Первый попавшийся лжец и обманщик может развалить целое государство, тогда как упорядочения вещей даже в одном доме невозможно без благодати Божией.
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман Войска Запорожского

Джеффри ПАЙЕТТ: «Я могу вас заверить в самой мощной поддержке правительством Соединенных Штатов украинского народа»

25 июля, 2014 - 12:22
Джеффри ПАЙЕТТ
БОНУС ДЛЯ ЛЕКТОРА ЛЕТНЕЙ ШКОЛЫ: ЛАРИСА ИВШИНА ВРУЧИЛА ДЖЕФФРИ ПАЙЕТТУ ФУТБОЛКУ ОТ «ДНЯ» / ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Cитуация, спровоцированная агрессией России на востоке Украины, обнаружила настоящих друзей нашей страны. Ими, в частности, стали Соединенные Штаты, которые сразу же назвали вещи своими именами и заявили об однозначной поддержке Киева в конфликте с террористами, которых всячески поддерживает Кремль.

Позавчера в гостях в редакции побывал Посол США в Украине Джеффри ПАЙЕТТ. Он пообщался с участниками Летней школы журналистики «Дня» и ответил на их вопросы. О позиции Вашингтона в украинско-российском конфликте и о том, что означает для Украины статус союзника США не-члена НАТО, — читайте в интервью с Джеффри Пайеттом.

Посол Соединенных Штатов в Украине Джеффри Пайетт демонстрирует, в буквальном смысле, гиперактивность. Он постоянно встречается с украинскими чиновниками, комментирует события, связанные с кризисом на востоке Украины и, в частности, в связи с тем, что был сбит пророссийскими террористами малайзийский авиалайнер. Несмотря на то, что в эту среду у господина Пайетта был ряд встреч и несколько интервью западным медиа, он нашел время, чтобы посетить редакцию «Дня». Посол познакомился с проектами газеты, в частности с таким социально важным, как Летняя школа журналистики «Дня». Во время общения со студентами он прямо сказал, что именно Россия является виновником кризиса на востоке Украины. Предлагаем нашим читателям текст беседы с Джеффри Пайеттом.

«УКРАИНА ПОСТОЯННО ПОДВЕРГАЕТСЯ ДАВЛЕНИЮ СО СТОРОНЫ РОССИИ»

Марьяна БОЛОБАН, Львовский национальный университет (Белая Церковь):

— Нужно отдать должное вашей стране. Она активнее ЕС действует в отношении России, введя санкции фактически третьего уровня. С другой стороны, ЕС не очень горит желанием вводить этот третий уровень. Достаточно ли решительности США, чтобы остановить Путина, который вчера заявил, что «нынешние сценарии развития ситуации в Украине неприемлемы и контрпродкутивны, дестабилизировали обстановку в мире» и при этом Россия, и это известно всем, не выполняет ни Женевские, ни Берлинские договоренности, согласно которым она должна прекратить поток оружия и боевиков на территорию Украины?

Дж. П.: — Благодарю за вопрос и за ваши позитивные комментарии относительно роли Соединенных Штатов. Фундаментальный принцип политики Президента Обамы, который руководит нашей политикой относительно Украины, очень простой. Он заключается в том, что лишь народ этой страны может определять ее будущее. Наши усилия отвечают этому постулату. К сожалению, по крайней мере, во время моего пребывания здесь в качестве посла, Украина постоянно подвергается давлению со стороны России. Год назад это началось с запрещения на поставку шоколада «Рошен», потом продлилось информационной войной о якобы негативных последствиях сближения Украины с Европой. А затем дошло до того, что появился в этом давлении и большой военный компонент. Сначала — вторжение, оккупация и последующая незаконная аннексия Крыма с помощью российских военных. Позже, это инфильтрация российских разведчиков и военных офицеров с целью создать хаос в Восточной Украине. А в последнее время, это российская военная кампания, которая включает перебрасывание в Украину через границу российского вооружения, в том числе бронетанковой техники и ракетных систем. Данные нашей разведки свидетельствуют о том, что в России созданы центры подготовки для сепаратистов. Мы знаем, что самолет Малайзийских авиалиний был сбит ракетой «земля-воздух», которая была запущена из контролируемой сепаратистами территории. И мы знаем, что даже после трагедии, которая произошла в прошлый четверг, российская трансграничная военная поддержка сепаратистов продолжается.

Президент Обама очень четко высказался относительно того, что мы осуждаем эту российскую поддержку сепаратистов, боевиков и о том, что мы готовы использовать инструмент санкций для того, чтобы Россия заплатила самую высокую цену за свою политику. Мы хотели бы двигаться в этом деле вместе, синхронно с нашими европейскими партнерами, мы думаем, что совместные усилия приносят больший эффект. Но мы также готовы действовать и самостоятельно. Я хочу подчеркнуть — это не санкции именно ради санкций. Это санкции для того, чтобы создать политическое пространство для украинского народа, в котором он мог бы сам выбирать свою судьбу.

Константин ЦЕНЦУРА, Запорожский национальный университет (Кривой Рог):

— Вчера СМИ сообщили со ссылкой на разведку США, что «Боинг-777» на Донбассе боевики могли сбить ошибочно, а как бы сбили украинский пассажирский самолет. Разведчики также не могут сказать, что боевиков, которые запустили ракету, тренировала Россия. Повлияет ли это на настроенность США наказать виновных, тех, кто конкретно реализовал это преступление и его организаторов, как об этом позавчера заявил президент Обама?

Дж. П.: — Это собственно как раз то, что должна установить Международная комиссия. Мы знаем, что Россия имеет самые тесные связи с сепаратистами. То есть в определенном смысле не суть важно гражданство того человека, который нажал на пусковую кнопку, — было ли оно российским или украинским. Просто этот «пуск» стал причиной ужасной трагедии. Большинство руководителей ДНР — это российские граждане, а многие из них — сотрудники российской разведки. Расследование должно установить, кто непосредственно был в иерархии передачи тех распоряжений, которые привели к этой трагедии. Мы провели независимое расследование телефонных разговоров, в которых фигурировал Безлер. Мы убеждены, что это аутентичная запись. Еще хочу отметить, что место катастрофы должно быть неприкосновенным и охраняемым. Международным следователям должен быть предоставлен беспрепятственный постоянный доступ, и они должны докопаться до сути этих вопросов.

«США НЕ РАССМАТРИВАЮТ УКРАИНУ КАК КАКОЙ-ТО ПРИЗ В ИГРЕ МЕЖДУ ВАШИНГТОНОМ, МОСКВОЙ, БРЮССЕЛЕМ»

Алена ВИШНИЦКАЯ, Национальный университет «Киево-Могилянская академия» (Киев):

— Вчера в интервью Си-Эн-Эн президент Украины Петр Порошенко заявил, что для решения проблем безопасности ныне есть основания для обращения в Конгресс США о предоставлении Украине специального статуса — главного союзника НАТО, как Израилю, Австралии и Филиппинам. Не могли ли бы вы объяснить, что этот статус означает или что США ожидают от Украины как партнера?

Дж. П.: — США считают Украину своим стратегическим партнером. Но конкретное предложение, о котором вчера говорил президент Порошенко, — это новая идея. Для нас самое главное, чтобы украинский народ сам определился по поводу того, каким путем он хотел бы двигаться, чтобы гарантировать свою безопасность. Я хочу подчеркнуть, что Соединенные Штаты не рассматривают Украину как какой-то приз в игре между Вашингтоном, Москвой, Брюсселем, в которой если кто-то выигрывает, то кто-то и обязательно проигрывает. Одна неизменная вещь относительно Украины — это ее географическое положение. Украина будет всегда нуждаться в каком-то роде отношений с Россией. Но, как я сказал в самом начале, выбирать должна не Москва. Этот выбор — за украинцами. Я могу вас заверить в самой мощной поддержке правительством Соединенных Штатов украинского народа в этом процессе.

І, насамкінець, вже за традицією, після завершення розмови учасники Літньої школи

«США БУДУТ НАДЕЖНЫМ ДРУГОМ УКРАИНЫ В ТОМ, ЧТОБЫ УКРАИНА САМА ВЫБИРАЛА СВОЮ ОРИЕНТАЦИЮ В ПЛАНЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО И ЭКОНОМИЧЕСКОГО ВЫБОРА»

Марта ФРАНЧУК, Национальный университет «Киево-Могилянская академия» (Тернополь):

— Одни эксперты говорят, эта катастрофа стала пробуждением для Запада в частности в плане пересмотра политики относительно России. Збигнев Бжезинский отметил, что Путин начал холодную войну, другие считают, что эта ракета положит конец гибридной войне в Украине, которую развязала Россия, пытаясь дестабилизировать ситуацию в нашей стране и фактически сделать ее своим сателлитом. Как оцениваете вы эту ситуацию и разделяете ли вы мнение экспертов, что Обама должен публично признать, что политика его администрации относительно России провалилась, что российская «перезагрузка» мертва и США должны задействовать новую стратегию относительно России и признать Россию стратегическим конкурентом с дестабилизирующим влиянием в регионе?

Дж. П.: — В вашем вопросе содержится много вопросов. Давайте «распакуем» его. Во-первых, я считаю, что правила игры изменились. Трагедия малазийского самолета привлекла внимание всего мира и осветила глубокое дестабилизирующее влияние России на ситуацию в Украине. Когда я ехал на встречу с вами, я просматривал твитер министра иностранных дел Швеции Карла Бильдта о дебатах, которые ныне проходят в Брюсселе между европейскими лидерами. Что касается «перезагрузки», так же, как Украина не может изменить свое географическое положение, так и Соединенные Штаты Америки не могут изменить факт того, что в США и России определенные глобальные интересы, которые коррелируются, и того, что через Беринговый пролив и Аляску мы фактически тоже являемся соседями. Также обе наши страны являются постоянными членами Совета Безопасности ООН. И мы должны добиваться, чтобы наши отношения оставались рабочими. Я бы надеялся, что в будущем наш диалог с Россией поможет доказать идею того, что Россия не должна чувствовать, что ей чем-то угрожает Украина, которая развивается, как демократическое государство, укрепляет свои институционные связи с Европой и превращается в более привлекательный экономический рынок, в том числе и для российских компаний. Для меня одной из наибольших загадок во время моего первого года работы в Украине было то, что в стране, где Россия имеет так много влияния мягкой силы, Кремль прибегнул лишь к использованию своей жесткой силы. Четко подчеркиваю, что Соединенные Штаты будут надежным другом Украины в том, чтобы Украина сама выбирала свою ориентацию в плане политического и экономического выбора. Одним из высших моих приоритетов здесь является и остается всяческая поддержка подписания Украиной ассоциации с ЕС и ее имплементации.

Наталія ВУЙТІК, Національний університет «Києво-Могилянська академія»:

«СЕГОДНЯШНИЙ КРИЗИС ИМЕЕТ ШТАМП «ПРОИЗВЕДЕНО В РОССИИ»

Юлия БАЛКА, Донецкий национальный университет:

— Не считаете ли вы, что Запад должен признать свои ошибки и вину в аннексии Крыма Россией и в том, что до сих пор на Востоке Украины продолжается война? Ведь из-за позиции Франции и Германии НАТО не смогло предоставить Украине ПДЧ на Бухарестском саммите 2008 года, и кроме того, три страны НАТО: США, Великобритания и Франция подписали Будапештский меморандум, который гарантировал территориальную целостность Украины.

Дж. П.: — Я, наверное, оставлю историкам право определить, кто в чем виноват. Моя же задача — это абсолютно четко дать понять, что мы поддерживаем самостоятельный выбор Украины в очерчивании пути ее дальнейшего развития. Что же касается ответственности, то здесь ответ очень простой. Владимир Путин направил войска в Крым, он же в марте принял решение начать кампанию дестабилизации на Востоке Украины и прибег к дальнейшей эскалации конфликта. Поэтому сегодняшний кризис имеет штемпель «Произведено в России».

Наталия ВУЙТИК, Национальный университет «Киево-Могилянская академия» (Кировоград):

— Недавно Петр Порошенко обратился к Конгрессу США с призывом признать ДНР и ЛНР террористическими организациями, готовы ли США на такой шаг?

Дж. П.: — Мы уже включили ДНР и ЛНР в список организаций, в отношении которых действуют американские санкции. Введены персональные санкции против таких лиц, как Игорь Стрелков (Гиркин) и других лидеров ДНР. И этот процесс еще не закончился. Вопрос официального определения этих организаций как террористических есть в повестке дня. Однако здесь замешены еще и некоторые важные правовые вопросы, которые еще окончательно не решены. Я хотел бы указать на то, что некоторые другие страны сейчас рассматривают подобные вопросы. Как и по другим вопросам в течение всего этого кризиса, мы будем пытаться как можно теснее скоординировать наши действия в этом отношении с нашими европейскими союзниками. И тот факт, что почти 200 граждан Голландии стали жертвами последней трагедии с самолетом, является серьезным фактором по этому делу.

Анастасия ПАНЧЕНКО, Кировоградский институт развития человека «Украина» (Кировоград):

— Для Украины критически важно, чтобы Mistral не были переданы России. Такую точку зрения разделяют страны Балтии, Польша, а также США. Как вы можете сделать так, чтобы эти корабли не попали агрессору? Есть ли какие-то варианты решения этого вопроса?

Дж.П.: — Я, прежде всего, скажу, что мы очень четко выразили свою позицию, что в данных условиях такая транзакция является очень неуместной и вредоносной. Но хочу отметить, что у Франции есть свое суверенное правительство, которое будет принимать свои решения по этому вопросу. Я знаю, что у президента Порошенко есть очень хорошие связи в Париже, и я думаю, что украинское правительство и народ и в дальнейшем будет четко проявлять свою позицию в этом вопросе. Я очень надеюсь, что эти усилия повлияют на окончательное решение Франции. Мы неоднократно отмечали, что сейчас не то время, когда с Россией можно вести дела как обычно.

«ЭНЕРГЕТИКА — ЭТО ОДИН ИЗ ВАЖНЕЙШИХ ВОПРОСОВ ПОЛИТИКИ И БЕЗОПАСНОСТИ, КОТОРЫЙ СТОИТ ПЕРЕД УКРАИНОЙ»

Михаил ДРАПАК, Донецкий национальный университет:

— Соединенные Штаты традиционно выступают за то, чтобы Украина имела энергетическую независимость. Каким образом может происходить сотрудничество наших стран в этой области и какое место для энергетических американских компаний вы видите на нефтяном рынке Украины: участие в консорциуме по управлению ГТС, совместное предприятие по производству ядерного топлива, добыче сланцевого газа или, возможно, что-то другое?

Дж. П.: — Все вышеупомянутое. Энергетика — это один из важнейших вопросов политики и безопасности, который стоит перед Украиной сегодня. За 23 года независимости Украины именно энергетика была тем рычагом, который позволял России влиять на Украину и, я бы сказал, ослаблял ее политические позиции и позиции безопасности.

Хорошая новость в том, что за последние несколько лет США тоже пережили энергетическую революцию. В настоящий момент мы фактически превратились в экспортеров энергоресурсов. В этом особую роль играет экспорт сланцевого и сжиженного газа.

Первоочередной задачей для Украины является создание прозрачной среды по принципам верховенства права, в которой не будет коррупции, а капиталовложения будут приносить честные прибыли. Именно в энергетическом секторе происходила наибольшая концентрация политической коррупции в Украине за все годы независимости. Если бы эту сферу могли переформировать таким образом, чтобы дела велись более прозрачно и честно, это открыло бы колоссальные возможности.

Есть также огромные перспективы в области энергосбережения. Мы в США добились серьезных результатов благодаря внедрению более эффективных газовых турбин, более надежной теплоизоляции жилья и более действенному использованию энергии на промышленных предприятиях.

Пока Украина мало инвестирует в этот сектор, потому это огромное пространство для деятельности, направленной на увеличение энергоэффективности. Нужно улучшать энергоэффективность и сохранять ресурсы. Инвестиции именно в это могут дать очень быструю отдачу, буквально в течение нескольких месяцев. Говоря о более длительной перспективе, конечно, Украина имеет хорошие условия и потенциал для добычи сланцевого газа, как на Востоке, так и на Западе страны. Американские компании имеют большую заинтересованность в диверсификации украинского цикла ядерного топлива. Есть хорошие шансы, что американские компании смогут принимать участие в развитии сектора восстанавливаемой энергетики, таких, как солнечная или ветровая. И мы в настоящий момент сотрудничаем с нашими европейскими партнерами для того, чтобы увеличить объемы реверсивных поставок газа из Европы в Украину, и это поможет Украине уменьшить свою зависимость от трубопроводного газа из России в кратчайшие сроки. Президент Обама когда-то сказал, что политика Соединенных Штатов относительно своей энергетической независимости должна базироваться на всех перечисленных возможностях. И точно такой подход должен применяться и в Украине.

Влада СОЛОВЬЕВА, Киевский политехнический институт:

— Украина является одной из самых развитых стран в области IT-технологий, однако у нас до сих пор нет представительства Apple. Как вы думаете — почему? И есть ли возможность развития сотрудничества между американскими и украинскими ІТ-специалистами.

Дж. П.: — Что касается последней части вопроса — конечно, есть. Вы правильно очертили потенциал Украины в этой области. На меня очень большое впечатление производили трудовые ресурсы и технические возможности Украины, в частности во время моих поездок в Днепропетровск, где вы имеете такие примеры, как «Южмаш» (Южный машиностроительный завод) с его высококлассными технологиями в космической отрасли и с которым мы уже имеем конкретное сотрудничество. Ведь «Южмаш» производит большую часть ракеты, запуск которой осуществляет американская компания Orbitalsciences с побережья штата Вирджиния для снабжения Международной космической станции. Также в Украине есть замечательный опыт работы ее IТ-сектора и программистов, в частности, на аутсорсинге, например, во Львове. Есть подобные компании и в Харькове. И наибольшее препятствие для дальнейшего сотрудничества в этой области — это не наилучшая репутация Украины в защите прав интеллектуальной собственности. Собственно, именно по этой причине в Украине еще нет официального магазина Apple. Хорошая новость заключается в том, что сейчас в администрацию президента Порошенко назначен чиновник, который будет отвечать за вопрос электронного правительства и развитие технологий. Дмитрий Шимкив, занявший эту должность, перед этим был руководителем офиса Microsoft в Украине. Я также имел беседу с Виталием Кличко на тему электронного управления в Киеве. Сегодня утром я общался со своим коллегой послом США в Эстонии, и он мне сообщил, что их правительство заинтересовано в работе с правительством Украины в области разработки компьютерных программ для электронного управления, в которой Эстония является мировым лидером. Переход к электронному управлению — это мощное оружие против коррупции. Я думаю, здесь мы имеем характеристику многих аспектов Украини: ми довольно четко видим очень хорошие решения, но вызов перед вами, перед СМИ заключается в том, чтобы разоблачать и преодолевать тех, кто наживается на сохранении старых моделей управления, оставшихся еще с советских времен. Украина должна быть очень зажиточной страной, ведь это одна из крупнейших стран Европы, она имеет одни из лучших сельскохозяйственных угодий в мире, у нее замечательные человеческие ресурсы. Теперь вы еще подписали Соглашение об ассоциацию. Тот факт, что вы имеете границы с четырьмя полноправными членами ЕС, предоставляет возможность превратить это сотрудничество в конкретные денежные прибыли. Но внедрение новых технологий должно быть важным элементом в дальнейшем развитии страны.

«ОТВЕТ УКРАИНСКИХ СМИ, В ЧАСТНОСТИ «ДНЯ», В ПЛАНЕ ОСВЕЩЕНИЯ МЕССИДЖА НАЦИОНАЛЬНОГО ЕДИНСТВА, БЫЛ ОЧЕНЬ ПРАВИЛЬНЫМ»

Лариса ИВШИНА: — Пан Посол, вы сказали о роли медиа, и мне кажется важным еще обсудить один вызов. Перед началом силовой агрессии России против Украины мы наблюдали целый каскад спецопераций. Очевидно, что медиа России — об этом говорят наши авторы-москвичи, которые против Путина, — стали войсками специального назначения. Мы видим, что они действуют и на территории Европы. Даже замахиваются работать на территории США и Канады, так как то, что называется Russia Today, вряд ли можно назвать журналистикой. Что можно этому противопоставить? Многие люди говорят, что это нужно просто запрещать, другие говорят, что нужно усложнять процедуру лицензии. Они не могут быть бесплатно в кабельных сетях, ведь такая разрушительная работа требует потом огромного процесса реабилитации пораженных этими информационными войсками, что мы видим на примере Донецкой и Луганской областей. Каковы ваши советы, то ли сделать вид, что они профессиональные журналисты, то ли признать их оружием?

Дж. П.: — Это действительно чрезвычайно важный вопрос. Кремль во время всего этого конфликта использовал медиа как оружие. Я не думаю, что просто снятие каналов с эфира — это правильный ответ. Но что критически важно — это создание альтернативы. Я помню, в марте-апреле, когда началась дестабилизация на Донбассе, российские СМИ как могли убеждали русскоязычных жителей региона в том, что для них физически имеется угроза от Киева, что в Киеве произошел фашистский переворот и что «Правый сектор» и другие праворадикальные группы двигаются к Востоку, чтобы забирать собственность, насиловать женщин и запрещать людям разговаривать на родном языке. Я думаю, что ответ украинских СМИ, в частности «Дня», в плане освещения месседжа национального единства был очень правильным, потому что московские СМИ, российские СМИ пытались посеять раздор в народе. И потому лучший ответ на эту информационную войну — это не выключать их, а создавать честные альтернативы и заслуживать доверие. У Украины уникальная история, в которой есть позитивная доля.

М. С.: — Вы видите, многие страны пытаются договориться относительно создания зоны свободной торговли. А может ли идти речь о зоне свободной торговли между Украиной и США?

Дж. П.: — Я возвращаюсь тут к Соглашению об ассоциации между Украиной и ЕС. Ведь мы, Соединенные Штаты, сейчас находимся в процессе согласования с Европой соглашения о партнерстве, торговле и инвестициях. Это Трансатлантическое соглашение станет самым амбициозным, самым крупным в мировой истории соглашением в отрасли торговли и инвестиций. Ведь оно соединит два гигантских экономических блока: NAFTA, то есть Североамериканскую зону свободной торговли, и Европейский Союз. Но есть важная деталь. Поскольку равные налогообложения таможенных тарифов в зоне NAFTA и в зоне ЕС невысокие и не очень отличаются, то здесь главный вопрос не в согласовании таможенных тарифов. Самое важное — это согласование регуляторных стандартов и нормативов, например, безопасности для здоровья потребителей и так далее. Их согласование сделает возможным свободное движение товаров. Это огромный проект. И если мы добьемся успеха, то он будет иметь колоссальное влияние. Теперь возвращаемся к Украине. Трансатлантическое партнерство — это как объединение двух сверхмощных железнодорожных поездов. Соглашение об ассоциации и Соглашение о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли Украины с ЕС — это как вагон, который цепляется к одному из этих поездов и присоединяется к этому мощному слиянию. То есть это и есть ответ на то, как мы видим и почему мы поддерживаем врастание Украины в европейские институции.

«МЫ БУДЕМ РАБОТАТЬ С ПРАВИТЕЛЬСТВОМ УКРАИНЫ, ЧТОБЫ ПОМОЧЬ РАЗВИВАТЬ СПОСОБНОСТЬ СЕБЯ ЗАЩИЩАТЬ»

Л. И.: — Это замечательная перспектива. Но поскольку мы ежедневно в состоянии войны, я хочу передать это общее настроение, которое часто звучит в социальных сетях. Политики часто говорят о «глубокой обеспокоенности», с их уст звучит и очередная «глубокая обеспокоенность» и прочее. Люди находятся в состоянии постоянной тревоги. Многих интересует, можно ли ожидать более конкретной для нашей армии поддержки?

Дж. П.: — Я стараюсь избегать фразы «глубокая обеспокоенность». В частности, потому, что она не отражает того, что эта колоссальная травма, которую переживает Украина с ноября прошлого года, включает в себя страдания конкретных людей. Наверное, не осталось ни одной семьи в Украине, которой в той или иной степени эти перемены не коснулись. Я не верю, что разрешение кризиса может быть найдено на поле боя. Мы будем работать с правительством Украины, чтобы помочь развивать способность себя защищать. Только в этом году мы уже потратили 23 миллиона долларов на военную помощь Украине и будем продолжать свою программу повышения профессиональных навыков украинских военных. Но в конечном счете разрешение этого кризиса лежит в дипломатическом поле, в переговорах.

И это возвращает нас к вопросу, который прозвучал вначале: какими будут последующие шаги и действия Путина и как нам (Соединенным Штатам) сотрудничать с вами и с нашими европейскими партнерами, чтобы заставить Кремль принять те дипломатические возможности, которые президент Обама и другие мировые лидеры пытаются сформулировать.

Татьяна СТОЛЯРОВА, Харьковская государственная академия культуры (Харьков):

— Под вашим руководством посольство США очень креативно и интересно поздравляет украинцев с праздниками. Не могли бы вы раскрыть нам секрет и рассказать, что планируете ко Дню независимости Украины в этом году?

Дж. П.: — Пока я не могу вам рассказать, с чем мы выступим в этот раз. Секрет могу открыть только в том, что именно пресс-атташе посольства Ярина Ференцевич является тем креативным человеком, который каждый раз предлагает что-то такое, что привлекает ваше внимание. Так что я полностью могу переадресовать ваш вопрос ей. Я вполне уверен в том, что спрос на это есть, и он только растет.

Я хотел бы поблагодарить за возможность принять участие в этой беседе, а также за хорошие вопросы. Позвольте мне искренне просить вас продолжать делать то, что вы делаете. В контексте информационной войны со стороны России, о которой мы с вами говорили, профессиональная, креативная и порой даже агрессивная работа СМИ — это совершенно необходимый ингредиент для развития демократического общества. А в работе СМИ, как вы знаете, большую роль играет бизнесовый аспект их существования и развития. И здесь нужно учитывать быстрые перемены, происходящие буквально на наших глазах: заметно выросла роль телевидения; кто вырос, читая бумажные газеты, должен теперь обращать также внимание и на онлайн-издания.

Л. И.: — Однако стоит отметить, что именно печатную газету сейчас читают украинские ребята, которые находятся на передовой. У нас есть целая коллекция фотографий, где украинские военные на бронетранспортерах или блокпостах читают бумажную версию «Дня». Мы учитываем все варианты, имеем даже телевизионный проект, виртуальные 3D-туры по интересным местам Украины. В этом плане мы действительно опережаем время.

Дж. П.: — Наконец не следует забывать о чрезвычайном феномене социальных медиа. Веб-камеры повсюду, информация распространяется невероятно быстро. Но сложнее отличать правдивую информацию от лжи. И для этого нужна качественная журналистика.

Марта ФРАНЧУК, Константин ЦЕНЦУРА, Летняя школа журналистики «Дня»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments