Свобода, друг мой, священна, это одна из величайших ценностей, которую мы должны спасти любой ценой.
Эрнесто Сабато, аргентинский писатель, физик и художник

Угроза внутри

Чем опасны современные «дюранти»?
8 декабря, 2017 - 13:16

Недавно на одной встрече в рамках поиска диалога внутри журналистского сообщества руководитель известного медиапроекта сказала, что ей не понятно, какие именно претензии патриоты выдвигают тем журналистам, которые «просто выполняют свою работу» и «следуют стандартам профессии». Затем было сравнение с работой адвоката, которому все равно, кого защищать, потому что он по определению должен обеспечивать право на защиту любому преступнику. Так и журналисты - они якобы должны предоставлять право на донесение своего мнения до общественности кому-либо. В наших условиях это означает предоставлять трибуну защитникам «Беркута», сторонникам «Новороссии» и «народных республик» Донбасса, политикам, которые вообще выступают против независимой Украины... Потому что это только «другая точка зрения», которую «люди должны услышать».

Такое мнение весьма популярно в международных журналистских структурах, и журналисты Украины, придерживающиеся именно таких правил, являются известными гостями на всех мероприятиях, организуемых иностранными организациями, которые занимаются медиа и составляют большинство среди получателей грантов «на свободу слова».

На тему, почему журналист не может быть транслятором взглядов преступников, не может озвучивать откровенное зло, даже если к этому его подталкивают мировые авторитеты в профессии, можно много говорить и писать. Но лучшей иллюстрацией того, почему журналист не может быть адвокатом дьявола, является история Уолтера Дюранти.

Как пишет Википедия, Уолтер Дюранти (1884, Ливерпуль, Англия - † 3 октября 1957, Флорида, США) - англо-американский журналист, который на протяжении 14 лет (1922-1936) возглавлял московское бюро газеты «Нью-Йорк Таймс», взял в 1929 году эксклюзивное интервью у Сталина, в 1932 году за серию репортажей из СССР получил престижную Пулитцеровскую премию в журналистике и настойчиво отрицал Голодомор в своих работах.

Выдающийся ученый, исследователь Голодомора Джеймс Мейс в свое время писал, что Дюранти наградили «за репортажи из Советского Союза, которые, как он сам признавался, «отражали официальные взгляды Советского правительства», а не его собственные».

В начале 1920 годов страны Запада отказались от военной интервенции, то есть от участия в Гражданской войне в бывшей Российской империи, и перешли к политике налаживания отношений с новой, «большевистской» властью России. Для продвижения и информационного обеспечения изменения политического курса и нужны были медийные «дюранти» - журналисты, которые транслировали в западных медиа точку зрения «большевиков».

В 1921-м Уолтер Дюранти стал одним из первых журналистов, допущенных к освещению событий в «Советской России», которая затем - 30 декабря 1922 года – предстала Союзом Советских Социалистических Республик.

Репортажи журналиста, где приводилась позиция советской власти как «иная точка зрения», стали не просто гигантским вкладом в созидание положительного имиджа «советов» на мировой арене. Мир смирился с итогами Октябрьской революции, и новая реалполитика нуждалась в соответствующем воспроизведении в информационном пространстве.

С 1924 года начались т.н. «полосы признания» СССР. Только с февраля 1924-го по январь 1925 года. Советский Союз установил дипломатические отношения с 12 государствами. Это стало концом изоляции СССР. К концу 1933 года Советский Союз был в дипломатических отношениях с 26 странами, включая Германию, Великобританией, Францией, США...

Воспевателем новой реальности, движущей силой процесса, который привел к международному признанию Советского Союза как полноправного государства мира, и был Уолтер Дюранти.

Сегодня, как и в 1920-1930 гг. прошлого века, международное сообщество хочет строить взаимовыгодные отношения с Россией. Попытки торговать, а не воевать, дружить, а не враждовать все еще доминируют, несмотря на то, что речь идет об агрессоре, нарушившем все возможные нормы международного права. Эта политика для Запада означает примирение с «новым порядком», когда - по факту - Россия может осуществлять аннексию и оккупацию и при этом оставаться безнаказанной. Для Украины эта реалполитика означает капитуляцию.

Разумеется, что такой, скажем так, неоднозначный политический курс требует информационного сопровождения. И именно этим и занимаются журналисты, которые продвигают кремлевскую позицию как «иную точку зрения» и транслируют заявления пророссийских террористов на Донбассе как «иное мнение».

Это известные и авторитетные журналисты в Украине. Например, Андрей Куликов, который ездил в «ДНР» и призвал Киев вести прямые переговоры с «властью народных республик», постоянно является желанным гостем на важных форумах, возглавляет Комиссию по журналистской этике... Есть и другие примеры - вспомним хотя бы участников российского проекта «Две страны - одна профессия», который был реализован «под крышей» ОБСЕ, которые сегодня являются лидерами украинского медиасообщества. Пулитцеровскую премию они пока не получили, но все еще впереди.

Конечно, можно надеяться, что история расставит все на свои места, но мы не можем сидеть и ждать, не можем допустить нового уничтожения украинцев в результате российской гибридной агрессии, которая, как и Голодомор, происходит при содействии журналистов. Тех журналистов, которые под лозунгом «простого выполнения своей работы» выбирают путь адвокатов зла и неправды.

Наталья ИЩЕНКО
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments