «замазуху», с другой, сделать это и не поддаться соблазну «культурной, политической, финансовой» цензуры.

Бороться за свободу слова надо, объединяясь вокруг профессиональных ценностей и руководствуясь в работе профессиональными стандартами. Публично поддерживать все возможные добрые начинания коллег, создавать влиятельные медиа-объединения, и для начала, по крайней мере, всерьез озаботиться созданием мощного медийного профсоюза.

Владимир ПРИТУЛА, руководитель комитета по мониторингу свободы прессы в Крыму:

— Действительно, в Украине сформировался сейчас суррогат свободы слова, когда социально важная проблематика подменяется пустословием. Дело в том, что проблему свободы слова, как и проблему усовершенствования ее качества, самим журналистам не решить. Для этого нужна помощь и поддержка общества, ответственных политиков, социально ответственного бизнеса. С другой стороны, общество должно как раз требовать от масс-медиа социально ответственной позиции, а не имитации свободы слова. Журналисты же должны в рамках своей социальной миссии требовать от общества формирования действительной свободы слова. Мне кажется, что у нас слабы сейчас обе эти звена. В условиях давления новой власти журналистика притихла, в массе своей боится браться за, по-настоящему, важные темы, а общество тоже под давлением власти пока мирится с пустословием СМИ. Здесь нужна поддержка, в первую очередь, наших университетов, общественных организаций, третьего сектора, которые должны повлиять не только на подготовку кадров, но и на сознание журналистов и их аудитории, сформировать ситуацию взаимной ответственности масс-медиа и общества. Значительная роль в этом процессе руководства государства, но пока в Украине не сформирована ответственная и прогрессивная политическая элита, что-то говорить здесь довольно сложно. Следует сказать, что с течением времени, так или иначе, в Украине формируется определенное распределение на качественную, социально ответственную журналистику и желтую прессу. Реакция журналистов и общества на определенные социальные события совпадает. И в этом плане я оптимист. Если будет развиваться свободная экономика, то будет развиваться и демократия, а вместе с ними и свободная журналистика.

Отдельно бороться за свободу слова, как видно по опыту, нет смысла, так как все права и свободы человека взаимосвязаны. Конечно, от свободы слова многое зависит — и свобода передвижения, и свобода жизни, и свобода бизнеса, и свобода вероисповедания. И потому, если общество будет отстаивать все свои права, оно, конечно, отстоит и настоящую свободу слова. Сегодня же в Украине на первое место выходит право общества на свободное предпринимательство. Если общество поддержит протест малого бизнеса и свободы предпринимательства, то и свобода слова в нем будет обеспечена. И здесь каждый ответственный человек должен откликаться на все проблемы, которые возникают с правами человека в Украине, быть социально ответственным. Если сейчас началась волна протестов общества против игнорирования властью годовщины Голодомора, то каждый ответственный и социально активный человек должен поддержать эти требования. Если начался протест мелких предпринимателей, то независимо от того, бюджетник ли ты, предприниматель или государственный служащий, ты должен поддержать эти общечеловеческие права, и в первую очередь это должны поддержать СМИ. Самое главное — объективное освещение этих событий. Тогда, отстаивая каждое такое требование общества, каждую «горячую» точку в системе прав человека, общество отстоит и свободу слова. Что касается конкретно журналистов, их вклада в эту борьбу, то я думаю, что если каждый будет солидаризироваться с коллегами, освещать проблемы коллег, то эта цеховая профессиональная солидарность может дать значительный результат. Если же это касается тебя, то, прежде всего, следует работать профессионально, следует идти до конца, до последнего, до суда, отстаивать свою правоту и свои права. Так как свобода слова, кроме общества в общем, отстаивается и на рабочем месте каждого журналиста.

Остап ДРОЗДОВ, автор и ведущий программы «Прямым текстом» («УТ-Захід»), Львов:

— Свобода слова в нашей стране пока является лишь большой потехой. Общество радуется тому, что считает свою страну цивилизованной и демократической, журналисты радуются, дискутируя между собой на тему того, свободны они или нет (хотя на самом деле они наемные работники). А политики, соответственно, очень радуются, так как зарабатывают себе баллы на теме свободы слова, хотя сами они по большей части являются собственниками средств массовой информации. И в этом я усматриваю фатальную судьбу свободы слова в нашей стране. К сожалению, она стала декорацией для режима. То есть этот миф о свободе слова, иллюзия, которую мы имеем, оправдывает существование именно такой страны, а не европейской и цивилизованной. Так будет продолжаться, пока у журналистов будет возможность говорить практически все, но их слова не будут иметь никаких последствий, и герои их публикации не будут нести никакой ответственности. То есть мы имеем виртуальную реальность, когда действительно можно говорить о многом, но каждый журналист должен понимать, что коэффициент полезного действия от того, что он говорит и пишет, очень низкий. У нас есть свобода высказывания, но у нас нет свободы влияния того, что написано. Чтобы что-то изменить, на мой взгляд, журналистам нужно прекратить мириться с ролью наемного работника в частном предприятии, каковым является канал или газета, а становиться совладельцами своих СМИ, своей профессии и изменять сознание, культуру своего медиа-собственника. К демократии надо приучать. Пока журналисты на это не способны. Наша профессия укладывается в три понятия — наемный работник, штатная единица частного предприятия, ретранслятор чужих смыслов. И проблема заключается, кроме прочего, еще и в том, что среди самих журналистов мало носителей высоких смыслов. Большинство коллег добровольно принимают навязанные правила игры, иллюзию. Все начинается со среды, которая еще сама не доросла до того, чтобы свобода слова перестала быть мифом и прикрытием для власти.

Наталья ЛИГАЧЕВА, шеф-редактор проекта «Телекритика»:

— Я уже пять лет говорю на всех возможных мероприятиях, посвященных проблемам медиа, две вещи: во-первых, нужно принять как факт, печальный, но который мы не в силах изменить, — превращение телевидения в а) инструмент оболванивания граждан страны посредством насаждения на нем сплошной развлекаловки низкого пошиба, оправдывающей себя лишь тем, что приносит владельцам телеканалов сверхприбыли; б) инструмент политических манипуляций с массовым сознанием электората.

Сей печальный факт не означает, что некая очень малочисленная часть телевизионных журналистов не должна пытаться удержать ТВ хотя бы в минимальных рамках приличия. Однако следует реально оценивать силы и возлагать надежды на то, что наше ТВ в ближайшие годы может превратиться в социально ответственный бизнес, — не приходится.

Во-вторых, отсюда очевидны два пути направления действий во имя свободы слова как свободы дела: первый путь — поддерживать, прежде всего, через меценатство и инициативу все тех же олигархов иметь некие репутационные проекты серьезных печатных изданий, причем, в первую очередь, еженедельных, а не ежедневных, хотя бы потому, что это дешевле. Второй путь: создание сети интернет-проектов — от интернет-СМИ до блогов, социальных сетей и т. д., и. т. п. В них журналисты, которые видят в своей профессии не только способ зарабатывать деньги, но и некую социальную миссию, смогут реализовать себя как честные профессионалы.

Сегодня именно на это, я так думаю, должны быть направлены усилия адекватной части медиа-среды. А еще — на то, чтобы объединяться в создании таких СМИ и способов коммуникации социально активних граждан с представителями различных общественных движений.

К деятельности по созданию новых — гражданских — СМИ следует добавить также деятельность по тщательному мониторингу событий и процессов, происходящих в традиционных — олигархических и госудрственных СМИ. С главной целью: практически, таким образом, осуществляя тест на демократию для политиков и, прежде всего, действующей власти. С тем чтобы давать ей адекватную оценку и приносить к сведению как граждан своей страны, так и международного сообщества. Такой общественный контроль в некоторой степени способен сдерживать власть в ее тотальном желании контролировать СМИ, в этом мы убедились благодаря движению «Стоп цензуре!». И пусть мы не победили цензуру, но вынудить власть немного сбавить тон и придерживаться хоть каких-нибудь рамок — прежде всего, в том, чтобы сохранить известную долю плюрализма на телеканалах, нам все же удалось.

 

Подготовили Мария ТОМАК, Виктория СКУБА, Николай СЕМЕНА, Симферополь, «День», Сергей КОРОБЧУК, Донецк
Лариса ИВШИНА, главный редактор «Дня»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments