Никто так не уважает нашей свободы как Бог. Но мы не имеем отваги быть свободными. Потому что быть свободными - это быть ответственными.
Любомир Гузар, украинский религийный деятель, патриарх-предстоятель Украинской Греко-Католической Церкви (2001-2011)

Мольберт в палате

В реабилитационном центре больницы имени Павлова открылась выставка
7 сентября, 2004 - 19:31
ХУДОЖНИЦА АНТОНИНА ЧАЙКОВСКАЯ НА ОТКРЫТИИ ВЫСТАВКИ СВОИХ РАБОТ (НА ФОТО — КАРТИНА «УБОРКА УРОЖАЯ») / ФОТО НИКОЛАЯ ЛАЗАРЕНКО / «День» ПОСТИЖЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА ДУШИ. НА ФОТО — ГАЛЕРЕЯ РЕАБИЛИТАЦИОННОГО ЦЕНТРА ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ЛЕЧЕБНИЦЫ ФОТО НИКОЛАЯ ЛАЗАРЕНКО / «День»

На территории Киевской психиатрической лечебницы (известной как Павловка) открылась галерея, представившая персональную выставку Антонины Чайковской «Пролетая над «Павловкой» (выставка будет работать до 16 сентября). Само название перекликается с названием известного фильма «Пролетая над гнездом кукушки», созданного по одноименной повести Кена Кизи. Однако перекличка рассчитана не на сопоставление, а на противопоставление понятий. Английская идиома «гнездо кукушки» обозначает место, которого не существует в природе, так как для общества не существовало и людей, находящихся в психиатрической клинике. Авторы же проекта в Павловке заявляют обществу не только о самом существовании в лечебнице личностей, с яркими разнообразными индивидуальностями, но и об их праве участвовать в нашей общественной жизни. Таким образом первые в Украине предпринята попытка создать модель так называемой коммунальной психиатрии. Эта модель разрабатывается в рамках Международного проекта Благотворительным фондом «Кастилия» в коалиции с негосударственными организациями — Ассоциацией психиатров Украины, «Джерелами», «ВІТА», а также в тесном сотрудничестве с Киевской городской неврологической больницей №1. Один из шагов в создании такой модели — данная выставка.

Антонина Чайковская почти половину свой жизни (ей сейчас 31 год) в силу ряда обстоятельств прожила в психиатрических лечебницах, порой и в палатах с тяжелобольными. Когда в киевской психоневрологической больнице №1 (Павловка) открылся реабилитационный центр, то Тоня стала «подсматривать» за тем, как люди работали на компьютере. А когда оставалась одна в кабинете информати ки, то пыталась самостоятельно совладать со сложной техникой — создавала на экране монитора удивительные рисунки. Заметив неординарные способности Антонины, сотрудники Центра начали обеспечивать художницу красками и бумагой. Произошло настоящее чудо — доселе «строптивая» пациентка Тоня стала покорять своим талантом всех окружающих. Главный врач больницы Роман Иванович Никифорук, отвечая на вопрос журналистов, как изменилась его пациентка после таких вот сеансов арттерапии, сказал: «Изменилась вовсе не Тоня, а изменились все мы, так как через ее рисунки увидели богатый поэтичный внутренний мир неординарного человека. Обычные люди, как правило, боятся людей с психическими отклонениями из-за их неадекватного поведения. Их агрессивность отличается от мотивируемых преступлений «здоровых» полным отсутствием каких-либо мотиваций. Как ни парадоксально, но обществом мотивируемые преступления воспринимаются легче. Неадекватное же поведение психически проблемных людей далеко не всегда связано с агрессией и не всегда представляет опасность как для самого пациента, так и для окружающих».

По мнению директора Фонда «Кастилия» Александра Милевича, познать «отклонения» сознания от принятой нами нормы можно и через творчество «проблемных» пациентов абсолютно не рискуя вызвать у них агрессию. По словам Александра Милевича, творчество — это самое здоровое проявление души человека, а сами «отклонения» могут помочь обычному человеку открыть в окружающем его мире новые и прекрасные черты. Тонины работы — сказка о красивой мечте человека, стремящегося стать свободным.

Тоня Чайковская в 2-летнем возрасте осталась сиротой и была поручена заботам государства. Она не вписывалась в усредненные рамки воспитательных и медицинских учреждений: система отказывалась считаться с ней как с личностью. Тогда Тоня стала создавать свой сказочный мир в собственном воображении. Она говорит, что очень любит фантазировать, ведь о нашей повседневной жизни она знает довольно мало — дом малютки, школьные интернаты, больница — это замкнутое пространство, разительно отличающиеся от обычной жизни человека. Тоня любит читать народные сказки и очень любит животных, мечтает устроиться на работу в приют для собак. Забота о собаках и щенятах всегда скрашивала жизнь Тони. Животных она рисует очень часто и с особой теплотой, наделяя их чертами сказочных персонажей, додумывая продолжение известных нам с детства историй.

Несмотря на то, что Антонина никогда не училась профессионально рисовать, директор Киевской галереи современного искусства «Ирена», искусствовед Ирина Осадчая сказала «Дню»: «Хочется отметить, что Антонина Чайковская как мастер наивного искусства просто великолепна. Современное искусство — большое поле деятельности для профессионалов и сейчас мы почти не встречаем представителей наивного искусства, чьи работы идут непосредственно от фольклора и таланта автора. Тоня хорошо сочетает цвета, использует яркие краски, применяет технику коллажа, где к рисунку добавляются какие-то дополнительные предметы — блестки, бусинки, ключ. Фотографии она также делает мастерски.

На первый взгляд — это просто быт, который ее окружает. Однако передается он очень образно. Мне нравятся в Тониных работах оптимизм, душевность. Я бы с удовольствием выставила ее работы в своей галерее».

Впечатлениями от выставки поделился Семен ГЛУЗМАН, исполнительный секретарь Ассоциации психиатров Украины:

— Мне очень жаль, что на открытие выставки не пришли ни министры, ни депутаты, ни представители администрации. Ведь оказалось, что молодая женщина, которая была лишена всего в своей жизни, в том числе и специального образования, и есть наша элита, так как умеет создавать, по моему мнению, совершенно профессиональные вещи. Откуда это взялось, я не понимаю. Ясно одно — это феномен, когда не вполне здоровые психически люди могут состояться и в живописи, и в поэзии. А вот то, что Тоня живет в больнице — это проявление феномена советской психиатрии. Разве нельзя найти другое место для относительно здорового человека? У нее нет никакого процессуального заболевания (ни шизофрении, ни маниакально-депрессивного психоза, ни слабоумия...), она не нападает на людей, не пытается покончить с собой — нет ничего такого, что могло бы препятствовать ее жизни среди обычных людей. Тонино положение — продукт нашей системы, когда вовремя для нее не нашлось другого места для жительства и ей пришлось стать приживалкой в психической больнице. Несколько лет назад мы проводили закрытое социологическое исследование — анкетировали главных врачей психиатрических больниц. Задавали всего один вопрос «Какое приблизительно количество, на ваш взгляд, людей живет одномоментно в вашей больнице, которым в вашем заведении просто нечего делать? Ответ был — от 30 до 40%. И для содержания этих людей используются средства от наших налогов. Может, разумнее создать для таких людей специальные общежития? Их содержание обойдется дешевле государству, а эти люди смогут и зарабатывать себе на жизнь, избегая полной изоляции от общества, находясь хотя бы в маргинальных условиях. Пока надежды на улучшение сложившейся ситуации я не вижу. Я уже около 15 лет пытаюсь что-то изменить и как-то повлиять на ситуацию, но сейчас вынужден признать: живу в мире слепоглухонемых людей.

Людмила РЯБОКОНЬ, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ