Каждый народ познается по его богам и символам.
Лев Силенко, украинский мыслитель, философ, историк, писатель, номинант на Нобелевскую премию

Публицисты года: Владимир Бойко и Петр Кралюк

Лариса ИВШИНА: «Лауреаты Премии имени Джеймса Мейса практически «реставрируют» страну, восстанавливают историческую память и наращивают новые смыслы»
21 ноября, 2013 - 17:13
ПО ТРАДИЦИИ, ЛАУРЕАТЫ ПРЕМИИ ИМЕНИ ДЖЕЙМСА МЕЙСА ПРОИЗНЕСЛИ ИНАУГУРАЦИОННЫЕ РЕЧИ / ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

В канун 80-ой годовщины Голодомора в редакции «Дня» традиционно состоялась церемония вручения премии «За гражданскую позицию» имени Джеймса Мейса. В этом году, по словам основателя премии, главного редактора «Дня» Ларисы ИВШИНОЙ, «названо имя не только пятого, а сразу и шестого лауреата». «Это проявление демократии, которая есть в общественном совете, — отметила Лариса Алексеевна, называя имена победителей. — Обе кандидатуры были такие, что нельзя было сказать, что кто-то кого-то превосходит. Это — интеллектуалы современности, известные читателям «Дня» публицисты Петр КРАЛЮК и Владимир БОЙКО.

По доброй традиции, вручение премии имени Джеймса Мейса — хороший повод для открытой дискуссии друзей-единомышленников, лучших публицистов страны. Следовательно, о реальных причинах и последствиях Голодомора, необходимости переосмысления этой трагедии для современных украинцев, а также неоценимом вкладе Джеймса Мейса в разоблачение геноцида в редакции «Дня» больше двух часов беседовали члены общественного совета по вручению премии — Станислав КУЛЬЧИЦКИЙ, Юрий ЩЕРБАК, Наталья ДЗЮБЕНКО-МЕЙС, Олег НАЛИВАЙКО, вместе с лауреатами премии Игорем СЮНДЮКОВЫМ, Александром ПАЛИЕМ, Сергеем ГРАБОВСКИМ, журналистами «Дня» и коллегами из других медиа.

Лариса ИВШИНА: — Пять лет назад мы решили, что такая премия должна быть. Основной мотив — это поддержка качественной интеллектуальной публицистики, публицистики того уровня, до которого должны дотягиваться украинские авторы и который олицетворял своей деятельностью Джеймс Мейс. Для нашей газеты было большой честью сотрудничать с ним, это была большая школа, большое наследие. Другая особенность замысла основания премии заключалась в том, чтобы память о Джеймсе жила. Чтобы эта память была активной — не только надпись на памятнике и в книгах, хотя это тоже, безусловно, важно; чтобы память имела новых адептов, раскрывала людям глубину мышления Джеймса. Это журналист, установивший такой стандарт, который еще долго будет современным.

 

Юрий ЩЕРБАК: — Эта премия является знаком нашего уважения, нашей памяти в честь этого великого американца, сказавшего нам очень важную правду, которую еще далеко не все воспринимают. Когда-то сам Мейс, а сегодня лауреаты премии его имени, с моей точки зрения, представляют вершину украинской публицистики. Взять хотя бы последние статьи пана Лосева и пана Грабовского об украинской идентичности. Их нужно читать и анализировать каждому. Материалы на исторические темы пана Сюндюкова читаю всегда с большим интересом. Признаюсь: с огромной радостью подписывал дипломы новых лауреатов, уверен, что они совсем не хуже, а в чем-то даже лучше предшественников. Это — золотое наследие современной публицистики. Думаю, что в будущем в книжной серии «Дня» стоило бы собрать лучшие статьи лауреатов и издать их отдельной книгой.

Л. И.: — В прошлом году лауреатом премии стал Александр Палий. Мне кажется, что наш общественный совет действует очень мудро, всегда внимательно оценивая, кто из публицистов сделал за год что-то весомое. Прежде всего, конечно же, в газете «День», но мы смотрим и за пределы, есть ли кто-то такой заметный, кого можно отметить, — продолжила Лариса Алексеевна. — За все эти годы наши лауреаты нисколько не сдали ни в интеллектуальном насыщении, ни в гражданской активности. Это большая честь и для нас. Это значит, что выбор был очень взвешенный. Говоря о Петре Кралюке, я могла бы назвать большой список текстов особого интеллектуального значения, напечатанных в газете «День» только в 2013-м.  Владимир Бойко занимается тем делом, которое решающим образом влияет на понимание проблематики, поднятой Мейсом, ведь Владимир работает много лет госслужащим. Это сочетание публицистики и активной гражданской позиции Владимира Бойко в газете «День» (и не только) было тем, что обусловило наш выбор.

Петр КРАЛЮК: — Мне действительно очень приятно отдавать себе отчет в том, что я стал лауреатом такой престижной премии. Для меня Джеймс — величественный человек. Не только потому, что он поднял тему Голодомора в США, где далеко не все приветствовали рассмотрение этой проблемы, где существовала очень жесткая оппозиция, и об этом говорил сам Мейс. Но он выдержал эту оппозицию и много сделал для того, чтобы в Америке и во всем мире узнали об этом трагическом событии. В очень непростое время, в 1993 году, когда, по сути, миллионы украинцев думали о том, как убежать из Украины, и искали куска хлеба за рубежом, Мейс переезжает в Украину и с оптимизмом смотрит на нее. Он верит в эту страну. Для меня Джеймс Мейс — прежде всего глубокий мыслитель. Это человек, который прекрасно понимал украинские проблемы, который, возможно, понимал эти проблемы лучше, чем некоторые украинцы, оказавшиеся на высших ступенях власти. Современность Джеймса Мейса — не высокие слова, а реальность. Позволю себе процитировать некоторые его рассуждения. Сегодня мы много говорим о Вильнюсском саммите. Кто-то считает, что его результат будет позитивным для нас, а кто-то, что нет. Но вот слова Джеймса Мейса: «Украина продолжает колебаться между европейским и евразийским пространствами. Все, кто желает Украине добра, не могут смотреть на это без сожаления». Кажется, эти слова сказаны сегодня. Или еще его слова: «Сегодня Украина фундаментально отличается от типичного европейского национального государства, которое выросло из национального духа». Он прекрасно понимал, почему Украина колеблется между европейским и евразийским выбором, он понимал, что Украина — не Польша, Чехия, Венгрия, даже не Румыния и не Болгария, которые имели свою, пусть в чем-то декоративную, но государственность. Украина имела лишь формальную государственность. Мейс говорит, что в 1991 году произошло «унезалежнення залежної держави». Эта зависимость и постгеноцидность, о которой он говорил, к сожалению, сохраняется. Джеймс Мейс постоянно отмечал, что в Украине есть 20% «совков», 20—25% сознательных украинцы, а добрая половина — это масса, которая имеет слабое осознание своей гражданской принадлежности к Украине, но не связывает себя с украинской национальной культурой. С его точки зрения, такая страна является неполноценной: «Без украинцев некому строить Украину». И если бы мы сегодня имели хотя бы 50% сознательных украинцев, то уже бы не колебались между евразийским пространством и Европой. И в конце еще одна цитата: «Украинский народ был и является европейским народом, который не склонен к деспотии или тирании. Вируса тоталитаризма никогда не было в ментальности украинцев». Это чрезвычайно высокая оценка настоящих украинцев, которых, к сожалению, в Украине меньшинство. Уже почти десять лет нет Джеймса Мейса, но его слова и мысли и в дальнейшем остаются актуальными. Мне не хватает этого человека. Я надеюсь, что лауреаты премии Джеймса Мейса, и не только они, будут продолжать его дело. Прекрасно, что есть эта премия и изданная газетой «День» книжная серия «Підривна література», которая включает и брошюру с публикациями Джеймса Мейса. Тем не менее нам надо с оптимизмом смотреть в завтрашний день, так, как это делал Мейс.

Л.И.: — Джеймс опережал время, и мы с ним во многом опережали. Каждый год мы повторяем в газете колонку Джеймса Мейса «Свеча в окне», которую он написал, когда пришел из ужасного, грубого заседания Верховной Рады, где ему дали буквально пять минут для рассказа об американской Комиссии по Голодомору, о последствиях этой трагедии. Но акция «Свеча в окне» жива и каждый год получает все больше духовных сторонников. Этот маленький символический жест распространяет свет в стране. Чем больше свечей — тем меньше темноты.

Владимир Бойко, который был автором предисловия к книжке Джеймса Мейса в серии «Підривна література», тоже вспоминал 19 пунктов Джеймса, которые он назвал своеобразным завещанием.

Владимир БОЙКО: — Я считаю, существует историческая несправедливость относительно Мейса в Украине. Человек из другого мира в смысле культуры, традиций и восприятия, а 1990 год, когда он впервые приехал в нашу страну, — это еще советская Украина со всеми соответствующими последствиями. Разумеется, то, что он говорил, было очень странным и смелым и воспринималось с настороженностью. Время шло и то, сто казалось необычным, постепенно становилось нормой. Если говорить о восприятии Голодомора 1932— 1933 гг, согласно социологическим опросам, именно в этом году наибольший процент граждан Украины считает Голодомор геноцидом. Это результат работы не только Мейса, но он был одним из тех, кто много сделал для того, чтобы прижилось это восприятие. К сожалению, когда он сделал все для разработки этой темы, его не стало. Когда знаменитая акция «Свеча в окне» была внедрена на государственном уровне, все мы знаем, с кем ее начали отождествлять. И это тоже вопиющая несправедливость. Кстати, в Чернигове в этом году впервые пошла социальная реклама с указанием авторства идеи Мейса. «Свеча в окне» — это видно, это объединяет, это притягивает друг к другу как акт национального единства. Поэтому премию Джеймса Мейса я рассматриваю как один из необходимых шагов для устранения вопиющей несправедливости, существующей в Украине относительно этого имени. Такая инициатива чрезвычайно полезна и обязывающая в том плане, что ты должен держать эту планку.

Л.И.: — Мы будем бороться за тот процент людей, которые еще ни к какому берегу не пристали и не имеют четкого представления о своей идентичности и знании собственной истории. Это и является гражданской позицией. Еще это определенным образом влияет на то, чтобы залечить постгеноцидность. Мы можем это признавать или не признавать, но там, где стоят памятники Сталину, были самые большие места преступлений. На наиболее пораженных Голодомором территориях есть все эти признаки геноцида. Кроме прочего, лауреаты нашей премии очень много делают для того, чтобы отреставрировать страну, наращивать новое качество и позитивные смыслы. За что, безусловно, мы им всем благодарны.

КОММЕНТАРИИ

«СТИМУЛ ДЕРЖАТЬ ПЛАНКУ»

Станислав КУЛЬЧИЦКИЙ:

— Мейс занимался просветительской деятельностью. И этот его вклад сегодня недостаточно оценен, не всеми взят на вооружение. То, что сегодня две трети украинцев считают Голодомор геноцидом, о чем вспоминали лауреаты, вовсе не означает, что все они понимают, чем на самом деле был Голодомор. Наши публикации не совсем доносят до широких масс то, что нужно. Но работу, заложенную Мейсом, сегодня продолжают лауреаты премии его имени. Многое уже сделано, но еще больше нужно сделать. Очень хорошо, что «День» учредил и вручает эту премию. Это стимул держать планку.

«ЛАУРЕАТЫ ПРЕМИИ ИМЕНИ ДЖЕЙМСА МЕЙСА ОПРЕДЕЛЯЮТ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЕ ЛИЦО СТРАНЫ»

Наталья ДЗЮБЕНКО-МЕЙС, писательница, вдова Джеймса Мейса:

— С нашими историческими часами в Украине не все в порядке. Как будто все идет в правильном русле, проходят научные конференции, печатаются важные материалы о правдивой истории Голодомора в Украине, мы имеем выступления ярких публицистов, в том числе на страницах «Дня». И тут — серьезные «откаты» назад. Государственная политика национальной памяти у нас больна. И только благодаря таким интеллектуальным центрам, как газета «День», мы имеем надежду, что со временем, в перспективе Украина может рассчитывать на просветление нашего интеллектуального продвижения. Я никогда не забуду интервью Ларисы Алексеевны, в котором приводился опрос студентов столичных вузов. Когда у молодежи спросили: «Что вы знаете об СССР?», большинство из них отметили, что тогда было хорошо. Одевались лучше, питались лучше, мол, все было дешевле. Я подумала: а где же я тогда жила, что этого всего не видела? И еще — где и у каких преподавателей учатся наши студенты? Я могу только позавидовать студентам Петра Кралюка, потому что у них такой талантливый преподаватель. Каждая публикация Кралюка для меня — событие большого интеллектуального значения. Я их не просто читаю, а изучаю. Это настоящие жемчужины нашей исследовательской и интеллектуальной мысли. Особенно приятно, что среди лауреатов есть Владимир Бойко. Их с Джеймсом объединяли не только научные, но и дружеские отношения. У Джеймса никогда не было свободного времени — он писал для «Дня», готовился к лекциям — у него всегда была какая-то работа. Поэтому он не очень любил, когда к нам кто-то приходил в гости. Но Владимира Бойко всегда тепло встречал. По приглашению Бойко Джеймс ездил в Чернигов, в то время как его было очень трудно вытянуть куда-то. Владимир Бойко относился к Мейсу как будто с сыновними чувствами.

Я горжусь всеми лауреатами премии им. Джеймса Мейса. В этом году с удовольствием читала статьи Грабовского, Сюндюкова, Палия, Лосева. Это созвездие современной публицистики. Скажу больше — эти люди определяют не только интеллектуальное лицо «Дня», а вообще интеллектуальное лицо страны.

«ПРЕМИЯ ЯВЛЯЕТСЯ ГОРДОСТЬЮ НАЦИОНАЛЬНОГО УРОВНЯ»

Олег НАЛИВАЙКО, председатель НСЖУ:

— Очень хорошо, что эта гвардия сильных интеллектуалов, которыми являются лауреаты премии, расширяется. Хочу поблагодарить газету «День», Ларису Ившину за системность. Премия, которую она инициировала — не однодневная. Это уже бренд качественной журналистики, гордость национального уровня. Сейчас коллеги-редакторы признаются: растет спрос на качественную, аналитическую журналистику. Думаю, что «День» — одна из ключевых газет, которая будет лидером на украинском рынке, когда эта тенденция обретет такие масштабы, которые показывает в Европе. Как ускорить этот процесс? Работать на повышение общественной активности украинских зрителей и читателей. Этим, по сути, и занимается «День», как и лауреаты премии им. Дж. Мейса на страницах этой газеты.

В завершение — в субботу, когда мы будем вспоминать 80-летие Голодомора, это как раз будет Всемирный день борьбы с безнаказанностью. Мы запланировали целую серию мероприятий. Одно из них будет в 13.00 около Союза журналистов. Мы пройдем по Крещатику, вспомним журналистов, которые погибли во всем мире, выполняя свой профессиональный долг. Думаю, что мы на Майдане встретимся с теми людьми, кто придет туда, чтобы вспомнить события 80-летней давности. Нас будет возглавлять президент Международной федерации журналистов и президент Европейской федерации журналистов. Это будет момент журналистской солидарности.

«...ВПЕРЕД, НА ЗАПАД...»

Юрий ЩЕРБАК, дипломат, писатель, публицист:

— Джеймс Мейс был американским прагматиком. Он работал с объективным американским подходом. Всегда буквально изучал явления сталинизма, как зоологи изучают какое-то уродливое насекомое, которое ползает и вредит другим. Он знал каждое движение этого насекомого: как оно питается, чем, как работает, что делает.

Сегодня мы не дискутируем. Мы вспоминаем и рассказываем, как это страшно было. Идет колонна вперед, на запад, на Брюссель. Потом останавливается и разворачивается назад. Этому постгеноцидному, постколониальному обществу Джеймс давно дал свою оценку. К сожалению, она актуальна и сегодня. Что сегодня происходит со страной, мы знаем — диагноз изучили в совершенстве, в том числе благодаря «Дню». Теперь нужно сориентироваться больше на позитив. Тезис о том, что общество нищенское — неправда. Этот миф поддерживается коммунистами, чтобы показать, какой нищий народ. Экономист Пасхавер говорит, что давно изучили показатели продаж товаров и услуг. Они растут. Мы имеем сильный потенциал. Об этом говорил Мейс. Он знал детали, как работает система. Когда мы сегодня говорим, что молодежь не понимает, что система была ужасной, тоталитарной и пропитанной страхом смерти — им это нужно объяснять. В том числе статьями Мейса.

«МЕЙС РАССКАЗАЛ НАМ О НАС САМИХ»

Сергей ГРАБОВСКИЙ, публицист, лауреат Премии им. Джеймса Мейса:

— К сожалению, в Украине и сегодня немало людей, откровенно работающих на российскую ФСБ, продолжая разоблачать «украинских буржуазных националистов». Немало «благодетелей», которые работают против нас. Мейс в нашей тогдашней украинской ситуации наоборот — помогал нам, рассказал о нас самих. Мы тогда не имели инструментария для самоанализа и исследования. Были определенные гуманистические установки, которые выработали философы «киевской школы», были традиции диссидентов. Но от романтики нужно было переходить к прагматике. В этом смысле Мейс сыграл важную, но на первый взгляд незаметную роль — он поднял интеллектуальную планку. Сегодня вспоминали, что Мейс работал в «Дне». Но до газеты он работал заместителем редактора журнала «Політична думка». Этот журнал, как и сегодня «День», задал определенную планку в стилистике и методологии исследования нас самих. И роль Мейса здесь была не публичной, но ключевой. У него внимание к конкретному факту. Неистовство неосталинизма сегодня происходит на так называемом украинском ТВ, где сегодня едва ли не ежедневно воспеваются славные чекисты, где показывают сентиментальный фильм о вожде и его сыне в контексте того, что это наша история и мы без нее не можем. И вопреки этому неистовству, негативности государственной политики — количество сознательных людей растет.

НИКТО, КРОМЕ МЕНЯ...

Игорь СЮНДЮКОВ, редактор отдела «История и «Я» газеты «День», лауреат Премии им. Джеймса Мейса:

— Наши глубокоуважаемые лауреаты приводят данные, свидетельствующие, что все больше украинцев считают Голодомор геноцидом украинцев. Но есть и другая статистика, о которой лауреаты пишут в своих материалах. Об этой цифре нужно кричать: 70% украинцев никогда не были в своей жизни ни в одной европейской стране. Что это значит? Это недопустимо высокий уровень люмпенизации общества. Основания для оптимизма есть. Хочется надеяться, что в нашем обществе среди журналистов, публицистов, общественных активистов и «простых» людей достаточно таких, которые воспринимают формулу Мейса «ваши мертвые выбрали меня». То есть иными словами: то, что никто не может сделать, кроме меня, я должен сделать. И он сделал. Нынешние лауреаты в этом плане являются достойными продолжателями духа и идей Мейса.

«ОН ПРОПУСТИЛ ЧЕРЕЗ СЕРДЦЕ УКРАИНУ»

Александр ПАЛИЙ, политолог, публицист, лауреат Премии им. Джеймса Мейса:

— Владимир Бойко и Петр Кралюк вполне заслуженно стали лауреатами премии им. Джеймса Мейса. Они в течение года поднимали важные темы, хорошо их освещали.

Говоря о Голодоморе и вкладе Мейса. Что Мейс сделал уникального. Он посмотрел на нашу историю с другой стороны: с одной стороны, как будто отстраненно, а с другой — очень страстно. Именно такого взгляда на нашу историю украинцам не хватало. И он этот пробел удачно заполнил своей работой, своей жизнью. Пропустил все через сердце. Украинцы, на мой взгляд, оптимистичная нация. У нас был перешквал трагедий, и люди стараются абстрагироваться от этого. И до последнего времени наши люди еще до конца не понимают, что на самом деле произошло. Фактов хватает — была целеустремленная акция по уничтожению украинцев. А затем прибрали к рукам историю этого края, землю, и по сути все... Когда перечитываешь документы этой эпохи, становится жутко. Один врач писал, что за смерти сотен людей никому ничего не было. А вот когда лошадь сдыхает, колхоз дает десятки лет тюрьмы. Империя относилась к людям, как к средству выжимания последних ресурсов. В понимании того, что происходило 80 лет назад, Мейс показал нам, что в действительности происходило. Мы жили в своем контексте и не всегда понимали, что случилось.

Вадим ЛУБЧАК, Анна СВЕНТАХ, Игорь САМОКИШ, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments