Насколько велика сила человеческого духа! Смотришь на него и удивляешься: в чем душа держится, а он мечтает, работает, будто перед ним - вечность ...
Николай Амосов, украинский ученый-хирург, писатель, публицист, общественный деятель, академик НАН Украины

«Я стремлюсь показать реалии войны»

Автор работы-призера Фотовыставки «Дня»-2019 Сергей ДИВЕЕВ — о «самом лучшем» снимке и своем профессиональном пути
15 ноября, 2019 - 12:01
КАПЕЛАН. ДМИТРИЙ ПОВОРОТНЫЙ / ФОТО СЕРГЕЯ ДИВЕЕВА

«Величие простоты». Под такой общей темой в столичном Доме кино проходит ХХІ Международная фотовыставка газеты «День». На ней представлены около 250 фотографий, которые дарят незабываемые эмоции и дают почву для размышлений. «Приглашение украинцев на встречу с Украиной», — сказала во время открытия о нынешней фотовыставке главный редактор «Дня» Лариса Ившина. Лучшие работы десятков фотомастеров были отмечены ценными призами жюри. Среди них и снимок днепровского фотографа Сергея Дивеева «Капеллан. Дмитрий Поворотний», поразивший организаторов и посетителей выставки своей трагичностью и экспрессией. Эта впечатляющая работа Сергея Дивеева была отмечена и награждена главой политической партии «Сила и честь» Игорем Смешко и предстоятелем Православной церкви Украины, Блаженнейшим Митрополитом Киевским и всей Украины Эпифанием.

«ЭТО НЕОЖИДАННО И ПРИЯТНО»

— Сергей, как ты воспринял новость о том, что стал одним из победителей фотоконкурса газеты «День»?

— Это неожиданно и приятно. А получилось всесовершенно случайно. Приглашали меня и на открытие фотовыставки в Киев, но, к сожалению, я не смог поехать. Потому что в этот же день проходила внеочередная сессия, на которой поменялось руководство областного совета. Кто же пропустит такой интересный и интригующий момент в политической жизни Днепропетровской области? Причем получилось так, что из фотографов я оказался единственным, кто присутствовал в сессионном зале. Нужно было зафиксировать это событие для истории.

«ФОТОВЫСТАВКИ ДЛЯ МЕНЯ — ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ УЧЕБА»

— Насколько я помню, ты посещал выставки газеты «День», которые проходили в Днепре. В каких фотоконкурсах ты принимал участие? Какие награды имеешь?

— Фотовыставки для меня — это профессиональная учеба. Нужно посмотреть, что люди снимают и как снимают. В конкурсах участвую давно — сколько себя помню, ещесо школьных лет. Были и достижения, побеждал в республиканских конкурсах. Как-то журнал «Корреспондент» проводил фотоконкурс «Города Украины» — моя работа попала в пятерку лучших.  Получил ценный приз — два билета на финал футбольного чемпионата «Евро-2012». На матч поехали с сыном.

ФОТО ИЗ АРХИВА СЕРГЕЯ ДИВЕЕВА

Однако в последнее время стараюсь делать авторские фотовыставки. Потому что в любом конкурсе существует свой формат и отбор. Это не всегда совпадает с тем, что мне самому нравится. В таких мероприятиях участвовать почему-то не хочется. Я занимаюсь фотографией профессионально 32 года, и это как-то бьет по самолюбию. Не потому, что я такой великий, а просто нравится сделать своеи показать людям, чем подстраиваться под кого-то. У меня было пять или шесть персональных выставок. Одна из «крайних» — «Глаза войны», которая в прошлом году экспонировалась в Днепровском художественном музее. Еепосетили более двух тысяч человек. До этого была фотовыставка, связанная с гендерной политикой. Я искал по всей области женщин разных профессий, чтобы сделать снимки. Была ещемоя фотовыставка в Доме искусств, посвященная Петриковской росписи и казацким песням, которые ЮНЕСКО включило в список объектов духовного наследия. Там же была выставка «Помнить», посвященная украинцам-участникам различных военных конфликтов, в том числе войны на Донбассе. Я и сейчас готовлю пару проектов, но неполитических. Один из них посвящен Осени. Как будет называться — пока не знаю. И хочу ещесделать выставку с фотографиями кошек. Их все любят, людям такое нравится. А почему бы и нет?

«МОИ ФОТОГРАФИИ И ПЛЕНКИ ХРАНИЛИСЬ В РОДИТЕЛЬСКОМ ДОМЕ. НО КОГДА ОТЦА И БРАТА УБИЛИ, ВСЕ ПРОПАЛО»

— Расскажи немного о себе, как стал фотографом, давно ли занимаешься фотографией?

— В шесть лет я сделал свою первую фотографию. У меня был простенький фотоаппарат «Смена — 8 М». Брат помогал пленку наматывать в кассету, заряжал в фотоаппарат, а я щелкал. Потом вместе с братом сидели и проявляли. А если говорить уже о профессиональных снимках, то с 1987 года начал печататься в газетах — областных и городских, и дело пошло. Я закончил Львовское высшее военно-политическое училище по специальности «военная журналистика». После училища проходил службу на должностях корреспондента, редактора дивизионной газеты и собкора окружной газеты. Когда я приехал в часть, у меня в подчинении был один прапорщик, мы набирали газету вручную, как Ленин «Искру». Но газету таки выпустили, каким путем — другое дело. Служил до 1999 года, а потом ушел в запас. Поэтому я всегда говорю, что я не просто фотограф, а военный фотожурналист. И когда мне объясняют, что нужно снимать на войне, я просто улыбаюсь, потому что прекрасно сам знаю, что и как делать.

ФОТО СЕРГЕЯ ДИВЕЕВА

Сейчас у меня ежегодно добавляется фотоархив на 4 терабайта. Правда, половина моего архива пропала. Сам я родом из Донбасса. Мои фотографии и пленки хранились в родительском доме. Но когда отца и брата убили, все пропало. Это случилось в 2015 году. Мне пришлось искать их тела, вывозить. Они жили под Дебальцево.  Когда пришли дэнээровцы, они окопы вокруг дома нарыли — это Светлодарская дуга, передовая. Мне позвонили и сказали: ищи отца и брата, а где и что не знаем. Там в поселке оставалась одна наша семья. Говорят, что мина прилетела, когда они на улице находились, но человек, который туда ездил, сказал, что стреляли из автомата.  Ещенемного и я бы их не нашел, их бы там похоронили. Мне ехать туда было нельзя. Пришлось искать концы, чтобы вывезти тела. Похоронили отца и брата в Днепре, на Краснопольском кладбище, спасибо помогли советник губернатора Татьяна Губа и волонтёр Наталья Хазан. А мама умерла через год уже в Днепре — мы пытались ее лечить, но не помогло. Брат у меня был один. За три дня до гибели они хотели переехать. Мы разговаривали с братом, но говорить открыто он не мог, потому что телефоны прослушивались.

«В 2015—2016 ГОДАХ Я ИЗ БОЛЬНИЦЫ ИМ. МЕЧНИКОВА НЕ ВЫЛЕЗАЛ»

— Как появилось впечатляющее фото «Капелан. Дмитро Поворотний»?

— С 2015 года, когда я начал сотрудничать с ребятами из «Информационного сопротивления», опять стал работать по военной тематике. Дмитрия Поворотного как священника знаю давно. Мы вместе с ним ездили на Донбасс. Едем туда, где ребята стоят — в окопах или на отдыхе, бывает по-разному. Я стремлюсь показать реалии войны, снимаю то, что есть на самом деле. Это и наши бойцы, и раненые. В 2015-2016 годах я из больницы им. Мечникова не вылазил. Снимал и в военных госпиталях — в Черкасском, в Мариуполе, по «передку» мотался. В основном, посещаю свои родные 93-ю и 25-ю бригады. Большинство офицеров — знакомые, вместе служили, общались — там проще с этим. На войне никакой романтики, война — это кровь, грязь и страх.  И когда люди рассказывают, что они ничего не боялись, шли и воевали — я знаю, что это неправда. Я уже говорил, что проводил авторскую фотовыставку «Глаза войны» — там война показана не через взрывы, не через кровь, не через ранения, а через душу. У меня была мысль показать глаза войны, лик войны и детей войны.  Сделал пока «Глаза войны».

А началось всё, когда первых пленных обменяли. Я увидел глаза одного такого бойца на пресс-конференции — и всё!  Я попробовал их сделать в черно-белом изображении. Вот так и родилась выставка. У меня появилась идея, как подать эти глаза — в зале должны быть зашторенные окна, и на каждую работу должен падать свой пучок света. На всех фотографиях глаза солдат и офицеров, пленных и местных жителей, людей, которые уже погибли и людей, которые ещеживут. У меня есть фотография Дмитрия Яроша, но люди его не сразу узнают. Глаза — они многое показывают. Есть взгляд Дмитрия Поворотного. Это надо видеть, так не расскажешь.

На войне можно сделать очень сильные фотографии. Есть, например, фото, где глава Днепровской епархии Православной Церкви Украины, владыка Симеон стоит перед бойцами на коленях. Он говорил перед бойцами речь, вдруг становится на колени и кланяется. Многие солдаты были в шоке.

А отца Дмитрия я сфотографировал, когда на Краснопольском кладбище бойцов хоронили. Это был март 2017 года, солнце светило, и вдруг снег с ветром сорвался. Я часто снимаю, когда пацанов хоронят. У меня есть снимок, когда хоронили неопознанных бойцов — целый ряд. Стоят копачи и засыпают могилы. Ничего нет — только ямы и люди, кидающие лопатами.

Есть ещеснимок, который я сделал нынешним летом — хоронили разведчика, он подорвался на мине, когда сепаратиста Цемаха вытаскивали через фронт.  Людей было так много, что они руками забросали могилу. Почти всю до краев. Вот это было сильно. Иногда надо предысторию снимка рассказывать, чтобы люди понимали.

У тебя много фотографий с храмами и священниками — ты верующий?

— На войне все верующие. У человека всегда есть страх и вера в бога. Если человек не боится, то все — скоро погибнет, он покойник. Потому что теряешь осторожность, перестаешь следить за обстановкой.  Пропадает защитная реакция — и это хуже всего. Я вот ездил в зону АТО с журналистами, молодыми девочками, они спрашивают: а мы будем на передовой, где стреляют? Пришлось рассказать, что если кричат «ложись», то надо падать даже в грязь, где стоишь. Куда ходить можно, а куда нельзя. Иначе убьют. Мы уезжали, а они увидели перестрелку в темноте — «ой, как красиво». Не все понимают, что может ждать человека на войне всего через секунду.

«ЧТОБЫ СТАТЬ НОРМАЛЬНЫМ ФОТОГРАФОМ, ПРЕЖДЕ ВСЕГО НЕОБХОДИМО ОБРАЗОВАНИЕ И ОПРЕДЕЛЕННАЯ КУЛЬТУРА»

— Сейчас у каждого в кармане мобильный телефон с фотокамерой. Можно сделать не только селфи, но и удачный снимок.  Что нужно для того, чтобы стать хорошим фотографом?

— Фотография — это рисунок светом, так нас учили. Это запечатленный момент, который уже не повторится. А фото может сохранить этот момент на долгие годы. Для меня ещев детстве было настоящим чудом, когда печатаешь фотографии и в ванночке с проявителем вдруг появляется изображение. Как сказка или таинство какое-то. Я часто слышу от людей: вот если бы у меня была крутая аппаратура, то я бы... На это я всегда говорю, что могу просто взять телефон и сделать снимок круче, чем с аппаратурой. Не в этом дело, дело — в голове.  Хорошее фото можно снять, если знаешь, что такое ракурс, как правильно свет поставить, как это будет в конечном результате смотреться. Нужно понимать, что в итоге получится — это немаловажно. Должен быть определенный опыт и учеба, умение нужно развивать. Кроме того, если  человеку дано, то он будет фотографом, а нет, то нет. Меня тянет к этому с детства, мне это нравится и у меня получается. Я считаю, что для того, чтобы стать нормальным фотографом, прежде всего необходимо образование и определенная культура. Помню, когда мы занимались в детском фотоклубе, то нас таскали по выставкам. Не по фотовыставкам, а вообще. У фотографа должен быть кругозор, чтобы понимать, что ты снимаешь. Иначе результата не будет.

— У тебя есть самый лучший снимок, которым ты гордишься, считаешь его профессиональной вершиной?

— Такого снимка не будет никогда, потому что постоянно стремишься к лучшему. А когда уже снял, то понимаешь, что можно было сделать намного лучше.

Вадим РЫЖКОВ, «День», Днепр
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ