Царство свободы приобретается также сильным принуждением самого себя.
Михаил Грушевский, украинский историк, общественный и политический деятель

4 года президентства...

Есть ли предпосылки для переизбрания?
24 мая, 2018 - 19:25
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Петр Порошенко назвал три свои ключевые достижения на должности главы государства. Об этом он сказал во время официального представления нового председателя Хмельницкой ОГА Вадима Лозового. По словам Порошенко, главными достижениями за последние четыре года является усиление украинской армии, подписание Соглашения об ассоциации с ЕС и безвизовом режиме с более чем 100 странами.

Он прибавил, что сейчас Украина тратит 6% ВВП на собственную обороноспособность, в то время как другие страны — лишь по 1% ВВП. «Я только могу представить, если бы эти 100 млрд грн сейчас направить не на финансирование армии, а на развитие Украины. Какие бы тогда были темпы роста и улучшения жизни людей», — сказал глава государства.

Порошенко заметил, что за последние четыре года в стране запущены 144 реформы.

Достаточно ли этого для переизбрания на второй срок? Социология говорит — нет. По данным разных социологических служб, Петр Порошенко  едва набирает 10—12% поддержки населения. В то время как четыре года назад он победил в президентских гонках с результатом в 54,7%.

В условиях российской агрессии, когда уже был аннексирован Крым и практически пылал Донбасс, украинцы избирали Президента с надеждой получить государственного деятеля. И Петр Порошенко имел шанс им стать. Были правильные заявления. Правильные обещания. Блестящая речь инаугурации. Но что-то пошло не так... Похоже, что он соблазнился возможностью остаться олигархом и не разорвал свою зависимость и отношения с «доминирующим кланом».

ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

На что Петр Порошенко потратил свой рейтинг — и есть ли шанс переизбраться на второй срок — в комментариях экспертов «Дня».

«IN PROCESS», НО НЕ «DONE»

Екатерина ГЛАЗКОВА, исполнительный директор Союза украинских предпринимателей:

— Для предпринимателей важно, чтобы было удобно вести бизнес. Сегодня украинский бизнес-климат еще не столь благоприятен. Многие законопроекты, которые призваны улучшить эту ситуацию, остаются либо на бумаге, либо «потерялись» по пути в Верховную Раду. Одним из таких является законопроект о замене налога на прибыль налогом на выведенный капитал. Сегодня он является самым ярким примером популизма. Подавляющее большинство (если не сказать все) представителей бизнеса и власти выступает за введение этого налога, однако уже в течение двух лет ничего не происходит.

Неоднократно Президент называл налог на выведенный капитал среди приоритетных инициатив, на встречах с бизнесом официально заявлял о поддержке этого законопроекта. И Минфин, и международные доноры, а главное — украинский бизнес, тоже говорят о поддержке этой законодательной инициативы. Однако законопроект до сих пор не в Верховной Раде. В рамках действующего законодательства этот законопроект должен быть принят не позднее 1 июля, тогда новая налоговая система сможет заработать уже с 1 января 2019 года.

Введение налога на выведенный капитал — это одна из тех реформ, которую предлагает и готов отстаивать реальный бизнес в Украине. Эта инициатива одинаково важна как для малых и средних предприятий, которые хотят увеличивать свои производственные мощности, так и для крупных корпораций, которые готовы приносить инвестиции в Украину и усилить здесь свои позиции.

В мае Союз украинских предпринимателей обнародовал список топ-10 требований к власти, в которые вошли законодательные инициативы, регулирующие налоговую политику, трудовую деятельность, работу органов государственного контроля и регулирования. Именно они смогут дать заметный эффект для роста экономики страны и будут способствовать выходу предприятий из «тени».

Мораторий на рынок земли — один из главных факторов сдерживания развития сельского хозяйства в стране. Земля — должна быть товаром. Все предпосылки для создания рынка земли на законодательном уровне есть, нужно выносить решение.

Волнует бизнес и вопрос проверок. Введение неограниченных полномочий контролерам и осуществление «внезапных» проверок инспекторами труда содержит коррупционные риски и может иметь обратный эффект в виде полного ухода предпринимателей в «тень».

Более эффективным методом борьбы с неоформлением трудовых отношений мы считаем обновление и либерализацию трудового законодательства и снижение налоговой нагрузки на фонд оплаты труда: снижение ставок ЕСВ и НДФЛ, чтобы их общая ставка составляла 20%. Снижение нагрузки на фонд оплаты труда является одним из ключевых требований бизнеса. В большинстве предприятий это самая большая статья расходов. Мы ежегодно повышаем минимальную зарплату, а решить эту проблему можно, просто снизив налоговую нагрузку.

Уменьшение налогов и сборов с заработной платы вместе с введением налога на выведенный капитал призваны создать системный эффект для вывода бизнеса и трудовых отношений из тени, цивилизованного предпринимательства, создания потенциала к повышению уровня оплаты труда, социальной защищенности работников.

Среди  последних важных для бизнеса реформ: валютная либерализация, изменения в корпоративном праве. Все же общая тенденция свидетельствует о том, что в Украине больше реформ остаются «In process», чем «done» (с английского — «в процессе, а не сделано»).

«ПРЕЗИДЕНТСТВО ПОРОШЕНКО НЕ СТАЛО В ЧЕМ-ТО ХУЖЕ, ЧЕМ ПРЕЗИДЕНТСТВО ЕГО ПРЕДШЕСТВЕННИКОВ»

Виктория ПОДГОРНАЯ, политолог:

— Петр Порошенко стал президентом Украины в самое сложное время — когда реально не было других кандидатов в Президенты с достаточным политическим и управленческим опытом и способностью взять на себя ответственность за страну. Именно поэтому Порошенко не просто стал Президентом, он стал им в первом туре.

Однако не стоит забывать, что доверие/консенсус общества к Порошенко основывались на обещаниях достижения мира, возвращения Донбассу, проведения реформ и обеспечения справедливости.

Удалось ли нынешнему Президенту выполнить взятые на себя обязательства? Ответ дает опрос граждан. И этот ответ — НЕТ.    Хотя П.Порошенко удалось предотвратить «горячую фазу» войны, однако военные действия продолжаются до сих пор, Минские соглашения не гарантируют не только мира и возвращения Донбасса, но замораживают конфликт в неопределенном статусе «ни мира, ни войны» на длительное время.

Проведены ли успешные реформы?

К сожалению, попытки реформ 2014-2015 годов закончились торможением. Более того, мы все больше можем наблюдать антиреформистскую политику Президента, которая основывается на его стремлении сохранить существующую постсоветскую модель украинской политики и государства, несмотря на требования общества.

Сегодня не только специалисты, но и большинство простых украинцев так или иначе понимают: украинское государство требует системных изменений — поскольку оно демонстрирует крайне низкий уровень возможности в исполнении ключевых функций: защиты территориальной целостности, обеспечения безопасности, справедливости и развития страны.

Однако Президент фактически игнорирует необходимость подобных изменений.

Кроме того, мы видим стратегическую неопределенность  в политике П.Порошенко — в смысле неспособности сформулировать и проводить стратегическую политику (что означает политику, опирающуюся на интересы большинства украинцев и ради укрепления позиций украинского государства и его возможности относительно решения ключевых проблем страны) — как на внешнем уровне, так и особенно на уровне внутренней политики. Без этого Украина никогда не может предстать как сильное государство и защитить свои интересы в мире. И в чем заключается ключевая задача Президента Украины в такое сложное и судьбоносное время для нашей страны.

К этому следует прибавить двойственную политику (формальную и неформальную). Это ярко проявляется, когда П.Порошенко декларирует проевропейский и евроатлантический выбор, а неформально — делает все, чтобы затормозить ключевые реформы, без которых Украины никогда не сможет стать частью европейского союза. Более того, в ответ на требования Запада относительно продолжения обещанных реформ (и более того, зафиксированных в Соглашении об ассоциации Украина — ЕС) — П.Порошенко заявляет об угрозе потери «части суверенитета». Или когда публично он выступает за последовательную борьбу с агрессивной политикой РФ — и в то же время имеет экономические интересы в России.

И последнее — восстановлена ли справедливость? Ответ понятен — НЕТ. В Украине нет справедливого суда, малый и средний бизнес остается под давлением нереформированных репрессивных налоговых структур, реформа силовых структур фрагментарная и незавершенная, к реформе государственного службы только присматриваются, контроль за ресурсами государства до сих пор находится в руках олигархов и клептократов, отсутствует реально политическое представительство общества и т.д. Все это реформы, которые не проведены или заторможены.

Как следствие этого — украинское общество дает негативную оценку политике П.Порошенко, и на сегодняшний день, как мы это видим в последних социологических опросах, — действующий Президент имеет лишь 4-ю позицию в уровне доверия среди всех потенциальных кандидатов в Президенты на 2019 год.

Это означает для П.Порошенко не только недоверие к его политическому курсу — а исчерпание общественного консенсуса относительно его президентства и перспектив его второй каденции. Для большинства граждан П.Порошенко не выполнил взятых на себя обязательств — МИР (окончание войны), РЕФОРМЫ и СПРАВЕДЛИВОСТЬ (как преодоление коррупции, деолигархизация, независимая судебная система). Ни по одному пункту.

Тем временем, за недоверием П.Порошенко, возможно, впервые в истории независимой Украины, стоит и недоверие и потеря консенсуса относительно ПРЕЗИДЕНТСТВА как такового. Сегодня ни один из перспективных кандидатов не имеет достаточной поддержки избирателей — все колеблются в нише 10—12 % и около 40% украинцев не знают, за кого голосовать.

Президентство П.Порошенко не стало в чем-то хуже, чем президентство его предшественников, однако оно показало — в Украине что-то не так с самим институтом президентства. Поскольку даже после Революции Достоинства Президент остается в постсоветском формате и тяготеет к авторитаризму и монополизму больше, чем к демократии и соблюдению распределения власти. И очень часто политика П.Порошенко копирует не, как следовало бы ждать, политику ЕС и Запада, а политику  враждебной нам России (Кремля).  Это и специфика работы с масс-медиа, и реальная роль СБУ и ГПУ (которые нацелены на выполнение не свойственных им политических и репрессивных функций), постоянные попытки ограничить возможности гражданского общества,  превышенное влияние Президента на экономическую политику, на органы региональной и местной власти и в целом на политический процесс в стране.

Поэтому самый ключевой вопрос сегодня — готовые ли украинцы опять доверить «президентскую булаву» кому-нибудь из кандидатов или, возможно, стоит провести конституционную реформу, которая изменит дизайн политической системы и перераспределит полномочия между разными политическими институтами.

Однако сегодняшнее нескрываемое желание П.Порошенко, несмотря на падение уровня доверия к нему со стороны общества, — идти на второй срок и выигрывать любой ценой (а рядом есть еще один кандидат с таким же виденье победы любой ценой — Юлия Тимошенко), — говорит лишь об одном —  если кто-то из этих кандидатов выигрывает выборы — это будет победа с нулевой суммой. То есть победа одного и проигрыша всех.  Проигрыша для страны. И это опасная перспектива для страны.

В то время как мудрость Президента должна была бы проявиться не в трансляции личных амбиций и воли к власти. А в том, чтобы остановить гонку президентских амбиций, которые уже принимают вид шоу актеров, а не политических лидеров, и начать процесс изменения политической системы. Цель которых — создать более сбалансированную, больше демократическую (там, где граждане бы имели больше влияния и представленности в политике) и распределенную систему институций.

«К ВРАЖЕСКОМУ ВОСТОЧНОМУ ФРОНТУ МЫ НА СЕГОДНЯ ИМЕЕМ «ОБНАЖЕННЫЙ», НАСТОРОЖЕННЫЙ К УКРАИНЕ ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ»

Алена ГЕТЬМАНЧУК, директор Центра «Новая Европа»:

— Президентство Петра Порошенко — это президентство, которое  больше ли всего из всех предыдущих президентств определяется масштабным внешним кризисом в добавление к внутреннему. Умение привлечь международную поддержку для противостояния агрессии России стало наиболее востребованным качеством президента Украины образца 2014—2018 гг. В целом, Порошенко с этой задачей справился достаточно неплохо. Максимум, что можно было получить за это время от международного сообщества — внедрения, удержания, а местами и усиление санкций относительно России, исключения и не возвращения ее в G7, принятие решения о предоставлении Украине летального оборонного оружия со стороны США — было достигнуто. Попутным ветром для Украины в контексте международного сдерживания  России стали факты российских гибридных атак  на территории ключевых стран Запада (США, Франции, Германии, Британии), которые усиливали украинский дискурс о России как угрозе, а не возможности.

Украине  также удалось убедить международных партнеров и сохранить по сегодняшний день политику «сначала безопасность» в подходе относительно разрешения конфликта на Донбассе. Стратегия покупки времени, которая стала одной из характерных черт президентства Порошенко, в контексте выполнения Минских договоренностей  как раз сработала. Даже на четвертом году президентства Порошенко сумел сохранить дружеские отношения с таким критически важным  для Украины партнером как канцлер Германии Ангела Меркель (с Ющенко и Януковичем отношения у лидера ФРГ были испорчены уже на первом году президентства).

Таким образом, Порошенко довольно неплохо за эти четыре года исполнил роль президента страны-жертвы, хотя войну  на востоке это, к сожалению, не остановило. Что же касается президента страны-победителя, или, по крайней мере, страны-ответственного партнера, то здесь есть вопрос.

Кроме получения безвизового режима с ЕС, что является безоговорочным  достижением, существует проблема  с раздачей обещаний, которые  потом не выполняются и провоцируют трения и недоверие со стороны важных международных партнеров. Нехватка такого доверия сейчас наблюдается с нашим ключевым партнером — Европейским союзом. Заметна серьезная фрустрация взаимным диалогом как в Киеве, так и Брюсселе. Сохраняется достаточно высокий уровень недоверия между Украиной и НАТО. Если в контексте выполнения Минских договоренностей, тактика «покупки времени» сработала, в контексте выполнения взятых на себя обязательств относительно реформ по линии европейской и евроатлантической интеграции, «покупка времени», затягивание решений, которые в конечном итоге все равно приходилось или придется принимать, ослабили позиции Президента и Украины. Произошла потеря доверия к  Украине как стране, которая ищет не возможностей для  быстрого реформирования, а поводов, почему та или другая реформа не может состояться именно сейчас.

Очевидно, не был  достаточно учтен тот факт, что поддержка Украины  со стороны Запада не будет продолжаться только  на основании того, что территориальная целостность Украины была нарушена. Взаимосвязь между видимыми внутренними преобразованиями в Украине и ее внешним восприятием  оказался намного сильнее.

Одним из наибольших поражений при президентстве Порошенко является потеря  дружеских, доверительных отношений со стороны наших непосредственных европейских соседей. К вражескому восточному фронту мы на сегодня имеем «обнаженный», настороженный к Украине западный фронт.

5 ПОЗИТИВОВ ПРЕЗИДЕНТА

Олеся ЯХНО, кандидат политических наук:

— Начиная с 2014 года, Украина находится в новых реалиях, когда к внутренним вызовам (запрос на реформы, сформированный во время Революции Достоинства) добавились внешние вызовы, связанные с военной агрессией РФ и необходимостью возобновления территориальной целостности Украины. Эти две задачи одинаково являются жизненно необходимыми для  сохранения Украинской государственности. Поскольку у нас в публичном пространстве доминирует критика, начну с позитивов, которых нам удалось достичь за последние годы.

1. Значительные шаги в направлении евроатлантической интеграции. В частности, безвизовый режим с ЕС и ратификация Соглашения об ассоциации Украина — ЕС. В отношениях с НАТО Украина получила статус страны-аспиранта и имеет высший уровень сотрудничества среди стран-нечленов Альянса.

2. Предотвращение большой войны России против Украины и попыток дестабилизировать ситуацию изнутри. Усиление обороноспособности Украины. Идет речь и об увеличении численности армии, и о переходе на контрактную армию, и о существенном повышении финансирования армии в целом и заработной платы военнослужащим в частности. Кроме того, произошли существенные сдвиги в подготовке высокомобильных десантных войск, созданы Силы специальных операций, в соответствии со стандартами НАТО. Мы получили оборонное летальное оружие от США («Джавелины») и разработали собственный противотанковый ракетный комплекс «Стугна». Еще один важный показатель — уровень доверия граждан к Армии, почти наравне с Церковью.

3. Сохранение международной коалиции в поддержку Украины, продолжение экономических санкций против России со стороны ЕС и усиление санкций со стороны США. Иски против России в Международный суд ООН, принятие ряда важнейших резолюций ООН, в частности по Крыму.  Выигрыш Украины в Стокгольмском арбитраже у «Газпрома». Также выигрыш Украины (лиц от Украины) в Третейском суде в Гааге.

4. Преодоление негативных тенденций в экономике, переход от экономической выживаемости (предотвращение дефолта и прекращение падения ВВП) — к макроэкономической стабилизации ситуации и (пока) незначительному росту. Сокращение уязвимостей/ зависимостей от России (политических, экономических, информационных. Переориентация Украины с рынков СНГ на другие рынки.

5. Запуск нескольких важнейших реформ, в частности судебной, пенсионной, медицинской, а также реформы децентрализации.

Что касается задач/вызовов/проблемных позиций, выделила бы следующие сферы.

1. Отсутствие качественной коммуникации. Власть преимущественно оправдывается после обвинений тех или других оппозиционных политиков, вместо того чтобы заблаговременно разъяснять свои шаги, планируемые изменения.

2. Корпоративное сопротивление со стороны отдельных общественных групп тем или другим изменениям (судей — изменениям в судебной системе, медиков — в медицинской, депутатов — в вопросе ограничения депутатской неприкосновенности).

В целом, можно говорить о том, что президент Порошенко в своей работе делает акцент на долгосрочных, стратегических темах. В частности, гуманитарная тематика (в том числе усилия, необходимые от государства, относительно создания Единой поместной православной церкви), вопрос обороноспособности и безопасностной составляющей (в том числе тема членства в НАТО), структурные реформы и так далее. Неизвестно, как быстро эти темы дадут «электоральный результат», то есть, значительную поддержку общества. Но при любых обстоятельствах это те шаги, которые необходимо делать с точки зрения сохранения и развития Украинской государственности.  

«ПРЕЗИДЕНТ МОГ СДЕЛАТЬ АНТИКОРРУПЦИОННУЮ РЕФОРМУ УСПЕШНОЙ»

Руслан РЯБОШАПКА, эксперт:

— Антикоррупционная реформа двигалась ровно до тех пор, пока она не начала представлять угрозу для правящей коалиции. Быстрый прогресс в принятии эффективного антикоррупционного законодательства сменился препятствованием и попыткой взять под контроль процесс его внедрения.

Да, Президент внес на рассмотрение парламента законопроект относительно Национального антикоррупционного бюро, обеспечил проведение конкурса на должность директора НАБУ и первые шаги по созданию бюро.

Проблемы начались, когда в Администрации президента прочитали закон о предотвращении коррупции в части е-декларирования — с тех пор было сделано все, чтобы декларации не стали эффективным антикоррупционным инструментом.

Сначала по инициативе члена парламента, который представляет политическую силу Президента, декларирование пытались отложить, а режим декларирования существенно смягчить. Когда это не удалось, коалиция президента и его партнеров с БПП и  «Народного фронта» препятствовала внедрению декларирования, используя спецслужбу по защите информации и специальной связи, устраивая провокации с фейковыми декларациями, блокированием работы Реестра деклараций, организовав настоящий террор против тех, кто боролся за эти декларации. После того как декларирование все-таки заработало, пошли иным путем — взяли под контроль НАПК, которое проверяет декларации, и пытались взять под контроль НАБУ, который привлекает к ответственности за неправдивые данные в декларациях и за незаконное обогащение.

В результате можно утверждать, что антикоррупционная реформа удалась наполовину. Причем виноваты в этой половинчатости реформы власть — как Президент, так и парламентская коалиция, на которую он опирается.

Президент мог бы сделать реформу успешной, однако избрал иной путь, приложив максимум усилий для торможения антикоррупционных преобразований.

Иван КАПСАМУН, Алла ДУБРОВЫК-РОХОВА, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ