В огне переплавляется железо в сталь, в борьбе превращается народ в нацию
Евгений Коновалец, украинский общественно-политический деятель

Евроатлантический разворот Черногории

О потере российского влияния на Балканы
6 июля, 2015 - 17:38
Черногория
ФОТО REUTERS

Несмотря на то, что в украинских дипломатических кругах не считают Балканы в целом, и Черногорию в частности, сколь-нибудь значимым регионом, это не совсем так. Точнее, вовсе не так. Балканские события имеют прямое влияние на поведение России.

Грядущая евроатлантическая интеграция Черногории — если она все же произойдет — не пройдет без последствий для Украины.

С момента ухода в 2003 году российских «миротворцев» из захваченного в 1999-м аэропорта в столице Косово Приштине, влияние России на Балканах неизменно сокращается.

Провозглашение Косово независимым государством было самым значимым в целой череде поражений и неудач.

Отделение Черногории от Сербии путем проведения референдума было сигналом такого же порядка, однако тогда, 9 лет назад, Россия этого не осознала.

Серьезные проблемы в черногорско-российских отношениях впервые возникли два года назад, когда черногорцы отказались строить военно-морскую базу России. (Россиянам нужна была замена порту, находившемуся в охваченной войной Сирии.) По официальной версии — предложение Москвы даже не обсуждали.

Дальше — больше.

Весной 2014 года, после аннексии Крыма, Черногория ввела санкции вместе со всеми европейскими странами — как страна-кандидат на вступление в Евросоюз.

В нынешнем году президент Черногории Филипп Вуянович отказался отмечать День Победы в Москве, и остался праздновать в Подгорице.

И, наконец, самое неприятное для Кремля — уже в этом году Черногория ожидает официального приглашения в НАТО. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг предполагает, что Черногория получит официальное приглашение в декабре 2015 года.

Складывается впечатление, что к нынешнему черногорскому развороту в сторону евроатлантической интеграции в Кремле оказались не готовы. А когда, наконец, осознали эту проблему — выяснилось, что открывать полноценный дипломатический и идеологический «холодный» фронт в дополнение к «горячей точке» на востоке Украины, сил не хватает.

ЭХО БОМБАРДИРОВОК

В целом, поддержка вступления в НАТО составляет в Черногории, по разным данным, от 41,6% до 47% (первая цифра — данные опроса Damar, проведенного с 8 по 14 июня 2015 года, вторая — агентства «IPSOS — Стратегический маркетинг» — опрос проводился с 4 по 11 июня 2015 года).

В то же время, от 39,7% до 41% черногорцев, имеющих право голоса, против вступления в Альянс.

Граждане Черногории, которые не поддерживают вступление страны в Североатлантический альянс, чаще всего поступают так потому, что «НАТО бомбило Сербию и Черногорию». По данным Damar, так считает почти половина настроенных против Альянса респондентов — 45,4%. Как известно, во время боевых действий в бывшей Югославии, НАТО осуществило бомбардировку нескольких объектов на территории нынешней Черногории. Это базы ЮНА (Югославской народной армии) на полуострове Луштица и в Даниловграде, военный аэродром югославских ВВС возле Подгорицы, радары на побережье, мост в селе Мурино в общине Плав на севере страны.

Черногорские политические силы, выступающие против членства в НАТО и продвигающие идею нейтральности или дружбы с Россией — это партия «Демос»  (лидер Миодраг Лекич), партия Новая сербская демократия (Андрий Мандич), Движение за нейтралитет Черногории (Марко Милачич). Есть медиа, придерживающиеся таких же взглядов (газета «Дан»). Есть общественная инициатива Ne u NATO («Не в НАТО»).

Круглые столы в регионах, пресс-конференции, участие в ток-шоу на телевидении, билборды, граффити — вот основные формы антинатовской  агитации. Что касается акций протеста, то через раз к военным кораблям НАТО, которые время от времени заходят в порты Черногории, может выйти небольшой пикет. Или на праздновании годовщины НАТО в Подгорице несколько человек могут постоять с плакатами. На этом протестные активности исчерпываются.

Наиболее последовательными и непримиримыми противниками НАТО являются священники Сербской православной церкви — самой популярной в Черногории. «Нельзя забыть злодеяния, которые НАТО совершило над невинным населением Черногории», — вот цитата из недавнего заявления одного из иерархов Черногорской митрополии Сербской Православной Церкви, епископа Иоанникия.

В ходе своего визита в Подгорицу 11 июня Йенс Столтенберг выразил сожаление по поводу гибели гражданских лиц в ходе бомбардировок Альянсом Югославии. «Я глубоко сожалею о том, что произошло. Хочу выразить соболезнования семьям всех тех, кто потерял близких в 1999 году», — сказал он во время пресс-конференции после встречи с черногорским премьер-министр Мило Джукановичем. Он стал первым генсеком НАТО, который сделал такое заявление.

ЖИЗНЕННО ВАЖНОЕ РЕШЕНИЕ

В качестве главных промоутеров вступления в НАТО выступают правительство во главе с Мило Джукановичем (глава правящей Демократической партии социалистов), спикер парламента Ранко Кривокапич (лидер Социал-демократической партии), руководитель партии «Позитивная Черногория» Дарко Пайович, государственные СМИ, общественные организации (Атлантический союз Черногории, ALFA Centar).

Ключевой для Черногории мотив  вступления в Альянс — самосохранение и обеспечение прочного мира в регионе.

По данным социологического исследования агентства Damar, проведенного с 8 по 14 июня 2015 года, сторонники членства Черногории в НАТО самым важным считают то, что «НАТО будет гарантировать сохранение суверенитета Черногории» (так считают 37,4% респондента) и «НАТО будет гарантировать, что на Балканах не повторится кровопролитие» (33,1%).

Поводы для беспокойства у черногорцев есть. Территориальные претензии соседей к Черногории — обычное дело.

Депутаты в Боснии и Герцеговины некоторое время назад заявили о претензиях БиГ на черногорскую местность Суторина в Боко-Которской бухте. В какой-то момент разногласия между двумя странами достигли такого напряжения, что президент Черногории наложил вето на отправку посла в соседнее государство. В конце концов, конфликт был урегулирован, но не разрешен полностью. Черногорский посол отправился в Боснию и Герцеговину, однако политические силы и общественные организации Боснии и Герцеговины продолжают говорить про обоснованность территориальных претензий и заявляют о необходимости обращаться в международные суды. В какой-то момент в свои территориальные претензии боснийцы добавили еще один район — на севере Черногории. И хотя никаких юридически обязывающих решений власти БиГ не принимали, тема продолжает оставаться актуальной.

Сложнее ситуация с черногорско-косовской границей.

В марте 2014 года демаркация границы между двумя странами была официально завершена. Однако 26 июня нынешнего года парламент Республики Косово принял резолюцию с требованием изменить границу с Черногорией. До того местные жители косовских приграничных сел Печ, Исток и Дечан провели несколько акций протеста, утверждая, что Черногория зашла на 40 км вглубь территории Косово, и теперь они не могут пользоваться своим имуществом, оказавшимся на черногорской стороне.

Принятая резолюция косовского парламента предлагает при определении границ руководствоваться Конституцией СФРЮ 1974 года, согласно которой территория бывшего сербского автономного края Косово включала спорный участок.

Проект решения, предложенный представителем партии Альянс за будущее Косово, поддержало абсолютное большинство депутатов — 72, и только девять парламентариев — от сербских партий — были против. Таким образом, намерения косовских властей вполне серьезные.

Проблемной зоной является и морской шельф.

Граница по морю и суше между Хорватией и Черногорией проходит по временной линии разграничения, обозначенной на карте в начале 2000-х. Принадлежность территорий была определена в ходе переговоров по мирному урегулированию вооруженного конфликта в районе Дубровник — полуостров Превлака.

Не все участки морской границы являются бесспорными, и этот вопрос периодически обостряется. Так, Черногория официально заявляла протест в связи с началом проведения Хорватией разведки месторождений нефти и газа на спорном участке шельфа. А Хорватия настолько была не согласна с маршрутом прокладки электрического кабеля из Италии в Черногорию по дну моря, что итальянской компании пришлось прокладывать коммуникации в обход спорных участков. Это привело к значительному удорожанию проекта и задержке с его стартом.

Если же говорить о более глобальных проблемах, то достаточно будет напомнить, что соседями Черногории являются Сербия и Албания. Проекты и «Великой Сербии» и «Великой Албании» обязательно включают в себя Черногорию...

Вступление в НАТО, как ожидается, если и не снимет все вопросы, то, по крайней мере, облегчит диалог Черногории с соседями.

ПРАКТИКА ВЕРОЯТНОСТИ

Память о прошлой войне и желание избежать новых войн — вот две мотивации, лежащие в основе отношения черногорцев к вступлению в НАТО. Именно соотношение этих убеждений в массовом сознании и решит в конечном итоге вопрос, станет ли Черногория полноценным членом Североатлантического альянса, или же пойдет по пути компромиссов и многовекторности.

Можно уверенно говорить о том, что в ближайшие месяцы российские дипломаты, политтехнологи и агенты постараются усилить свою работу по противодействию планам расширения НАТО. Маленькую балканскую страну в этой ситуации спасает только одно — Россия уже ослаблена войной в Украине и международными санкциями, связанными с украинскими событиями. Сил и средств для специальных операций в других регионах мира остается с каждым днем все меньше.

В этой ситуации Кремль очень рассчитывает на Сербию. Однако руководство этой страны избрало тактику дружбы со всеми. В мае президент Сербии участвовал в торжествах в Москве по случаю Дня Победы, а сербские военные маршировали по Красной площади. Однако незадолго до этого, в марте, Сербия подписала Индивидуальный план партнерства (IPAP) с НАТО. А в апреле страна присоединилась к Механизму гражданской обороны ЕС.

Если Черногории удастся получить приглашение в НАТО и реальную возможность стать членом Альянса, это станет вторым по важности успехом команды Джукановича после позитивных результатов референдума о провозглашении независимости страны в мае 2006 года.

Такой ход событий станет ощутимым ударом для внешней политики России. Какими будут ответные действия Кремля?

Если запаса прочности у России хватит, то Кремль с удвоенной энергией примется «отвоевывать свое» — на Балканах, по всему миру. Ухудшатся и без того непростые отношения с США. Например, первый замглавы комитета Госдумы РФ по международным делам Леонид Калашников предлагает в ответ на приглашение Черногории в члены Североатлантического альянса рассмотреть прекращение сотрудничества с США в сфере поставок титана и выход из договора о стратегических наступательных вооружения (СНВ). Скажется недовольство России и на Украине: требования к Киеву в ходе мирного плана урегулирования конфликта на Донбассе ужесточатся, позиция российской стороны станет еще более непримиримой, а помощь террористам увеличится.

Как далеко могут зайти российские «ответные меры»? Точно не сможет сказать никто. Но все идет к тому, что сил на всемирный реванш у «русского мира» уже не останется.

Наталья ИЩЕНКО
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments