Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

Школа карикатуры «Дня»

И судьба гражданской сатиры в Украине
16 января, 2015 - 13:20
Школа карикатуры «Дня»
РИСУНОК АНАТОЛИЯ КАЗАНСКОГО / ИЗ АРХИВА «Дня», 1998 г.

Убийство карикатуристов и сотрудников парижского сатирического издания Charlie Hebdo стало, увы, печальным поводом задуматься о роли карикатуры в современном обществе и медиа-среде. Можно сравнивать остроту, подход, стили, школы и, соответственно, резонанс от работ отечественных и зарубежных художников. Но есть карикатуристы, чьи рисунки — над национальностью и вне времени. «У великих художников рисунок — это целая история без слов, такой визуальный текст», — говорит российский карикатурист Виктор Богорад, который уже почти год сотрудничает с «Днем». Таким был Анатолий Казанский — с 1996 года художник газеты «День», в которой работал до последнего дня своей жизни. «По признанию многих — лучший карикатурист Украины», пишет интернет-издание «Киевский календарь». Еще одно достояние украинской карикатуры — Киевский клуб «Архигум», основанный еще в 1983 году. Кстати один из основателей — тот же Анатолий Казанский.

Более 30 лет прошло, ушли из жизни два из четырех основателей «Архигума» — Юрий Кособукин и Анатолий Казанский. Выставки стали собирать все меньше публики, в особенности молодой. В последнее время в Украине стабильно проходят целых... два конкурса карикатуры в год, которые устраивает Ассоциация карикатуристов. Периодически также проводят конкурсы в Херсоне и Полтаве. Но в том же Херсоне в ноябре прошлого года запретили экспозицию карикатур международного конкурса по причине их «нетолерантности». Выставка называлась «Дьявольская бензоколонка» и была откликом на аннексию Крыма Россией и вооруженное вторжение на Донбасс. Вот такой грустный парадокс. И тогда встает вопрос: гражданская сатира не имеет спроса или, все-таки, предложения?

МЕЖДУ КАРИКАТУРОЙ И «КАРИКОМ»

«В Украине карикатура последние четыре-пять лет как отражение негативных процессов, происходящих в стране, находится в упадке, и ее востребованность со стороны СМИ крайне низкая (хотя запрос со стороны общества очень велик). Если рассмотреть ситуацию с политической карикатурой в Украине, то, как мне кажется, она не прекратила свое существование, а, как поется в песне, «затаилась на время», — считает художник, автор «Дня» Игорь ЛУКЬЯНЧЕНКО. — После кризиса 2008 года у нас закрылось большинство газет и журналов, которые являлись основной площадкой для существования карикатуры. Символичным стало закрытие «Перца». Оставшиеся бумажные СМИ находятся не в лучшем положении, чтобы платить за эксклюзивную карикатуру. Плюс отсутствие сильных исторических  традиций в юморе вообще и карикатуре, в частности, как, например, в Англии или во Франции. Большинству владельцев газет и редакторам юмор и сатира чужды, или они не обладают чувством юмора в достаточной степени».

ГЕНИАЛЬНЫЙ КАРИКАТУРИСТ АНАТОЛИЙ КАЗАНСКИЙ НАРИСОВАЛ ЭТО ЕЩЕ В 1998 ГОДУ КАК РЕАКЦИЮ НА АКТУАЛЬНЫЕ СОБЫТИЯ. НО ТАЛАНТЛИВЫЕ РАБОТЫ — ВНЕВРЕМЕННЫЕ, И ЭТА КАРИКАТУРА, К СОЖАЛЕНИЮ, СТАЛА ПРОРОЧЕСКОЙ. КЛАНОВО-ОЛИГАРХИЧЕСКУЮ СИСТЕМУ, СОЗДАННУЮ КУЧМОЙ, НЕ СМОГЛИ РАЗРУШИТЬ ДВА МАЙДАНА. МЫ ЗАПЛАТИЛИ НЕВЕРОЯТНО БОЛЬШУЮ ЦЕНУ В ВИДЕ ЖЕРТВ МАЙДАНА И ВОЙНЫ, В ТО ВРЕМЯ КАК АРХИТЕКТОР «СИСТЕМЫ» ПРЕДСТАВЛЯЕТ СТРАНУ НА «МИРНЫХ ПЕРЕГОВОРАХ». ЭТО — ШКОЛА «Дня». ОНА ДРУГАЯ, ЧЕМ В CHARLIE. ОНА — ОСТРО СОЦИАЛЬНАЯ, ПРОРОЧЕСКАЯ И ФИЛОСОФСКАЯ  / РИСУНОК АНАТОЛИЯ КАЗАНСКОГО / ИЗ АРХИВА «Дня», 1998 г.

Или же этот юмор демонстрируется читателю в извращенной форме — например, конкретные политики чуть ли не в порнографических позах. Но это — «желтый», таблоидный, уровень, а есть и более тонкая манипуляция карикатурой, когда вроде бы никто никого не обижает, а смыслы для общества закладываются пугающие. Например, в 2011 году в Верховной Раде экспонировалась выставка карикатур, среди которых были «НАТОвский закат» для Украины или рисунок с изображением лайнера «Помощь ЕС», который топил маленькую шлюпку «Украина». Так закладывалась бомба замедленного действия, а с помощью подобных «художеств» навязывался дальнейший геополитический вектор Украины. Те же, кто категорически был не согласен с таким разворотом back to USSR, шаржировался. Сервильность украинской журналистики также подготовила почву для сегодняшней ситуации и на Донбассе, и в Крыму. Может, рукописи и не горят, а архивы — очень даже, особенно когда нужно сменить окраску и встать под другое политическое крыло. А что читатели? Проглотят?

«Для того чтобы художник мог проявить свою гражданскую позицию, он должен занимать в обществе соответствующее место. У нас же карикатурист исполняет роль иллюстратора, которому дают задания нарисовать то-то и так-то, — комментирует «Дню» глава Ассоциации карикатуристов Украины Константин КАЗАНЧЕВ. — До сих пор не могут отойти от советской системы в негативном смысле. Остался «вождизм» как у мелких чиновников, так и у олигархов, которые могут стучать кулаком по столу, — как же так, на меня карикатуру нарисовали. А так как СМИ в большинстве — это платформы тех и других, то если ты рисуешь карикатуру для одного издания, то считается, что нападаешь на «чужую территорию». Не должно быть «неприкасаемых», но и карикатура должна быть нормальной, а не «кариком», как называют ее упрощенную форму в журналистской среде. «Карик» сейчас зачастую и требуют».

К «ПЕРЦУ» ИЛИ К «НЬЮ-ЙОРКЕРУ»?

В судьбе политической карикатуры Украины были свои взлеты и падения. Но никогда не было понимания или поддержки этой карикатуры от власти. К сожалению, невозможность самоиронии свидетельствует и о невозможности воспринимать критику, а значит, — отказа от старой системы. Один из примеров — по словам Константина Казанчева, в 2006 году тогдашний президент Виктор Ющенко «планировал» посетить выставку политических карикатур, которую организовала наша Ассоциация карикатуристов. Это мог быть сигнал для послереволюционного общества. Но Ющенко так и не появился. А история, как известно, движется по спирали...

Игорь Лукьянченко считает, что карт-бланш для штатного карикатуриста — большая редкость. Константин Казанчев сетует на то, что у нас нет карикатуристов, которые имеют свою колонку в печатных СМИ, как в ведущих цивилизованных странах. Хотя оба согласны с тем, что многие наши художники успешно штурмуют зарубежные «рынки» карикатуры, занимают призовые места на многочисленных конкурсах карикатуры, печатаются в газетах и журналах. Но, кроме этих конкурсов, есть также интернет-платформы и виртуальные банки карикатур, где издание может выбрать и купить понравившуюся работу, а пользователь — пересмотреть визуальную историю своей и прошлой эпохи. В конце концов, если карикатурист не ремесленник, а художник, он просто не сможет умолчать в своих работах про то, что разворачивается у него на глазах. Аудитория переключилась на другие визуальные инструменты — инфографику, демотиваторы, фотожабы, потому что ей стало скучно в «старой» карикатуре. «Перец» последних лет — совсем не та картинка, которую хотело бы увидеть современное общество. Чтобы заинтересовать читателя, нужно думать на несколько шагов (веков?) вперед, и вот тогда карикатура будет интересна. И здесь опять приходят на память рисунки Анатолия Казанского. Как написала в предисловии к альбому карикатур Казанского главный редактор «Дня» Лариса Ившина: «Его рисунки раздвинули время». Карикатура, что не разменивается на мелочность сиюминутного, при философском осмыслении может прожить очень долго. Многое зависит от подхода и посыла. Если сравнивать с западными карикатурами — это уровень знаменитого «Нью-Йоркера».

ВЗГЛЯД С РОССИЙСКОЙ СТОРОНЫ

Корни украинской карикатуры — в советской школе. Украинская и российская карикатуры развивались в общей парадигме. Но, как и всегда, были официальные «правдорубы» и неофициальные, авангардные, художники — тот же киевский «Архигум».

«В УССР, как и во всем Союзе, были два четких «отряда» карикатуристов, — вспоминает Виктор БОГОРАД. — Официальные печатались у вас в «Перце», а у нас — в «Крокодиле», и получали хорошие гонорары («Крокодил» платил 300 рублей за обложку и 80 рублей за картинку при средней зарплате инженера 120 рублей). Были и другие, авангардисты, которые получали множество международных премий, начиная где-то с 1968 года. «Крокодиловцы» даже хотели запретить участие в этих заграничных конкурсах, была негласная внутрицеховая цензура... Но после распада СССР украинская и российская карикатура не пошли разными дорогами. Мы выпустили альбом Юрия Кособукина, скоро выйдет альбом Владимира Казаневского. В прошлом году меня приглашали на 30-летие киевского клуба карикатуристов «Архигум» — связи у нас давние. Это уже профессиональный цех. И украинские художники у нас представлены, и их работы по технике и подходу не отличаются ни от русских, ни от западных...

В советское время у нас был очень популярен польский сатирический журнал Szpilki («Шпильки»). Кстати, там довольно часто печатали рисунки Жоржа Волынски (убитого французского карикатуриста Charlie Hebdo). Это были замечательные картинки... Думаю, на меня они тоже повлияли. Но лично с Волынским я не знаком. Благодаря этому журналу карикатуристы узнавали о том, что существует не только карикатура а-ля «Крокодил». Часто перепечатывались высокоинтеллектуальные карикатуры для «белых воротничков» из журнала The New Yorker (Нью-Йоркер). Это был совсем другой подход в понимании сатирических и юмористических карикатур. «Крокодил» занимался карикатурой отдельных недостатков, его персонажи были очень конкретными. Например, если чиновник — плохой, то это именно этот чиновник, все остальные — святые. Никаких обобщений, у нас только отдельные недостатки. А картинки, которые печатали «Шпильки», — это попытка разобраться в психологии человека. Это раздвигает границы. Для русской карикатуры тогда это было несвойственно — стояли совсем другие задачи».

ОЧЕНЬ ВЫСОКАЯ ПЛАНКА

...И совсем другие задачи ставил перед собой Анатолий Казанский. «Анатолий Казанский, работая в газете «День», задал очень высокую планку, к которой затем тянулись все карикатуристы, сотрудничающие с изданием. В этом смысле можно сказать, что существует школа карикатуры «Дня». Так что самым главным требованием, которое ставишь перед собой, рисуя для «Дня», это если не перепрыгнуть, то хотя бы коснуться этой планки, — рассказывает Игорь Лукьянченко. — Если рассмотреть период, когда в «Дне» работал Казанский, то основным отличием было то, его карикатуры были (и есть) неповторимыми как по стилю, так и по идеям. И по уровню иллюстраций в один ряд с газетой «День» трудно было бы поставить какое-либо другое издание». Как отмечает Игорь Лукьянченко, во время войн, революций, политических конфликтов и социальных катаклизмов востребованность карикатуры и интерес к ней повышались на порядок, и именно в таких условиях карикатура развивалась и эволюционировала. Посмотрим, какие новые таланты, воспитанные на школе карикатуры «Дня», смогут вырасти на нашем медиа-пространстве.

Анна СВЕНТАХ, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ