Когда ты не станешь едино в обороне своего Отечества, то плакать в московской неволе, как когда-то Израиль на реках Вавилонских.
Василий Липкивский, украинский религиозный деятель, церковный реформатор, создатель и первый митрополит Киевский и всея Украины УАПЦ

Тест на наличие народа

21 марта, 2019 - 19:33
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

...В эти дни меня часто спрашивают: что самое важное произошло в жизни газеты за три года? Отвечать можно по-разному: то, что мы живы, окрепли, нашли своих читателей, то, что многие послы зарубежных государств, подыскивая аргументы в интересах остатков нашей демократии, говорят: «А вот все-таки выходит газета «День»... Непросто делать газету, когда в стране слышен хруст костей тех, кого ломают о колено, делая безвольными, заставляя пресмыкаться, запугивают или обещают, что «война» все спишет, а в случае победы — страна «на три дня — ваша»...


Непросто, но абсолютно необходимо. Сейчас принято давать годам определения, на мой взгляд, 1999-й — это год гражданской позиции. Бывают времена, когда в налаженный механизм вклиниться невозможно и жизнь поколения может счастливо пройти в повседневных, педантичных делах. Немногим выпадет шанс совершить поворот. У нас, несмотря на дискомфорт изменений, этот шанс есть.

Президентские выборы — это еще и тест на наличие народа. Да, я согласна с теми, кто говорит, что историю Украины нельзя читать без брома. А для новейшей истории (8 лет) не знаю точного названия препарата, который следует применить для того, чтобы, с одной стороны, не разорвалось сердце от боли за все, что видишь, а с другой — очень ясно при этом работала голова. Потому что нельзя позволить себе эмоции, нельзя утонуть в шуме, криках и воплях. Следует очень хладнокровно и аналитически посмотреть, что произошло и почему вместо расцвета мы оказались на грани национальной катастрофы.

Я считаю, что главная причина в том, что до сих пор власть в Украине — не украинская. (Речь, конечно, не об этнических признаках). Она по своей сути — не для людей Украины. Некоторые у власти, как особый вид номенклатуры, вообще не относятся ни к какому народу. Правомерным является универсальный совет (он касается и очень рьяных «левых», и фанатичных «западников»): прежде чем заняться политикой — найди свою Родину. Возможно, это звучит несколько пафосно. Однако сейчас время не только сопилки, но и боевых барабанов.

1991 год многие упрекали украинцев в том, что им независимость упала с неба, как подарок, и она как бы не очень заслуженная. Я не во всем соглашаюсь с этим, потому что всегда была, несмотря на усилие метрополии, глубоко пульсирующая жилка национально-освободительного, правозащитного движения... (Помню, в раннем детстве мой любимый дядя Коля мог под хмельком стукнуть кулаком по столу: «Хочу, чтобы мой Президент обращался ко мне на украинском языке!» ...Это — в адрес Щербицкого. Где-то в 1965 г.). И вообще, как говорил тоже большой для меня авторитет Мыкола Костомаров: «На дне каждого думающего и недумающего украинца спят Виговский, Дорошенко и Мазепа — и проснутся, когда наступит время». Наступило!

В этих выборах придется утвердиться: мы украинцы или «хохли», мы — нация, народ? Или случайные соседи?

Допустимо сравнение выборов с общенациональной «ярмаркой достижений». Где должны быть представлены лучшие, элитные представители народа. Безусловно, в Украине делается все для того, чтобы конкурентное поле было вытоптано, а избирателям, как справедливо отмечали наши журналисты, в упаковке «Согласия» был всучен некачественный товар. Да еще и втридорога. Поэтому вполне понятны опасения, сомнения, тревоги: смогут ли люди разобраться? Если с настойчивостью, достойной лучшего применения, делается все, чтобы не знали, не поняли. Не имели возможности ни слышать, ни видеть, ни знать, ни вникать...

В таких условиях трудно говорить о полноценной ответственности народа за свой выбор. Его пытаются ослепить. Однако есть, хотя и тонкая, прослойка тех, кто понимает. Здесь чрезвычайно важна ответственность всей интеллигенции, которой уже не отвертеться. Отдельно следует говорить о журналистах, которые очень хорошо понимают, что делают. Никто никому «пальцы в двери» не всовывает, в любом случае есть возможность не продуцировать ложь, не преумножать зло. Ведь обманывая людей, сея неверие и апатию «безальтернативности», они совершают тяжкий грех. Обесточенный и обескровленный народ — легкая добыча для шарлатанов. Поэтому выборы 1999-го по сравнению с 1994 г. — более тяжелое испытание, требующее привлечения всех защитных сил общественного организма.

Допустим худший вариант: путем манипуляций, путем всяческих хитростей Леонид Данилович воцаряется на третий срок — что с «бездыханным телом» народа дальше делать? Можно говорить только о том, что, с одной стороны, народ уже никто не пощадит, если он за какие-то копейки все-таки будет вынужден сделать это, он даст понять, что с ним можно делать все, что угодно. И с другой стороны — все жизнеспособное будет выпихнуто из страны, потому что и сейчас эмиграция колоссальная... Мы не преувеличиваем, когда пишем, что для Украины это решающий выбор.

Я считаю, что для украинской элиты сейчас не время отстраненной игры в политику. И когда знакомлюсь с письмами наших читателей, мне кажется, что они это очень хорошо понимают. Не случайно руховские ветераны говорят о том, что авторитет обоих лидеров будет уничтожен в случае, если им удастся вместе с коммунистами привести во второй раз непопулярного человека к власти. Раньше у нас не было возможности в полной мере отвечать за собственные поступки. Много лет можно было сваливать вину на Москву. Сейчас именно тот момент, когда проявится все, кто на что способен.

Многие журналисты в иронических тонах пишут о 15 претендентах, среди которых есть те, кто не знает украинского языка и тому подобное, вообще малограмотные, которые, однако, намереваются идти в политику и стать президентами. Хочется сказать: дорогие сограждане и коллеги, почему вы, собственно говоря, удивляетесь? При нынешней «планке» странно, что все, кто в стране умеет писать и читать, не захотели стать президентами. Они смотрят: если он... почему я не могу? Для президента уровень и поведение — это его работа. Здесь можно сказать: действительно нужно готовиться быть президентом. И второе. Есть такая фраза: мальчики приходят в политику для того, чтобы кем-нибудь стать, а мужи — для того, чтобы что-либо сделать. Я считаю, что формула успеха для нормального политика — это желание остаться в истории. И если человек хочет остаться в истории, его поступки, шаги будут пропорциональны времени. Проблема нашей политики — это проблема очень мелких людей при власти. Бывают люди больше  власти, бывают — одного уровня с властью, а бывают люди катастрофически меньше  власти. Проблема Украины в том, что когда первый президент (на том этапе) был одного уровня с властью, то второй — катастрофически меньше  власти. Недавно канадский посол подарил такую фразу: в стране слепых одноглазый — король. И если сначала можно было говорить, что Украина изначально не имела кадрового потенциала для первых выборов и Кравчуку можно это простить, то вторые выборы... Власть, вместо того, чтобы дать возможность проявиться всем в бизнесе, в политике, предложила худшие из критериев, когда поощряются черты, которые никоим образом не могут привести к расцвету. Если в бизнесе для того, чтобы процветать, чтобы стать богатым, нужно искать «крышу», создавать себе вооруженные формирования, платить взятки, уметь уклоняться от налогов. Может ли это богатство побуждать проявление таланта, что приведет к расцвету страны. Когда говорят: у нас в стране нет кадров, я говорю — смотря под какую задачу. Если призывать воровать — придут одни кадры, а если призывать что-то построить — придут другие. Все зависит от того, кто приглашает и для какой работы. Я считаю, что Джефри Сакс — человек несентиментальный, вместе с тем, в его списке рецептов успешного реформирования страны второй пункт — честное правительство. Честное правительство не появляется по взмаху палочки, это результат целеустремленной государственной селекции.

Наша экономика отбрасывает густую политическую тень. И исключение — те люди, которые не соглашаются с доминирующими правилами; они опираются на основную массу людей. Поскольку это защита самого права на продолжение жизни. Если человек знает, что при нынешних условиях он не может родить ребенка, научить его, следовательно, украинскому народу, как такому, придется очень серьезно пересмотреть свою демографическую статистику. В свое время Леонид Данилович очень кокетливо (правда, это очень нравилось простодушным гражданам) говорил, что экономика должна идти впереди политики. За 5 лет этот лозунг показал себя во всей красоте. «Экономика» приближенных к трону пошла впереди политики всей страны, заодно определила нищенскую экономику всех остальных граждан. Это цена линейных решений. Нельзя арифметическими действиями добиться результата там, где нужны интегральные схемы.

Власти некого бояться, она разорила людей, и они не имеют серьезных возможностей на нее повлиять. В любой сытой стране человек, который не справился с управлением, не позволил бы себе так  кочевряжиться. Потому что «совет владельцев акций», если можно так сказать о народе, позвал бы своих представителей и сказал бы: «Подыщите нам подходящую кандидатуру. Мы устали на это смотреть». Нам нужно стремиться к тому, чтобы избавиться от старых представлений о власти. Это не священная корова, это далеко не монарх, это вовсе не то, что нам дано (как считает Борис Абрамович Березовский) от Бога. Если уже то, что у нас в настоящий момент, от Бога, то что же тогда от других сил?.. Если граждане осознают себя в силах что-то изменить (а придется!), то речь должна идти о том, чтобы человека, которого избирают, можно было легко сравнить с человеком, которого нанимают на работу. И нанимают на конкурсной основе все налогоплательщики. Для того чтобы правильно выбрать президента, нужно задать один простой вопрос: что он должен делать и что он умеет? Ответы на эти вопросы могут своей простотой поразить, но в то же время они абсолютно ожидаемы. Здесь нет места для упреков в заангажированности, здесь просто нужно другим предложить свои аргументы, если они отрицают такой подход. Не получится забить народу голову. И грустный пример России показывает, что реформы могут быть иллюзорными, а взрывы, к сожалению, — реальные. Я, например, считаю, что национальный окрас конфликта — дело случая. Если люди не имеют работы, а зарабатывают преступным путем, то рано или поздно это может вылиться в конфликт. Наш Президент радуется сейчас, что у нас нет войны, и преподносит это как свое достижение. Я думаю, что немного не благодаря, а вопреки. К тому же, Россия, от которой мы отстаем на 4 года, дает нам уникальный шанс посмотреть, что случилось, когда Бориса Николаевича за уши втянули во второй срок. И все деятели культуры, которые в большой экзальтации ездят по городам и весям, должны об этом помнить. Основная масса людей впервые должна взять свою судьбу в собственные руки.

Кучма — это во многом результат совпадения неблагоприятных для Украины факторов: отсутствия национально подготовленной элиты, отсутствия традиций и частной собственности. Потому что в бедных и богатых мера терпимости разная. Консервирование старых проблем, порождение новых коммунистических настроений и связанная с этим нищета — все-таки коммунизм — это болезнь бедных стран. Здесь нельзя упрекать людей, которым в массе своей плохо, потому что они помнят относительно либеральные — 80-е... Но сам факт этих настроений показывает, что не было никакой эффективной политики, ничего не изменилось. И для нас самым болезненным сравнением является сравнение с Польшей. Если мы видим, что инвестиции туда в сотни раз больше, то это и есть разница между «левыми» там и нашими левыми, которые еще никуда не ушли. Кучма ничего «правого» не делал. Но за это время дискредитированы некоторые важные вещи: демократия, реформы, идея порядка. И еще несколько прогрессивных слов в ходе предвыборной кампании он пытается усвоить. Сколько времени будет потрачено, чтобы вернуть им начальное значение?

Когда общество впадает в такое коматозное состояние, далеко не все пробуют что-то изменить, а пытаются просто задремать. У Артура Миллера есть такая фраза: хорошая газета — это место, где нация общается сама с собой. Чтобы разум не угас, нужны некоторые усилия. Сначала это кажется непреодолимым препятствием — перелезть через «желтую стену». Я всегда знала, что я из другой Украины. И я убедилась за три года существования «Дня», в настоящее время, что та Украина существует.

Лариса ИВШИНА, главный редактор газеты «День», 17 сентября 1999г.

Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ