Каждый народ познается по его богам и символам.
Лев Силенко, украинский мыслитель, философ, историк, писатель, номинант на Нобелевскую премию

Римский договор вместо Версальского

Об актуальности Первой мировой войны, закончившаяся 100 лет назад
8 ноября, 2018 - 10:28
11 НОЯБРЯ 1918. В ЛОНДОНЕ НА ТРАФАЛЬГАРСКОЙ ПЛОЩАДИ СОБРАЛИСЬ ЛЮДИ ДЛЯ ПРАЗДНОВАНИЯ КОНЦА ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ / ФОТО С САЙТА WIKIPEDIA.ORG

Первая мировая война, завершившаяся 11 ноября 1918 года Компьенским перемирием, а в 1919-1920 годах Версальским и другими мирными договорами, перевернула жизнь человечества, как это видится сегодня, гораздо более радикально, чем последовавшая за ней и выросшая из нее Вторая мировая война, куда более кровопролитная и разрушительная. Считается, что с началом в 1914 году Первой мировой войны завершился Большой Девятнадцатый век, начавшийся в 1789 году с Великой Французской революции, и начался Малый Двадцатый век, завершившийся, в свою очередь, в 1991 году распадом советского блока и СССР и крахом коммунизма в Европе.

В Первой мировой, безусловно, было еще что-то от войн XIX века. Более или менее соблюдались международные конвенции о ведении войны, пленных не морили голодом и допускали к ним представителей Международного Красного Креста и посылки с родины. А геноцид если и был, то только на периферии войны, в азиатской Османской империи, так навсегда и оставшейся в XIX веке. Первая мировая запомнилась новыми видами вооружений — боевыми отравляющими веществами, широким применением подводных лодок и аэропланов, появлением танков. Но прежде всего она запомнилась тем, что, в отличие от прежних войн, приобрела тотальный характер, потребовала напряжения всех сил участвовавших в ней народов и государств, причем далеко не все смогли продержаться до конца. В прежних войнах основные боевые действия сводились к одному или нескольким генеральным сражениям, в перерывах между которыми активных боевых действий не велось, и сплошных фронтов не было. Продолжительность же таких войн, как правило, не превышала полутора лет, после чего у сторон иссякали финансовые средства и материальные ресурсы. Потери в Перовой мировой войне оказались на порядок больше, чем в предшествовавших войнах, а финансы воюющих государств были катастрофически подорваны.

В русско-японской войне 1904-1905 годов, продолжавшейся около 18 месяцев, погибло в общей сложности около 180 тыс. человек, а если добавить сюда около 20 тыс. погибших китайских мирных жителей, то общие безвозвратные потери можно оценить в 200 тыс. человек. Две Балканские войны 1912-1913 годов, продолжавшиеся чуть более 9 месяцев, принесли, по максимальной оценке, около 220 тыс. погибших, в том числе не менее половины — от болезней. В Первой же мировой войне, продолжавшейся 4 года и 3,5 месяца, когда боевые действия проходили практически непрерывно, и существовали сплошные фронты, погибло более 10 млн. человек. Наибольшие потери убитыми и умершими в этой войне понесла Российская империя — 2,2 млн. человек. За ней следует Германия — 2,1 млн. человек, Австро-Венгрия — 1,8 млн. человек, включая 300 тыс. мирных жителей, умерших в результате боевых действий или от голода, Франция — 1,4 млн. человек и Англия — 0,95 млн. человек.

Украина почти до самого конца Первой мировой войны не была независимым государством. Украинцы участвовали в войне, сражаясь в составе двух противоборствующих армий Российской и Австро-Венгерской империй. При этом только в австро-венгерской армии существовала украинская национальная часть — Украинский легион, составлявший одну бригаду. Потери украинцев в Первой мировой войне можно посчитать только очень приблизительно, приняв во внимание их долю в довоенном населении России и Австро-Венгрии. Согласно переписи 1897 года, в Российской империи проживало 22 380,6 тыс. лиц с родным украинским (малорусским) языком, тогда как все население империи, без Финляндии, составляло 125 640,0 тыс. человек. Таким образом, украинцы, к которым, очевидно, тогда относилось и большинство кубанских казаков, составляли 17,8% населения Российской империи. Предположив, что примерно такой же была доля украинцев в безвозвратных потерях русской армии в Первой мировой войне, количество украинцев, погибших в этой войне на стороне России, можно оценить в 390 тыс. человек. Согласно переписи населения Австро-Венгрии 1910 года, украинцы составляли около 8% населения Австро-Венгрии. В 1911 году австро-венгерское население увеличилось за счет присоединения Боснии и Герцеговины, население которой в 1914 году составляло 3,5% от всего населения Австро-Венгрии. В связи с этим доля украинцев упала до 7,7%. Если предположить, что примерно такой же была доля украинцев и в безвозвратных потерях Австро-Венгерской империи, включая потери мирного населения, в Первой мировой войне, тогда число украинцев, погибших на стороне Австро-Венгрии, можно оценить примерно в 140 тыс. человек. Суммарные потери одних только украинцев в Первой мировой войне, не считая потерь других народов, заселявших тогда территорию нынешней Украины, можно оценить в 530 тыс. человек. Это, кстати сказать, сравнимо с числом погибших в Италии, одной из тогдашних великих держав, чьи потери в Первой мировой войне, по нашей оценке, составили 503 тыс. человек убитых и умерших.

Стойкость того или иного государства в Первой мировой войне во многом определялась уровнем его экономического развития. Согласно оценке американского исследователя Пола Кеннеди, в 1914 году национальный доход на душу населения составлял в США 377 долларов, в Великобритании — 244, в Германии — 184, во Франции — 153, в Италии — 108, в Австро-Венгрии — 57, в Российской империи — 42 и в Японии — 36. У таких участников Первой мировой как Сербия, Черногория, Румыния, Болгария и Турция душевой национальный доход был еще ниже. Нетрудно заметить, что наименее стойкими оказались как раз наиболее бедные страны, а среди победителей — наиболее богатые. Россия фактически вышла из войны уже в конце 1917 года, пережив две революции. А в германском блоке прежде Германии капитулировали Болгария, Турция и Австро-Венгрия. Единственное исключение здесь Япония. Но ее участие в войне было во многом символическим. Без труда захватив в начале войны германские владения на Тихом океане, которые Берлин и не рассчитывал удержать, японцы в дальнейшем свое участие в войне ограничили поставками вооружения и материалов русской армии.

Хорошо известно, что Версальско-Вашингтонская система, созданная после Первой мировой войны, не удовлетворила ни побежденных, ни победителей. Одной из роковых ошибок творцов Версаля стало избирательное применение «принципа национальностей», провозглашенного президентом США Вудро Вильсоном, только к побежденным, а не к победителям. В частности, провозглашенной после распада Австро-Венгрии республике «Немецкая Австрия» в составе нынешней Австрии и населенных преимущественно немцами районов Чехии (Судетская область) державы Антанты отказали в праве добровольно присоединиться к Германии, хотя на плебисцитах за такое присоединение высказалось подавляющее большинство населения. Результатом стало создание нежизнеспособной Австрии и раздираемой межнациональными противоречиями Чехословакии. А если бы аншлюс был тогда осуществлен, если бы границы Венгрии были бы установлены с соблюдением «принципа национальностей», с сохранением в ее составе Северной Трансильвании, Южной Словакии и некоторых пограничных югославских территорий, если бы Болгарии оставили Южную Добруджу и выход к Эгейскому морю, если бы Германию не давили неподъемным грузом репараций, не отняли бы у нее Саар, не ограничили до минимума ее военные возможности, то Европа получила бы гораздо более стабильную послевоенную ситуацию и была бы избавлена от опасности прихода к власти в Германии экстремистов в лице национал-социалистической рабочей партии Адольфа Гитлера и от германского реваншизма.

Второй проблемой, с которой столкнулись создатели Версальско-Вашингтонской системы, стало то, что вне ее оказалась Советская Россия, тем не менее, сохранившаяся как империя, хотя и утратившая некоторые пограничные территории. Неслучайно в 1939 году именно Германия и Советский Союз вместе прикончили Версаль и развязали Вторую мировую войну. В то же время, в ходе революций 1917-1918 годов образовались почти все те государства и соответствующие им национальные движения, на которые в итоге в начале 90-х годов распались Советский Союз, Югославия и Чехословакия. После Октябрьской революции 1917 года и свержения большевиками Временного правительства на большей части современной Украины образовалась Украинская Народная Республика. А после крушения Австро-Венгрии при поддержке Украинского легиона была провозглашена Западно-Украинская Народная Республика, контролировавшая значительную часть Восточной Галиции. С ней УНР в январе 1919 года успела на короткое время объединиться. Однако в 1919-1920 годах державы Антанты не подержали большую часть государств, образовавшихся на территории бывшей Российской империи, и в результате сохранилась Советская империя. А ведь если бы возникшие в 1917-1918 годах на территории России национальные государства смогли сохранить свою независимость, дальнейшее развитие Европы и мира в целом пошло бы совсем другим путем.

Давайте только представим себе, что в первые годы после окончания Первой мировой войны от Российской империи отложились бы не только Польша, Финляндия, Эстония, Латвия и Литва, но и, примерно в современных границах, Украина, Грузия, Армения и Азербайджан, то оставшейся части Советского Союза наверняка бы не хватило на имперский реванш. Тогда не имело бы принципиального значения, стала бы Россия частью послевоенной системы мирного урегулирования или осталась бы вне ее. В этом случае в Европе создалась бы совершенно другая геополитическая ситуация, чем та, что действительно возникла после заключения Версальского и других мирных договоров. Европа состояла бы из множества сравнительно небольших  государств, а доминирование на континенте Франции в значительной мере уравновешивалось бы Германией. В этих условиях многочисленные панъевропейские проекты, выдвигавшиеся в межвоенный период, имели бы гораздо больше шансов на успех. Не исключено, что историческое примирение Франции и Германии, заложившее основу для нынешнего Евросоюза, произошло бы не в 50-е, а уже в 20-е годы прошлого века. И тогда же мог возникнуть если не современный Евросоюз, то хотя бы его предшественник — «Общий рынок», полноправным членом которого наверняка бы стала Украина. Однако державы-победительницы, пребывая в эйфории от разгрома Германии и Австро-Венгрии, тогда не думали о европейской интеграции, которая только и могла бы стать непреодолимым препятствием для возникновения Второй мировой войны.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ