Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, выдающийся украинский государственный и политический деятель, военачальник, последний гетман Украины

Кто может выиграть у Трампа?

Борьба на выборах-2020 ведется в момент кризиса для американской демократии
25 февраля, 2020 - 10:29
БЕРНИ САНДЕРС / ФОТО РЕЙТЕР
ПИТ БУТТИДЖИЧ / ФОТО РЕЙТЕР

Предстоящие в ноябре американские президентские выборы будут важнейшими в современной истории. Если Дональд Трамп, который становится все более авторитарным, мстительным и опасным, выиграет и останется у власти еще на четыре года, это надолго определит судьбу Америки.

В этом году выборы не будут похожи на обычную схватку двух партий, которые различаются, скорее, в нюансах, чем по сути. Однако сначала демократам предстоит выбрать своего кандидата, и на этот раз их конкурс крайне непредсказуем.

Третья попытка бывшего вице-президента Джо Байдена получить высшую должность в стране выглядит не лучше, чем две предыдущие. Байден — это человек, который многим нравится, он порядочный, не подлый и полон эмпатии. Но сама эта способность нравиться вполне может стать причиной электорального провала Байдена. Ему не хватает того, что я называю президентскостью — определенного достоинства и дистанцированности, внушающих чувство, что не стоит ему или ей перечить. Ему также не хватает идей: он напоминает демократам, что был вице-президентом в администрации Барака Обамы, но это мало что говорит избирателям о том, как именно он намерен править.

Точно так же не удивляет тот факт, что выдохлась кампания Элизабет Уоррен. Вначале она на все вопросы отвечала так: «Для этого у меня есть план». Оно хорошо понимает систему внутреннего управления страной и привлекла преданных сторонников. Но она, судя по всему, не понимает, что воплотить в жизнь такое большое количество новых программ невозможно. Некоторые из ее коллег по Сенату, в том числе ее союзники, рассказывали мне ранее об этой проблеме, предполагая, что она не сможет долго оставаться успешной. Им не нравится ее снисходительный подход всезнайки. В ней есть холодность, которую не способны растопить никакие селфи с фанатами.

Сенатор Берни Сандерс тоже является жертвой завышенных обещаний. Он остается наиболее популярным среди самых молодых избирателей. Однако большинство избирателей постарше задаются вопросом, а как он намерен оплачивать все свои обещания, в том числе бесплатное обучение в государственных колледжах и прощение студенческих долгов.

И у Сандерса, и у Уоррен возникла проблема с программой всеобщего медицинского страхования «Medicare для всех». Никто из них не объясняет, как это возможно, чтобы замена программы Obamacare на систему единого (государственного) плательщика не привела к росту налогов на средний класс. Кроме того, некоторые профсоюзы вступают против этой системы, потому что она заменит более качественные планы медицинской страховки, о которых они договорились с работодателями, отказавшись ради этого от других социальных льгот. (Уоррен позднее скорректировала свое предложение, но не очень убедительно).

Фигура Сандерса, называющего себя «демократическим социалистом», вызывает тревогу, потому что сегодня единство партии считается критически важным для победы над Трампом. А идеологическая строгость Сандерса ограничивает численность его сторонников, он не может увеличить свою избирательную базу. Хотя он выиграл в Нью-Гэмпшире, граничащем с его родным штатом Вермонт, он получил там на 50% меньше голосов, чем в 2016 году. Впрочем, пока что нельзя исключать достаточно высокой вероятности, что именно он будет номинирован.

Воспользовавшись помощью политической прессы, ищущей новых сюжетов, а также хорошим выступлением на дебатах, которые прошли за четыре дня до праймериз в Нью-Гэмпшире, сенатор Эми Клобушар финишировала там третьей, назвав это «резким подъемом» (в Айове она была пятой). Но дебаты — плохой индикатор будущего президентства: они помогают протестировать способность нравиться, мастерство и идеи, но мало говорят о темпераменте кандидатов, их проницательности, любопытстве, мудрости, дипломатических навыках.

Пока что рост популярности Клобушар затмевает сложившуюся у нее репутацию (грубость в общении с сотрудниками), которая мешает ей привлекать и удерживать помощников высокого класса. Но помимо этого, Клобушар не хватает идей. Она ссылается на впечатляющий список электоральных побед в Миннесоте, где у нее нет сильной оппозиции, и подчеркивает свое скромное происхождение (дедушка был шахтером). Но она не подчеркивает, какие корпорации ее поддерживают, а среди них есть аграрный бизнес-гигант Cargill, крупнейшая непубличная компании Америки — и одна из самых неоднозначных.

38-летний Пит Буттиджич стал самым неожиданным феноменом этой гонки, благодаря своему острому уму и необычному хладнокровию. Соперники высмеивают его политический опыт — он был мэром небольшого городка Саут-Бенд в штате Индиана. Однако этот опыт помог ему лучше узнать, как именно работают федеральные программы. Буттиджич, записавшийся добровольцем в армию и служивший в Афганистане, уделяет больше внимания внешней политике, чем большинство его соперников (за исключением Байдена). Он преподносит с апломбом тот факт, что он гей и женат на мужчине. Он полон сарказма и может тонко уколоть оппонента в манере, напоминающей Обаму.

Но достаточно ли всего этого, чтобы победить? Билл Клинтон демонстрировал эмпатию. Американцы видели, как Обама плакал после массового убийства в начальной школе Сэнди-Хук в 2012 году. Трудно представить себе плачущего Буттиджича. Он может в итоге оказаться похож на эмоционально сдержанного консультанта McKinsey, которым когда-то и был. Все это, а также спорные кадровые решения, которые он принимал, будучи мэром, подчеркивает, с какими трудностями он сегодня сталкивается в привлечении поддержки со стороны избирателей из меньшинств. Конечно, можно представить себе, как острый ум Буттиджича и его мгновенное чувство юмора заставляют нервничать Трампа, но совершенно неизвестно, готовы ли американские избиратели в целом принять кандидата гея столь же охотно, как это делают избиратели Демпартии на праймериз.

Как только рейтинг Майка Блумберг, трижды избиравшегося мэром Нью-Йорка, начал расти в опросах общественного мнения, его тут же подвергли пристальному анализу, поднимая вокруг него волны негатива. Например, его обвинили в расизме (по сути, из-за осуществлявшейся им на посту мэра программы «Стоп-обыск»), а также в деловых методах, дискриминирующих женщин. Вспомнили и о вульгарных заявлениях, которые он делал до того, как стал мэром. Тем не менее, Блумберг использует свое огромное богатство для самостоятельного финансирования предвыборной кампании и для создания важных альянсов, финансово помогая кандидатам на выборах и предлагая гранты на тренинги для мэров городов (большинство из них чернокожие), а также содействуя продвижению женщин.

Кроме того, руководящий опыт Блумберга, а также его спокойная компетентность делают его кандидатуру привлекательной для многих людей. Впрочем, его главный плюс в том, что он считается лучше всего подготовленным для победы над Трампом. Тот явно обеспокоен перспективой борьбы с намного более богатым противником (и, судя по всему, знающим о неблаговидных деловых методах, которые Трамп применял в Нью-Йорке).

Возможность покупать политическое преимущество, возможно, не является справедливой или правильной. Однако Трамп — это фигура, вызывающая настолько сильную тревогу, что многие избиратели пока что готовы закрыть глаза на факты, которые в ином случае они бы никогда не простили. Причина в том, что борьба на выборах-2020 ведется в момент кризиса для американской демократии.

Элизабет ДРЮ, журналист и автор книги, которая недавно вышла, «Вашингтонский журнал: Репортаж о Вотергейти и падении Ричарда Никсона».

Элизабет ДРЮ, Проект Синдикат для «Дня»
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ