Задача государственного деятеля - почуять ходу Бога, шагающего историей, и попытаться ухватиться за полы его одежды, когда он будет проходить мимо.
Отто фон Бисмарк, государственный деятель и дипломат Пруссии и Германии, первый канцлер Германской империи

«Война на Донбассе – не забыт конфликт»

Журналистка Die Presse, автор книги об Украине Ютта Зоммербауэр, — о том, как европейцы воспринимают агрессию России
15 апреля, 2016 - 13:32
ФОТО REUTERS
ЮТТА ЗОММЕРБАУЭР
ЮТТА ЗОММЕРБАУЭР / ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

Ютта Зоммербауэр на протяжении последних лет активно освещает события в Украине для одного из наиболее мощных изданий Австрии Die Presse. Недавно здесь опубликовали ее книгу — «Украина в войне» (Die Ukraine im Krieg), в которой автор пишет о жизни на оккупированных территориях, о беженцах, солдатском быте и психологических травмах, а также о личных историях из поездок на восток. Это детальное объяснение ситуации в Украине для немецкоязычной аудитории, с историческим «бэкграундом» и рассказом о современных политических реалиях. Такие материалы — скорее исключение в информационном пространстве Австрии. «День» побеседовал с автором — о процессе написания книги, дискурсе вокруг темы Украины и о том, почему в головах многих европейцев постсоветские страны до сих пор остаются «немножко Россией».

Ютта, ты уже достаточно долго, с 2011 года, занимаешься украинской тематикой. Почему тебя заинтересовала Украина?

— Собственно говоря, на то есть простая причина. У нас в Die Presse имеется региональная специализация, я в отделе международной политики начала заниматься постсоветским пространством. Речь идет не только об Украине и России. Я, например, долго занималась Болгарией и Румынией. В Болгарии жила пять лет, также там работала, много ездила по Европе. У меня было уже начальное знание языка и небольшой опыт. Потом просто начала копать глубже.

Что послужило импульсом для написания книги об Украине?

— На протяжении последних двух лет я очень много езжу по Украине. Собственно говоря, с самого начала освещаю события Майдана, аннексию Крыма и войну. Я на разных уровнях переживала эти события. Впоследствии возникла необходимость собрать весь материал и систематизировать его, чтобы информация была доступна в более комплексном варианте. С одной стороны, я использовала уже собранные темы, с другой стороны — это было также импульсом к проведению более глубоких репортерских исследований, что не всегда удается в ежедневном освещении событий. Например, рассказать о гуманитарных темах, состоянии гражданского населения, жизненных историях. Также это было еще одним поводом расставить какие-то определенные акценты, выяснить детали, просветить картину в целом. Высветлить в противовес «кремледружественным» интерпретациям событий и той доминантной позиции, которая господствует в Австрии. Много вещей, на мой взгляд, здесь истолковали неправильно, некоторые важные моменты были упущены. Мне было важно поставить какой-то контрапункт.

Когда говоришь об этой доминантной позиции, имеешь в виду медиа-дискурс или скорее общественное мнение?

— Общие тенденции, которые бытуют среди населения и в определенных политических и экономических кругах. Медиа все-таки смотрят на ситуацию более критически, но если посмотреть на комментарии, скажем, или то, что получает наибольшую популярность, то открываются глаза.

Как бы ты оценила этот медиа-дискурс? О чем больше всего идет речь?

— Базовой проблемой является то, что Украина для большинства людей неизвестна.

Была или остается?

— Была. В настоящий момент ситуация меняется. Но в целом люди мало знают о вас. Что произошло за последние 25 лет, какие изменения пережила страна? Многие люди держат в голове еще старую картину Советского Союза и страны, которые были раньше в составе СССР, сегодня продолжают оставаться «немножко Россией». Это звучит смешно, но так есть. Австрийцы не осознают, какие сегодня настроения в Украине, то, как укрепилась национальная идентичность. Время от времени тема Украины всплывала во времена оранжевой революции, когда Ющенко здесь у нас лечился. Также, думаю, знают несколько футбольных клубов, но не более. Я убеждена, что есть необходимость в объяснении.

 

Какие аспекты войны в Украине ты освещаешь в своей книге?

— В книге я делаю короткую историческую ретроспективу того, что произошло с Украиной со времени обретения ею независимости. Также, конечно, речь идет об актуальных событиях: Майдан, Крым, война на востоке Украины. Я старалась объяснить политическое развитие событий, но также исследовать отдельные тематические поля. Здесь говорится больше о репортажах, которые я писала о мирных жителях, переселенцах, солдатах, возвратившихся из войны. Также я писала о буднях на сепаратистских территориях, о тамошней ситуации с медиа.

Кто были твои интервьюируемые?

— Активисты Майдана, командиры батальонов, мирные жители, психологи, семьи, которые уехали из Донецка и теперь живут во Львове, солдаты, вернувшиеся с войны. Также я беседовала с пророссийскими активистами, чтобы узнать об их позиции, с журналистами, которые вынуждены были бежать из Донбасса и т.д.

Какие у тебя были личные переживания во время этих путешествий по Украине?

— Я являюсь человеком, который пришел «извне». Это имеет свои преимущества и недостатки. Конечно, зачастую легко найти собеседников, потому что люди заинтересованы, хотят объяснить иностранцу определенные вещи. С другой стороны, есть какие-то слишком высокие ожидания относительно того, на что я как европейская журналистка могу повлиять, что могу донести какие-то определенные позиции всей Европе, политикам. Я пишу тексты, я их публикую, но это не означает, что я имею какое-то глобальное влияние. Когда иностранные журналисты приезжают в Украину, важно также, из какой страны они происходят. Австрия, мне кажется, имеет не слишком хорошую репутацию. В том смысле, что со всеми этими историями с «друзьями Путина», олигархами, бизнесом реноме Австрии немного пострадало. Поэтому к нам несколько иное отношение, чем к польским журналистам, скажем.

У тебя было такое ощущение?

— Иногда это было темой для обсуждения. С другой стороны, если говорить о Крыме или территориях, находящихся под контролем сепаратистов, это является преимуществом, потому что Австрия не привлекала к себе лишнего внимания. Думаю, американцам или полякам немного сложнее там свободно передвигаться.

Какие трудности тебе пришлось испытать во время сбора материала?

— Я думаю, у меня были проблемы, как и у всех журналистов, приезжающих в чужую страну. Сложнее разобраться в ситуации, чем тем корреспондентам, которые постоянно находятся в Киеве. Абсолютно никаких контактов, их нужно понемногу налаживать. Это отнимает время.

Ты попадала в опасные ситуации на Востоке Украины?

— К счастью, нет.

Скажи, какая была реакция у австрийской публики на твою книгу?

— Книга была опубликована как раз в канун годовщины Майдана и должна сказать, что она привлекла большое внимание. Однако мне было интересно само восприятие — некоторые журналисты писали, что это книга о «забытом конфликте». Для меня это однозначно не так, потому что я знаю, что на Востоке каждый день что-то происходит. Впрочем, для медиапотребителей в немецкоязычных странах этот конфликт является чем-то давно отошедшем на задний план. Никто не знает, что там сейчас происходит. Либо там война, либо мир? В медиа все меньше материалов. Пишут только тогда, когда годовщины или опять большое количество жертв. Или когда проблемы с правительством в Киеве. Но как там с реформами, какая ситуация с «Минскими соглашениями»?.. Это уже немного вышло из поля зрения. В основном реакция на книгу была положительной.

Не было нападений со стороны пророссийских активистов?

— Нет, был всего один случай, когда появилась «антирекомендация» на мою книгу. И то, авторы даже не потрудились эту книгу прочитать, видно, просто вытянули отрывки из другой рецензии. Ничего особенного.

Какой информации об Украине здесь в Европе не хватает, как ты считаешь?

— В настоящий момент не хватает элементарного освещения событий в Украине. На поверхность вышли другие кризисы, которые ближе касаются каждого европейца. Беженцы в Австрии, например, выход Британии из Евросоюза, терроризм. Мне не хватает информации о том, что делает украинское правительство, о мирном населении, а также каких-то позитивных историй. Какие изменения происходят в обществе?

Недавно ты снова ездила в Донецк, на оккупированные территории. Идут ли военные на контакт?

— Я получила аккредитацию, это значит, что я «легально» могу туда ездить и со всеми общаться. Мне не удалось провести те беседы, которые я хотела. Потому что многие из «руководства» республики «решали» конфликт в Минске. Но в целом люди идут на контакт. Конечно, не так, как с российскими журналистами, но все же. Они видят меня как «громкоговоритель» их идей. Что мне еще бросилось в глаза — они очень стараются построить свое маленькое «государство», что касается бюрократического аппарата и так далее

Какие у тебя личные настроения, ты настроена больше положительно или негативно относительно того, как все дальше будет развиваться?

— Я вижу все скорее в темных тонах. Потому что снова возобновляются боевые действия, потому что условия «Минских соглашений» не выполняются. Потому что мне кажется, что сейчас нет готовности искать компромисс. Мне кажется, что не будет какой-то эскалации, но в этом промежуточном состоянии война будет продолжаться.

— Какие планы у тебя относительно работы с украинской тематикой?

— У меня очень много идей. Сейчас мне с каждым разом сложнее получить поддержку в редакции, чтобы поехать в Украину. Заинтересованность снижается. Но для меня лично это очень важно. Я буду продолжать писать о вашей стране.

Олеся ЯРЕМЧУК, Львов — Вена
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ