Выгодная империи политика полного "единообразия" не может иметь ничего общего с языковой политикой унитарного национального государства
Игорь Калинец украинский поэт, прозаик, диссидент, политзаключенный

Оккупация отменяется?

«Румынский вопрос» оказался сложнее, чем казалось
28 января, 2020 - 10:42

Киев устроил кризис в отношениях с Бухарестом, но быстренько его «розрулил» благодаря вовремя найденному «стрелочнику». Однако на самом ли деле проблема «оккупированной Буковины» заключалась в неправильном переводе, и ее уже можно считать решенной?

СОЮЗЫ БОЛЬШИЕ И МАЛЫЕ

Годовщину Создания «Малого союза» — Объединение Румынских княжеств Молдовы и Волощины, ежегодно отмечают в Румынии 24 января. В этот день в 1859 году Александру Иоанн Куза — избранный за неделю до этого правителем Молдовы — был единогласно избран членами Избирательной ассамблеи в Бухаресте главой Волощины и провозглашен правителем Объединенных княжеств. Таким образом, де факто состоялось объединение двух княжеств в одно унитарное национальное государство. Через три года, 24 января 1862 года, новое государство было международно признано и получило название Румыния.

Происхождение «Малого союза» считают первым этапом создания единого румынского государства. Вторым стало появление на карте мира Румынии в границах «Большого союза» (Marea Unire) в 1918 г., во время правления короля Фердинанда. Тогда, 102 года назад, состоялось — как написала Всемирная служба Радио Румыния — «объединение с Родиной исторических провинций с преимущественно румынским населением». Среди которых была и северо-восточная Буковина.

В этом году, накануне уже 161-й годовщины «Малого союза», румыны как всегда готовились торжественно отмечать важную для них дату. В музеях, на выставках, в СМИ и на официальных мероприятиях вспоминалась история Румынии, и не только 1859-й, но и 1918-й год. Подготовка к празднованию шла своим ходом, как вдруг соседняя страна — то есть Украина — решила устроить соседям буквально исторический «холодный душ». В своем обращении по случаю Дня соборности Президент Владимир Зеленский решил напомнить, что 102 года назад Северную Буковину — «заняли» румыны. На английский на сайте Президента перевели это выражение с использованием слова occupied, которое, соответственно, можно перевести более жестко, то есть не «заняли», а «оккупировали».

НЕУМЕСТНАЯ «ОККУПАЦИЯ»

Большинство румынских медиа немедленно сообщили о том, что Президент Украины обвинил Румынию в оккупации Буковины. Произошел громкий скандал.

В Киеве могут с этим не соглашаться, но Бухарест считает, что присоединение Северной Буковины к Румынии после Первой мировой войны было поддержано местными жителями, закреплено послевоенными международными договорами, и потому является вполне законным и легитимным. Как отметили, комментируя заявление украинского Президента, румынские медиа, 28 ноября 1918 г. «Генеральный конгресс Буковины» провозгласил Союз с Королевством Румыния, и это объединение было подтверждено победителями Первой мировой войны, которые 10 сентября 1919 года подписали Сен-Жерменский мирный договор, где зафиксировали новый статус региона. Поэтому возмущение Зеленского по поводу «оккупации Румынией Северной Буковины», да еще и накануне праздника объединения, выглядело с точки зрения румын более чем неуместным.

Министерство иностранных дел Румынии начало требовать от украинской стороны объяснений. «Румынская сторона требует разъяснений относительно упоминаний о Румынии, которые появились в недавней публичной речи Президента Украины, удивлена ими и отмечает необходимость правильного понимания истории», — отметило в пресс-релизе внешнеполитическое ведомство. Секретарь румынского МИД даже «вызывал на ковер» украинского посла в Бухаресте.

Киев не стал спорить по существу вопроса. Посол Украины в Румынии Александр Баньков на своей странице в «Фейсбуке» объяснил, что в украинской версии обращения речи об оккупации нет, а все дело в ошибке перевода на английский язык.

Перевод очень быстро исправили, использовав вместо слова «оккупировали» (occupied) слово «заняли» (taken).

Румыния якобы была довольна и больше претензий к Украине не выдвигала.

Так что, конфликт исчерпан? Кажется, что так. Но проблема, которая его в действительности вызвала, осталась, и неизвестно, когда и где она о себе снова напомнит.

«СТРАШНАЯ» РУМЫНИЯ

В действительности президентские переводчики не ошиблись — Украина на официальном уровне действительно как правило  характеризует события более чем столетней давности как «оккупацию». Этот термин можно найти в официальных материалах на сайтах государственных институтов, в научных работах и даже в современных учебниках.

Отечественные медиа, даже государственные, регулярно печатают статьи с резкой критикой Румынии за ее поведение в 1918 году. Встречаются материалы, просто переполненные пресловутым «языком вражды». Можно привести небольшие цитаты из подобных текстов, чтобы было понимание, о чем идет речь.

«...выстроенные схемы о «демократическом характере «Великого объединения» Румынии» мгновенно разрушаются, если вспомнить, как именно территории Северной Буковины и Бессарабии вошли в ее состав.

Путь этого вхождения почти идентично был повторен режимом Путина в 2014 году в отношении Крыма — военная аннексия и последующая оккупация».

«Румыния ...выпустила в обращение юбилейные монеты с изображением бывшей митрополичьей резиденции (теперь — корпуса Черновицкого национального университета), посвященные 100-летию захвата украинской Северной Буковины румынскими агрессорами».

Это цитаты из публикации Украинского государственного информационного агентства Укринформ за два последних года.

В официальных документах, учебных пособиях и научных исследованиях высказывания немного менее яркие, но термин «оккупация» по отношению к событиям 1918 года на Буковине употребляется регулярно.

Таким образом, очевидно, что и переводчики, и спичрайтеры Офиса президента не ошибались — они просто воспроизвели существующие шаблоны и использовали традиционную в определенных кругах терминологию. Не подумав и не спрогнозировав, что подобные заявления об «оккупированной Буковине» из уст главы государства накануне румынского праздника объединения обязательно приведут к резко негативной реакции Бухареста.

«НАПАДЕНИЕ» МАТИОСА

Правда, предыдущая власть позволяла себе и не такие выпады в сторону соседнего государства. В июне прошлого года тогдашний Главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос на своих странице в «Фейсбук» объявил, что 4 июня собирает совещание с руководством силовых структур по поводу «провокативного видео» из социальных сетей о том, как в 2022 году Румыния может оккупировать украинскую Буковину. Генеральная прокуратура Украины открыла роизводство по этому ролику, Служба безопасности занялась досудебным следствием. Но Иван Баканов, тогда — новоназначенный первый заместитель главы СБУ, заявил, что считает вопросом, стоит ли вообще привлекать большое внимание к подобным видео. Дело, как говорят, «спустили на тормозах».

Когда в ноябре прошлого года начальник Генерального штаба Руслан Хомчак свой первый визит за границу на двустороннем уровне осуществил именно в Бухарест, а 1 декабря украинская делегация приняла участие в праздничных мероприятиях и военном параде по случаю Национального дня Румынии, казалось, что украинско-румынские отношения стали более конструктивными и более доброжелательными.

Но вдруг в начале нового года выступление Зеленского снова сделало отношения Киева и Бухареста напряженными.

Почему так произошло? В Румынии некоторые комментаторы расценили выступление Зеленского как сознательную попытку послать националистический месседж патриотическим кругам внутри Украины. Но в это не очень верится. Дело в том, что речь украинского Президента на День соборности стала продолжением его новогоднего послания к украинцам о важности толерантности и поиска общих ценностей (этот принцип даже получил в народе название «какаяразница»). Было бы странно, если бы глава государства настраивал украинцев на мир, дружбу и единение с жителями Украины всех национальностей, кроме румын, а также поляков и чехов со словаками, о территориальных приобретениях которых в 1918 году он тоже вспомнил в своем обращении 22 января.

В конце концов, какой бы ни была причина, которая заставила Зеленского вдруг заговорить на очень сложную историческую тему, он точно не учел одного важного обстоятельства — Румыния теперь Украине точно не враг. (Эту мысль, кстати, было бы хорошо усвоить и украинским медиа.)

НЕНУЖНАЯ ПОЛЕМИКА

В условиях, когда Украина вынуждена бороться с агрессором на Востоке, «разжигать вражду» в отношениях с соседями на Западе точно не является целесообразным и продуманным шагом. Тем более что с другими европейскими соседями у нас и так отношения далеки от идеальных. С Польшей мы спорим из-за героев, с Венгрией — из-за языка.

Тут нельзя не согласиться с бывшим министром иностранных дел Румынии Кристианом Дьяконеску, который в эфире одного из телеканалов, комментируя высказывание Президента Украины, подчеркнул, что украинскому государству нужен определенный уровень безопасности, а не полемика со своими соседями.

«Я думаю, что на данный момент Киев должен более рационально смотреть на то, как он относится к соседним государствам, особенно с точки зрения серьезных безопасностных проблем, которые у него есть. Я убежден, что Украине нужны друзья в регионе, особенно те, кто может в той или иной форме влиять с евроатлантической точки зрения на безопасность в регионе», — заявил экс-министр, отметив, что интересы безопасности Украины требуют несколько более мудрых подходов к соседним государствам.

Больше румынская сторона к скандальной речи Зеленского пока не возвращалась. Очевидно, Бухаресту было достаточно признания официальным Киевом ошибки, пусть и «ошибки стрелочника», то есть «переводчика». Сегодня Румыния явно не хочет обострять отношения с Украиной, потому что наше государство — и они это точно понимают — нуждается в их помощи как страны — члена ЕС и НАТО. Осталось надеяться, что это очевидное, в принципе, мнение будет в дальнейшем учтено и украинскими переводчиками, спичрайтерами и спикерами.

Наталья ИЩЕНКО
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ