Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

Уничтожить, а потом говорить, что так исторически сложилось

16 января, 2015 - 13:06

Отзыв на статью Наталии Малимон «Портрет мужчины в красном жупане» («День» № 211 от 11 ноября 2014 года)

В газете «День» от 11 ноября 2014 года меня заинтересовала статья Наталии Малимон «Портрет мужчины в красном жупане», где рассказывается, как вели себя «воины-освободители» в 1939 году в Луцке, когда Красная Армия ворвалась в Западную Украину. Какие-то вояки расположились на зиму во дворце Радзивиллов. Сожгли там уникальную библиотеку, растапливали книгами печки, стреляли из револьверов в картины, которые висели на стенах и которые собирались этими меценатами и коллекционерами по всей Европе. Уничтожили и вывезли в Россию богатую коллекцию фарфора, оружия и статуй.

...Я вспоминаю, что в детстве тоже видел подобное. В 1945 году родители вместе с нами, детьми, переехали во Львов. Оказались мы в трехэтажном доме на углу улиц Московской и Стороженко.

За нашим домом на улице Стороженко находился двухэтажный дом в небольшом палисаднике, вокруг которого росли деревья и были расположены три или четыре беседки, а где-то в глубине двора еще одноэтажный домик, в котором проживали бывшие хозяева этого подворья.

Мы, ребята со всей улицы, играли в этих беседках и этом дворе в разные свои мальчишечьи игры, а после того, как прочитали «Трех мушкетеров», то все представляли себя мушкетерами, наделали из разного мусора шпаг и дрались ими, «захватывая» и «освобождая» эти беседки.

Однажды оказалось, что две из них полностью забиты какими-то книгами. Я начал их смотреть, они были напечатаны на польском языке, непонятно. Я спросил своего товарища, местного парня, Игорька Городецкого, что это за книги. Он ответил, что это книги из библиотеки того пана, бывшего собственника этого дома.

Однажды мы, по-видимому, сильно шумели, и он вышел из своего жилища, долго смотрел на нас, а затем сказал: «Пшекляти большевики!»

Тогда впервые в своей жизни я столкнулся с тем, что кроме сияющих вершин Павки Корчагина и молодогвардейцев, есть и другая точка зрения.

Спустя некоторое время все эти книги из беседок куда-то делись, куда, не знаю, но думаю, что дальше двора местного НКВД их не унесли.

Потом я читал, что в Первую мировую войну, когда российские войска захватили Львов и другие города Западной Украины, то они начали там жечь книги. Я уже этому не удивлялся, вспоминая наш двор по улице Стороженко.

...То есть, куда бы не ступала нога российского солдата, начиналось одно и тоже — уничтожение национальных богатств другого народа.

Теперь мы тоже самое наблюдаем на Донбассе. Завозятся «правильные» учебники по истории и изымаются «неправильные».

Чтобы не обвинили меня в тенденциозности, приведу цитату из «Большой Энциклопедии» (том 14, Санкт-Петербург, 1904г.). Вот она: «Когда русские казаки впервые столкнулись с остяками, они имели национальную организацию, жили в острогах (укрепленных городах) и оказали упорное сопротивление завоевателям, уничтожившим, по словам летописи, до 40 остяцких городов. Теперь это явственно вымирающее племя, непредприимчивое, бедное, эксплуатируемое русскими и зырянами, захватывающими остяцкие земли, водворившими среди остяков сильное пьянство, сифилис и другие отрицательные продукты торговых отношений...» (стр. 541).

Как видим, обычная «дорога»: сначала расстрелять и уничтожить, а затем говорить, что так исторически сложилось.    

Виталий ШЕВЧЕНКО, Запорожье
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ