Стремитесь всегда выполнять свой долг, и человечество оправдает вас даже там, где вы потерпели неудачу.
Томас Джефферсон, 3-й президент США, один из авторов Декларации независимости США

«Незаметная» информационная интервенция

или Почему в дискуссиях о гостях украинских ток-шоу не стоит ограничиваться «пешками»
23 октября, 2015 - 12:31

Вацлав Гавел как-то сказал: «Если национальное сознание поставлено под угрозу, то эта угроза исходит из середины и по выбору, который часто делается на избирательных участках из-за незнания или лени». В Украине тоже скоро выборы, поэтому незнание и лень у граждан культивируют все — от партийных функционеров и их штабов до большинства украинских СМИ. То, что медиа и дальше успешно «влюбляют» свою аудиторию в определенные политические фигуры, а затем так же успешно «разлюбляют» при необходимости, с одной, электоральной, стороны свидетельствует о том, что в Украине до сих пор существует «культ личности», и, несмотря на всех сброшенных лениных, мы не научились оценивать политические партии и их лидеров по их программе, идеологии, «бэкграунду», а все еще склонны идти за обещаниями. А с другой — о том, что ответственность никто не чувствует — ни политики, которые приходят на украинские ток-шоу, предварительно покрутившись в российских эфирах и почти не меняя антиукраинскую риторику, ни журналисты, которые работают «информационным фоном» в таких случаях, ни тем более медиавладельцы, которых вообще редко вспоминают в таких «профессиональных» дискуссиях.

Нет публичных обсуждений вопросов децентрализации или декоммунизации (это же не интересно зрителю, точнее нерейтингово), зато все обсуждают Елену Бондаренко в студии «Свободы слова» на ICTV, которая «засветилась» в эфире в начале этой недели. Но какова интонация большинства сообщений? Массовая истерия. Понятие «причинно-следственной связи» стало рудиментом в современной журналистике.

И сколько бы Андрей Куликов, ведущий «Свободы слова», ни говорил в комментариях «Новому времени» о том, что Елена Бондаренко была приглашена в качестве бывшего депутата от «Партии регионов» (кстати, сам ведущий об этом не вспоминал, к этому апеллировали общественные активисты, которые были в эфире), «поскольку время от времени необходимо напоминать зрителям наше совсем недавнее прошлое», и зрители, и украинские журналисты заявили о неприемлемости таких «напоминаний». Реакция в соцсетях была разной по своей критичности, но единодушной. «Елена Бондаренко на «Свободе слова» на ICTV — это диагноз. Диагноз журналистики, власти и общества», — говорит Тарас Березовец; «Свободу слова» надо переименовать в «Свободу ЛЮБОГО слова». Ну а что, матом еще можно разговаривать», — пишет Ольга Червакова, экс-журналистка, сегодня — народный депутат. «Довольно сетовать на Путина и агрессоров. Не Путин заставляет приглашать на эфиры Лену Бондаренко, которая маниакально ненавидит Украину, и давать ей трибуну», — высказывается донецкий журналист Денис Казанский.

ТЕЛЕВИДЕНИЕ С ПРЕДСКАЗУЕМЫМ БУДУЩИМ

Но суть не в самой Бондаренко. Эта ситуация раскрывает несколько пластов проблемы. «Оппозиционный блок» подается телеканалами как новая оппозиция, которая еще ни за что не несет ответственности, — и не только на ICTV. На «Интере» едва ли не в каждом выпуске новостей — «сине-белые» (где-то уже мы видели эти цвета.), а Юрий Бойко уже рассказывает в эфире «Черного зеркала» о досрочных парламентских выборах. ТРК «Украина» тоже не отстает — сюда ходит Наталья Королевская с месседжем «лучше выборы на Донбассе, чем война». Кстати, это — основной и очень опасный месседж «ОБ» на сегодня. Словно никто и не помнит, как началась эта война и что ей предшествовало. У политиков, как и у журналистов, которые вступают с ними в разные «диалоги», — короткая память. Однако находятся те, кто помнит и даже напоминает. Для тех, кто страдает от политического склероза, участники днепропетровского кабаре «Веселый песец» не так давно выложили в сеть свой ролик, где показывают, «кто где был» из сегодняшнего «Оппозиционного блока» во время Майдана. Или тот же Олег Саакян, председатель «Единого координационного центра «Донбасс», который в том же таки эфире «Свободы слова» спрашивает Бондаренко: «Чувствуете ли вы свою ответственность перед сотнями тысяч проукраински настроенных патриотов, людей с востока Украины, которых фактически в свое время «Партия регионов» предала и не отстояла регион. В других регионах местные элиты смогли найти консенсус, смогли пожертвовать своей «оппозиционностью» и взять ответственность на себя. У нас же в регионе (Олег Саакян — из Горловки. — Авт.), к сожалению, быстро вывесили триколоры, навешали на себя георгиевские ленты и вели парады... Готовы ли вы понести ответственность за ту ситуацию?» Вопрос — важный, но опытный демагог очень просто уходит от ответа.

Еще один пласт проблемы — медиа подыгрывают «Оппозиционному блоку» в стремлении монополизировать электорат Донбасса, показать, что они — его представители. Но, как видим теперь (кто же мешал увидеть это раньше, когда Украину делили на сорта?..), не только и уже даже не столько эти замаскированные «рускомировцы» представляют интересы людей этого региона, есть много трезвых голосов из разных кругов, которых сегодня лишили права голоса, и в избирательном процессе — тоже, хотя именно они должны были бы репрезентировать и выбирать. А если еще и подумать о зрителях, которые живут в прифронтовых зонах, или даже тех, кто находится на оккупированных территориях и каким-то образом может посмотреть украинские каналы. Что чувствуют эти люди, когда на украинских эфирах появляются те, кто их продал, использовал, кто только что рассказывал о «кассетных бомбах», которые использует Украина против «мирных жителей»? А журналисты, ведущие милые разговоры с этими политиками об их предвыборных программах, — они автоматически соглашаются со всеми словами и поступками людей, которые приходят в их студии?

«Украина — страна с непредсказуемым прошлым», — такую фразу озвучил в эфире Куликов, сославшись на «историка». В действительности фраза о «стране с непредсказуемым прошлым» касалась России, и сформулировал ее российский политический и общественный деятель, ученый-нейрофизиолог, бывший советский политический узник и один из основателей диссидентского движения в СССР — Владимир Буковский. А об Украине с непредсказуемым прошлым писал на своей Фейсбук-странице некий Дмитрий Розенфельд, который свою медийную карьеру начал в конце 90-х на СТБ (давние связи?..) и в контексте заметки поднимал, например, вот такой вопрос: «Существовала ли Украина с 1917 по 1991 год. Она была или нет?»... Фраза — одна, а какие диаметрально противоположные смыслы в нее закладываются. Доходит до абсурда — россиянин противостоит пропагандистской машине, чтобы разоблачить исторические манипуляции, тогда как украинцы на своей родине делают все для капитуляции информационного фронта перед агрессором.

«ОНИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НЕ ПОНИМАЮТ»

Главный редактор журнала «Публичные люди» и автор программы «Люди. Hard Talk» на канале «112 Украина» Наталья Влащенко предложила провести профессиональную дискуссию о новой медийной реальности и профессиональных стандартах. «Мы должны определиться — что является журналистикой и что является пропагандой. И кто у кого должен идти на поводу. И как нам отделить профессию от всего остального. Но на эту дискуссию должны быть приглашены не только представители «медиасообщества» (слово, которое обозначает определенную «тусовку» в медиасфере. — Авт.), а все известные журналисты, менеджеры, продюсеры, владельцы», — написала на своей Фейсбук-странице Наталья Влащенко. Хороший вопрос — о «стандартах» — настоящих и декларируемых в условиях новой (да и такая ли уже она новая, эта информационная война, для украинского медиапространства?..) медийной реальности. Вот только скорее всего это как всегда сведется к дискуссии о «плюрализме».

...Во время так называемых дебатов «Диалог в условиях войны?» («День» писал об этом в статье «Мы становимся Дюранти», №179-180 от 2 октября 2015 года. — Авт.), проходивших в Киеве после поездки Андрея Куликова (и здесь он!..) в оккупированный Донецк для налаживания «диалога», собственный корреспондент «Новой газеты» в Украине Ольга Мусафирова, в частности, говорила вот о чем: «Очень важно отделить интервентов. Достаточно вспомнить Корнилова, который сейчас живет в Гааге, чья книга (имеется в виду его «Донецко-Криворожская республика: Расстрелянная мечта». — Авт.) запрограммировала ситуацию, которую мы проворонили, не дали по рукам, ничего не сделали, а книга имела спрос». Корнилов в Гааге — какая гротескная ситуация. И, судя по его Фейсбуку, очень уютно себя чувствует. Поэтому можно сколько угодно вспоминать поучительную историю «Радио Тысячи холмов», когда журналисты и основатели медиа были приговорены международным трибуналом к пожизненному заключению и 12 годам тюрьмы за разжигание ненависти в Руанде, но пока мы хотя бы здесь, в Украине, не проговорим то, какие вещи могут появляться в украинских эфирах, а какие — нет, такие ситуации будут возникать постоянно. Потому что это — не единичный случай, а тенденция. «За это отдельное явление и появление я бы не упрекал ведущего программы, — написал на своей Фейсбук-странице одесский журналист, блогер «Дня» Александр Прилипко относительно ситуации на «Свободе слова». — Обратил бы внимание на другое. Программа «Свобода слова», которую вел товарищ Куликов, с давних пор предоставляла микрофон всем параноидальным ненавистникам Украины. Индифферентному пофигисту Ищенко, «красному солнцу» Голубу, полуприпадочному скомороху Чаленко, разным женщинам из российских СМИ и аналогичной публике весьма низкого экспертного уровня. То есть речь идет о явлении, когда журналист, по непонятным причинам, оказался союзником и модератором целой когорты предателей и провокаторов. И случай с Бондаренко следовало бы рассмотреть не отдельно от общего состава и уклада «дорогой» передачи, а как логическое продолжение начатого много лет назад проекта».

Но разве даже те, кто хотел бы это проговорить, определяют это как основу «повестки дня»? Нет. Говорится о том, кто кому что может запрещать, о демократии и свободе слова, об однобокости, о риторике спикеров после смертей Майдана и войны, но не о тех, кто формирует редакционную (и не только) политику, а соответственно и телевизионную реальность. Еще одной площадкой для интернет-дискуссии (которая не состоялась) стала заметка экс-журналистки, народного депутата Ирины Геращенко. «Читаю фб-страницу и думаю: как хорошо, что я никогда не смотрю ТВ, особенно политические ток-шоу... Но другой, более актуальный вопрос: какое право имеют люди, которые на всех российских телеканалах весь этот год врали об Украине, появляться на украинских каналах, — вполне заслуженно возмущается пани Геращенко. — Все эти Лены, Иры и другие украиноненавистницы... Я лично вижу в их заявлениях, которые цитируют СМИ, призыв к расколу страны, междунациональной вражде, неуважение к суверенитету страны. Это не инакомыслие, не плюрализм мнений, не оппозиционность и не диссидентство. Это преступление, продолжение раскола страны. Это плевок в нашу АРМИЮ, которую эти черноротые дамочки называют карателями на путинских каналах. Большой вопрос: почему этого не видят спецслужбы (действительно интересно, расследуется ли дело «организационного центра», который заказывал, разрабатывал и оплачивал время этих людей в эфире? — Авт.). Ну и интересно мнение самих медийщиков: вы действительно считаете, что это диалог? Кто следующий? Захарченко? Моторола? Дима Киселев? У них же тоже иное мнение о Донбассе». Как уполномоченную Президента по вопросам мирного урегулирования ситуации в Донецкой и Луганской областях, человека, который часто бывает в Минске, главный редактор «Дня» Лариса Ившина спросила здесь же в комментариях Ирину Геращенко: «Ирина, спросите об этом Леонида Даниловича...! При чем тут несчастный, замученный сервильностью и компромиссами Куликов?»  И дальше: «Наши журналисты упрямо делают вид, что не понимают, почему в Минской переговорной группе появился Кучма и какая связь между этим фактом и появлением Бондаренко в эфире Куликова». Однако ответа по факту — не было. И единственный, кто честно прокомментировал, — это оператор, продюсер, режиссер Сергей Тахмазов, который написал: «Да, они действительно не понимают». А другим, выходит, выгодно не понимать?

Анна СВЕНТАХ, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ