Не всякий человек способен быть у власти, а лишь такой, что по природе своей стремится к правде и справедливости.
Станислав Ореховский-Роксолан, украинский писатель, оратор, публицист, философ, историк, полемист, гуманист эпохи Возрождения

Предпосылка деоккупации

Какие медиастратегии могут быть эффективными для Крыма
18 октября, 2019 - 13:41

Как ни парадоксально, украинским медиа работать на крымском векторе, возможно, кое в чем легче и проще, чем на донбасском. Ведь аудитория не имеет опыта пяти с половиной лет войны, падение благосостояния населения полуострова можно лишь частично списать на «коварство укров» (не поят, проклятые, крымские поля днепровской водой), а безобразия присланных из России администраторов и силовиков — у каждого перед глазами. Дошло даже до того, что некоторые недавние активисты движений «за воссоединение с отчизной-матерью» начали обвинять Москву в проведении в Крыму колониальной политики. И вряд ли сильно ошибаются те политэмигранты с полуострова, которые говорят о наличии в Крыму где-то так 20% «ядерного» проукраинского электората.

А еще (это достаточно важно) никто из российских «политических гастролеров» в прошлые годы не называл крымчан «исключительным» или даже «богоизбранным» народом, как, например, патриарх РПЦ Кирилл или депутат-певец Кобзон делали это на Донбассе, не вкладывал в их подсознание чувство превосходства над какими-то там «хохлами» («Донбасс кормит Украину»). Что-то подобное происходило, правда, в Севастополе («легендарный Севастополь, неприступный для хохлов»), но оно не достигало той масштабности и эффективности, как на востоке Украины.

Следовательно, на мой взгляд, уже в настоящий момент стоит проработать информационную составляющую стратегии реинтеграции полуострова, а эту реинтеграцию следует начать еще до деоккупации, чтобы она стала одной из предпосылок и залогов ее успеваемости. Следовательно, о конкретике, связанной с реинтеграционными масс-медиа. И для начала — об опыте и уроках отдаленного и не такого давнего прошлого.

Не забываем: Крымский полуостров всегда был в фокусе особого внимания ЦК КПСС и КГБ СССР. После передачи его в состав УССР и переселения туда десятков тысяч украинцев была начала определенная украинизация образования и СМИ, которую в конце 1950-х, впрочем, остановили и свернули. Ведь Москва хотела иметь на полуострове, который совмещал черты гигантской военной базы и зоны отдыха номенклатуры, привычный и спокойный режим. Никакой Украины, только формальная и хозяйственная принадлежность к УССР (так как в составе Российской Федерации за десятилетия после изгнания немецких оккупантов, депортации крымских татар и заселения этническими россиянами из «глубинки» Крым катастрофически постарел и не мог выполнять назначенные ему империей функции). Однако деукраинизация полуострова так и не стала тотальной. Когда же распад Союза стал очевидным, Москва усилила пропаганду в Крыму и по решению политбюро ЦК КПСС организовала там референдум относительно создания Крымской АРСР как субъекта союзного договора наравне с УССР. Но последняя уклонилась от участия в работе над данным договором, а когда он был готов, — от его подписания.

А дальше Украина провозгласила независимость — и в Москве началась настоящая истерика. «Кравчук. Показывают по ТВ. Присваивает себя и ядерные ракеты, и Донбасс, и Крым... Идиот... Он что — считает, что и Севастополь ему принадлежит?! Нет уж. здесь самый что ни на есть «демократ», если он русский — будет против. И еще как будет!.. И не отбирать придется Севастополь у Кравчука, а пусть он его попробует «взять»!». Эти слова принадлежат не какому-то российскому черносотенцу, а одному из главных идеологов перестройки, помощнику Горбачева историку Анатолию Черняеву, убежденному стороннику демократии и демонтажа СССР, — но с непременным оставлением Донбасса, Крыма и Одессы в составе России...

А если российские черносотенцы и либералы (по крайней мере, их большая часть) объединяются, то это следует учитывать. При Ельцине началось медиавойна против Украины и поддержка пророссийских партий Крыма для того, чтобы привлечь на свою сторону большинство обитателей полуострова. Финансовых и организационных ресурсов для поддержки соответствующей пропаганды на полуострове в Москве не жалели. Особенно после прихода к власти Путина. Но до определенного времени незначительные по количеству работников и по финансам собственно украинские СМИ могли если не противостоять такой пропаганде (для этого Киеву следовало бы направлять на такое дело в десять раз больше, чем в действительности, ресурсов), то все же наносить чувствительные идеологические контрудары и держать московскую «пятую колонну» в масс-медиа в постоянном напряжении.

В украинском сегменте интернета в начале ХХІ века существовали весьма авторитетные демократические проекты, которые в Крыму нельзя было заблокировать отказом брать в газетные киоски. Были и местные издания, которые имели свои сайты, — «Кримська світлиця» и «Флот України». Все они давали людям информацию, которую не могли дать ни российские (даже еще существующие тогда легально прогрессивные и оппозиционные), ни политически нейтральные местные сайты и печатные издания. Стоит вспомнить и ТРК «Бриз» Военно-морских сил Украины, расположенную в Севастополе, которая, невзирая на ограниченное время вещания и очень ограниченные финансы, имела достаточно большое влияние в городе. Особенно возмущали аудиторию прямые эфиры, которые посвящались «горячим» темам и были динамичными и острыми.

К сожалению, финансируемые государством «Кримська світлиця», «Флот України» и ТРК «Бриз» начали приходить в упадок не по вине журналистов еще при «наиболее украинском президенте» Ющенко, а независимые интернет-издания по различным причинам «развалились», по большей части попав под контроль олигархов или вообще прекратив существование. Поэтому на начало 2014 года противостоять медианаступлению России на Крымском полуострове немногие могли.

Только что описанное — это не просто история. Это — опыт, который стоит привлечь в новейшие реинтеграционные процессы. Конечно, преимущественно в трансформируемом, а иногда — просто в прямом виде. Вот, скажем, почему газету «Флот України» в начале 2000-х покупало и читало немало офицеров расквартированного в Севастополе Черноморского флота РФ? А потому, что там печатали немало оригинальных публикаций из истории Российской империи и СССР, прежде всего  — российского и советского флотов. Тексты эти были написаны «живым» языком, густо насыщены фактажем и «железной» аргументацией. Сторонников идей коммунизма при этом били ссылками на Маркса, Энгельса и Ленина, которые разрушали официальные советские мифы, сторонников имперской «России, которую мы потеряли», — ссылками на царских правительственных чиновников и генералов и тому подобное. Все четко, все объективно, как и положено, — но в то же время это была «подрывная литература»! Так не стоит ли возобновить «Флот України», тем более что в 2014 году редакция переехала в Одессу, и ее уже там через два года «добили» руководители военного ведомства? Конечно, главные усилия следует будет сосредоточить на перестройке интернет-портала, но быть готовыми в нужный момент начать выпуск и печатного издания. А «Кримська світлиця», которая теперь имеет только сайт? Невзирая на традиционность этой «народнической» газеты, у нее были, есть и будут читатели, следует лишь интенсифицировать работу издания в избранном им русле.

Но главное, конечно, — создание новых ресурсов в интернете и желательно в эфире (спутниковое телевидение), который должен иметь хорошее наполнение, адресованное соответствующим целевым аудиториям. Нужны достаточно большие средства на телесериалы, на развлекательные и научно-популярные программы, сделанные на современном уровне. Но тот, кто экономит на необходимом, потом расплачивается намного дороже: достаточно вспомнить, какие материальные ресурсы потеряла Украина в результате российской оккупации Крыма...

На мой взгляд, стоит взять пример с ВВС и ее дочерних структур времен Второй мировой войны. В основе вещания там были объективные факты, которые разоблачали нацизм и фашизм. Была ли там пропаганда? Да, была. На ВВС пропагандировали, скажем, героев-летчиков и моряков, которые защитили Британию в самые тяжелые для нее времена, в 1940—1942 годах. Это недопустимо с точки зрения некоторых ревнителей «норм журналистики». Но могло ли британское радио быть «равноудаленным» от Королевских ВВС и Люфтваффе, от агрессора и противника его? А еще на ВВС активно пропагандировали ценности демократии. Тоже недопустимо? Допустимо ли, чтобы демократия и тоталитаризм ставились на одну ступень?

Теперь для реинтеграции Крыма нужны самые разнообразные медиа, защищенные от попыток России тем или иным способом заблокировать их. Такие медиа, которым не будет конкурентов в плане донесения объективной информации и обстоятельной аналитики (не такой — «чтобы были представлены все точки зрения», а такой, чтобы исследовала и раскрывала суть явления), в плане представленности действительно компетентных аналитиков (не так, чтобы «было сбалансировано», или, как образно и едко высказался известный французский философ Филипп де Лара, «5 минут для еврея из концлагеря, 5 минут для Гитлера», а так, чтобы сказанное «било в точку») и культурологических проектов, построенных на принципах мультимедиа. Нужны авторитетные фигуры, которые знают, как обращаться к крымской аудитории разного возраста, социальных и этнических групп. Нужно привлечь тех, кто имеет вес в Крыму, в тех или иных категорий населения, пусть иногда под псевдо, пусть это будут люди разных взглядов, кроме имперских. А еще — эти масс-медиа, кроме таких, как «Флот України», не должны быть государственными...

Неужели это утопия или неразрешимая задача? Но ее следует решить, разве не так?

Сергей Грабовский
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ