Иногда кажется, что история ничему не учит. Но это не так. Она же учит - если у этой учительницы жизни УЧАТСЯ
Владимир Панченко, украинский литературный критик, литературовед, писатель

Без дома мы – бездомные

Волыняне — о том, почему нужно защищать Украину и отчего так живем
16 января, 2015 - 13:14

Мирослава ЦЮПЬЯХ, журналист, волонтер (поселок Шацк):

— Живем в такое время, когда отпала необходимость искать счастье где-то далеко, в заоблачных далях. Перестало радовать материальное, зато радует спокойная домашняя обстановка, возможность почитать любимую книгу, а еще — хорошие новости с передовой и добрые дела для солдат. Вернулись домой после трехмесячной службы в одной из горячих точек востока Украины — городе Дебальцево — бойцы батальона территориальной обороны «Волынь». Когда сотни наших героев вышли из спецпоезда на вокзале во Владимире-Волынском, — уставшие, не выспавшиеся, не бритые, в прожженной форме и стоптанной обуви, однако улыбающиеся, вот и было счастье для их родных и волонтеров. В составе тербатальона проходили службу и шестеро солдат из Шацкого района. Слава Богу, все они живыми и здоровыми вернулись домой.

Не может не радовать тот факт, что в нашем озерном крае крепчает волонтерское движение. Ради того, чтобы накормить, одеть и снарядить на войну солдат, было создано несколько объединений волонтеров. В этом направлении активно работает и местная власть. Святые рождественские вечера в этом году не тихие и спокойные, а шумные и ответственные. От дома к дому ходят ряженные, поют колядки и щедривки, а небезразличные люди щедро наполняют пакеты деньгами, на которые будут приобретены бронежилеты, разгрузки, каски, спальники, форма и обувь для наших бойцов. Потому что мы все понимаем: если не остановим эту беду на востоке, она придет на наш порог.

Хорошо, когда после насыщенного дня и вечера появляется свободное время, которое могу посвятить чтению. Все, что написано украинским писателем Юрием Щербаком, является моим любимым. Сейчас жадно впитываю каждую фразу известной трилогии «Час смертохристів», «Час Великої Гри», «Час тирана». Сенсационные, пророческие книги выводят на поверхность всю грязь украинской политики, обнажая причины всех наших бед и в то же время предостерегая от катастрофы — возможного последствия злодеяний власти. Дать бы эти книги почитать нашим парламентариям-чиновникам... Тогда, возможно, не было бы солдатских откровений о неодетом бойце и военной форме, пошитой как для подростка; о том, что государство дало своему защитнику... всего лишь ремень, остальным обеспечили волонтеры. Не было бы неграмотных командиров и судов над патриотами, Иловайского котла и ада в аэропорту Донецка. Был послемайданный тыл — парализованного Закона и криминально-коррупционного шабаша, отголосок которого доходит и до нашего провинциального Шацка. Рубят и вывозят столетние леса, крадут и продают песок, дикими методами идет разделение сфер влияния; раздают власть имущим привлекательные земельные участки возле озер — в то время, когда простые люди годами льют слезы на местных сессионных заседаниях ради заветных 10 соток на строительство жилья. Из исповеди Игоря Гайдука, главного героя трилогии Юрия Щербака: «...Я не защитил Украину от агрессии Черной Орды, не поднял восстания против предателей, которые руководили страной, я бессильно наблюдал, как Украина превращается в Дикое поле Европы. Нет мне прощения...». Станут эти слова пророческими или останутся фантазией гениального автора — решать нам.

Татьяна МАРЧЕНКО, машевский председатель сельсовета (Любомльский район):

— Недавно с востока Украины, куда в зону так называемого АТО пошел добровольцем, вернулся на ротацию один из наших сельских председателей. Экипироваться ему в свое время помогали не только всем, как говорят, селом, но и коллеги сельские председатели. Говорит мне, что подругому начал оценивать не только жизнь, мир и Украину, но даже такую знакомую природу родного края. Был в лесу, видел насекомых, черную ласточку... И такое все, говорит, родное и дорогое. Но даже за это приходится сегодня бороться, за то, чтобы и потомки наши могли этому порадоваться. Потому что каким-то удивительным образом оказалось, что лесные массивы, которые были в подчинении местных охотников, передали в аренду на не один десяток лет частному предприятию. В районе свыше 700 членов общества охотников и рыболовов, и когда несколько сотен крепких мужчин пришло на сессию районного совета, это была поразительная картина. Но и райсовет не спрашивали, когда «в верхах» принимали решение передать леса частникам. Ребята говорят, что известно, как они природу оберегают. Выбивают всю жизнь. Один из наших сельских председателей имеет семью в Польше, с которой граничит наша территория. Трудится с родственником в поле, а на опушке леса — пять диких косуль спокойно себе ходят, и так близко к людям! Картина, не мыслимая для Украины. Но почему? У нас в районе есть такая шутка, что если волынский кабан перейдет границу с Польшей, то уже назад не вернется, а будет просить там политическое убежище. Потому что там о природе заботятся. Теперь вопрос об аренде лесов «изучается», начинают подговаривать простых охотников, но я верю, что наши люди здесь не сдадут своих позиций.

Мария ДОМАНСКАЯ, общественный деятель:

— «В чем сила, брат?» — спрашивает герой Сергея Бодрова у сытого американца в фильме «Брат-2». А в чем сила? Кто сильнее в Украине? В 90-х была сильная мафия — преступный бизнес, который решал вопрос денег и власти с помощью пистолетов и кручения законодательством то влево, то вправо. Теперь вопрос: а что изменилось? Такие мысли приходят чуть ли не ежедневно, когда ожидаешь после светлой революции изменений. В частности изменений в сердцах и головах людей. Почему? Потому что страх руководит нашим народом. Но почему страх смерти, который так близко ходит возле нас, в последнее время не может убедить людей в том, что что-то да и изменилось? Количество похорон увеличилось — в Луцке, да и в целом на Волыни чуть ли не каждые две недели прощаются с Героями. Разве не изменилось? Так, бабушка на остатки пенсии купит и принесет букет цветов на захоронение бойца... У нее точно изменилось что-то внутри. Потому что она готова отдать последнее, чтобы почтить память достойных Украинцев, отдавшим свою жизнь. Но за что? За то, чтобы другие дальше крали, проедали, убивали, не менялись и ничего не меняли, врали и играли в игры с человеческими судьбами?

Кажется, много вопросов, на которые трудно найти ответы, потому что как изменить существо (ведь это не человек), которое обворовывало людей, свои грехи замаливает у владыки, целуя ему руку и не забывая несколько тысяч отдать на церковь (прощение грехов и до сих пор покупают на самом деле). Потом садится в свой джип №5 (потому что еще четыре стоит в гараже), и едет «решать свои вопросы» на окраину города, где в атмосфере женского удовлетворения, алкоголя, оружия, а еще, бывает, и наркотиков, обо всем договорится и все у него будет «пучком». И не имеет значения, что где-то война, что где-то умирают люди, что мир изменился. За деньги и мир можно купить. Разве нет? А между тем старенькая бабушка, которая тогда отдала остатки пенсии, едет в троллейбусе и думает: «Бедные детки, как они там на фронте? Здесь все сейчас бедствуют, денег нет, кризис. Но ничего, нужно будет им носки связать. И еще дам 200 гривен, когда почтальон пенсию принесет, им на теплую одежду, так как мерзнут там в окопах». Но кроме этой печали, есть одна такая вещь в Украине, которую я не могу объяснить, но которая, вероятно, нас и не отпускает с этой откровенно проклятой земли. Это какая-то магическая мистика, которая живет в лесах, озерах, горах нашей страны и спасает нас от того зла, которое господствует сейчас на нашей земле.

Недавно я была в США. Не хватит слов, чтобы описать все то, что меня поразило. Экономический рай. И люди хорошие, приветливые. Мне, честно, не хотелось возвращаться домой, хотелось еще пожить здесь немного, больше понять, как им это все удается. Но вот, лечу последним самолетом из трех, которые уже прошла, смотрю в иллюминатор на Киев и понимаю: «Я дома». И здесь приходит то душевное удовлетворение (думаю, кто приезжает домой, знает это ощущение). В этот момент думаешь: «Да, он плохой!», но это ведь дом. А дом всегда любят. Без дома — мы бездомные.

Наталия МАЛИМОН, «День», Луцк
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ